ВСЕ НА СТРОИТЕЛЬСТВО ВПК! - Политическая ситуация в Украине. Новости, обзоры, аналитика, эксклюзивы. - zn.ua

ВСЕ НА СТРОИТЕЛЬСТВО ВПК!

9 июня, 2000, 00:00 Распечатать

Не исключено, что именно такой клич скоро раздастся в стране. Ибо, как выяснилось на девятом году н...

Не исключено, что именно такой клич скоро раздастся в стране. Ибо, как выяснилось на девятом году независимости, осколки военно-промышленного монстра, доставшиеся в наследство от СССР, и военно-промышленный комплекс — не одно и то же. Так или иначе, ситуация в оборонно- промышленном секторе настолько взволновала главу державы, что в последних числах мая он своим решением создал рабочую группу, которая в ближайшее время представит предложения и единое видение, как управлять ВПК и как его развивать. Группу возглавил заместитель главы администрации Президента Василий Роговой, а в ее состав вошли председатель комиссии по политике экспортного контроля и военно-технического сотрудничества с зарубежными государствами при Президенте Владимир Радченко, генеральный директор госкомпании по экспорту и импорту продукции и услуг военного и специального назначения «Укрспецэкспорт» Валерий Малев, заместитель председателя Государственного комитета промышленной политики Валерий Казаков, руководитель департамента Минэкономики Владимир Чумаков, заместитель министра финансов Петр Германчук и еще несколько руководителей ВПК. Поговаривают, что фабула такова: украинский ВПК построить еще можно, а именно, если обходиться с ним правильно, на это потребуется около 15 лет. Но можно и потерять, на что может уйти не более пяти лет.

ЗАВТРА БУДЕТ ЛУЧШЕ, ЧЕМ ВЧЕРА...

«Оборонка» как кусочек весьма лакомый во все времена притягивала, и даже не одно ведомство. Так или иначе, на военно-промышленную политику нашего государства влияли (или хотели влиять) управленческий аппарат главы державы, Совет национальной безопасности и обороны, Министерство промышленной политики (ныне Госкомитет), Минобороны, Минфин, СБУ, структуры, реализовывающие продукцию за рубеж, Госэкспортконтроль, всевозможные комиссии и еще ряд ведомств и персоналий. В общем, более чем достаточно. Вряд ли было бы новостью сообщение о том, что интересы одного ведомства часто не совпадают с интересами другого.

Принимая во внимание справедливое замечание одного из членов упомянутой рабочей группы, заместителя министра финансов Петра Германчука, что сегодня для оборонных предприятий «не может быть объема производства, а критерием должен быть лишь объем реализации», поставим во главу угла портфель заказов предприятий, без которого национальный ВПК никогда не выживет. А потому нет сомнения, что именно благодаря межведомственным баталиям в Украине принято решение достроить крейсер «Украина», абсолютно не вписывающийся в доктринальные рамки страны, но зато невозможно найти деньги на необходимые ВМСУ новые корветы. По той же причине малый десантный корабль на воздушной подушке (типа «Зубр») не сумел попасть на тендер в Грецию (к счастью, сумели продать его и без непосредственного участия в тендере). А некоторые контракты по судостроению для иностранных заказчиков оказались едва ли не убыточными. Не исключено, что по этой же причине намного меньше, чем могло бы, направлялось средств на финансирование проекта Ан-70, что может теперь самым удивительным образом отразиться на его судьбе.

Система кредитования перспективных проектов сегодня в стране не действует, инвестиции в разработки и производство конкурентоспособной техники делают лишь сами торговцы оружием, с подготовкой к экспорту критических технологий тоже туговато (опять-таки, ГК «Укрспецэкспорт» собственными силами «довела до ума» 31 технологию), но если говорить о стране, то именно технологии могли бы стать, но не стали клондайком для развития ВПК.

Почти год прошел с момента получения рядом предприятий прав спецэкспортера, и, кажется, на некоторых заводах уже начинают понимать, что самолеты и танки сами не ходят продаваться. Никто не покупает продукцию только потому, что она хорошая. Первым тревожным сигналом стало сокращение на ГП «Харьковский завод им. Малышева» 1,5 тыс. рабочих.

Как считает гендиректор одного из самых успешных украинских оборонных предприятий — запорожского ОАО «Мотор-Січ» Вячеслав Богуслаев, глобальные проекты отечественных производителей нуждаются «в политическом и дипломатическом сопровождении на внешних рынках». К примеру, украинские специалисты входят в состав российской делегации, которая проводит переговоры в Турции о возможных поставках Анкаре 145 боевых российских вертолетов «КА-50-2» (на них в случае победы Украина поставит авиадвигатели). Богуслаев заметил, что если российская делегация вручила президенту Турции послание главы РФ Владимира Путина и уже провела переговоры по вопросам завершения тендера с новым турецким премьер-министром, то Украина представлена даже не первым руководителем предприятия.

В свое время в стране была правительственная комиссия, заседавшая под руководством первого вице-премьера. Однако, так случалось, что первые вице были довольно далеки от вопросов «оборонки», потому решения принимались, как сегодня утверждают, не самые лучшие. Наконец, последняя правительственная комиссия (кстати, де-юре существующая и по сей день) была организована таким странным образом, что реально так и не смогла приступить к реализации государственной промышленной политики. Причем ее недееспособность была запрограммирована уже в момент формирования. Так, распоряжение о ее создании, подписанное 16 декабря прошлого года, предписывало реализовывать ряд мероприятий Министерству промышленной политики Украины, которое указом Президента Украины от 15 декабря перестало существовать. То же касается и многих людей — Анатолий Кинах, возглавивший комиссию, в считанные дни оставил коридоры власти.

Однако, как вопросы управления ВПК, так и главный вопрос украинской «оборонки» — двигаться по польскому сценарию, безжалостно закрывая нерентабельные заводы, или делать хорошую мину при никакой игре, стали еще острее. Например упомянутый уже П.Германчук считает необходимым ориентироваться лишь на сильные, закрепившиеся на рынке предприятия ВПК, а «те, кто легли, должны умереть». Оружейный бизнес в стране заработал неплохо, но отсутствие государственного подхода в промышленной политике может легко свести к нулю удачные начинания на рынке вооружений. Кроме того, понижение статуса правительственного органа, отвечающего за реализацию промышленной политики, и подчинение Госслужбы экспортного контроля Министерству экономики явно не пойдут на пользу ни «оборонке», ни самому оружейному бизнесу.

Это нужно чем-то компенсировать. По всей видимости, реализация сверхзадачи ляжет на плечи создаваемого органа — комиссии по вопросам военно-промышленной политики (название может трансформироваться в процессе деятельности рабочей группы, но оно не так важно) при Кабинете министров Украины (или при Президенте Украины). Новоиспеченная структура займется, прежде всего, выработкой государственной политики в отношении ВПК, какую военную технику Украина будет выпускать самостоятельно и иметь замкнутый цикл производства (при этом также должны быть определены и приоритетные направления). Какую будет производить в кооперации с иностранными партнерами, какую будет закупать вместе с лицензией на производство (чтобы в будущем иметь возможность и продавать ее, это практикует большинство стран — импортеров оружия). Какую просто покупать для нужд Вооруженных Сил Украины.

Представители ВПК считают, что многотомная программа развития вооружений и военной техники, которая будет представлена на рассмотрение Совету национальной безопасности и обороны Украины через три месяца, не дает ответов на эти вопросы и учитывает исключительно интересы военного ведомства. Не говоря уже о том, что приоритетов в программе так много, что для ее реализации необходимо 9 млрд. долл., которых нет и которых не будет. Например, командующий ВВС очень хочет, чтобы в Украине появился многоцелевой самолет собственной разработки. Командующий войсками ПВО справедливо требует средств для создания нового зенитно-ракетного комплекса. Командующий Ракетными войсками и артиллерией говорит о необходимости создания собственной высокоточной ракеты. Но даже в самом военном ведомстве, (в частности, командующие видами ВСУ и начальник вооружения) политику развития вооружений видят по-разному. Для изучения вопроса в военном ведомстве создан институт с генерал-майором во главе. Так что командующий видом ВСУ в чине генерал-полковника вполне может «подсказать» правильное направление развития вооружений. Предполагается, что все эти проблемы сумеет «залатать» комиссия, которой будет дано право вносить коррективы в решение по направлению финансовых потоков от реализуемых Украиной на внешнем рынке вооружений, в частности, из запасов Минобороны. Правда, это может самым непосредственным образом отразиться на объемах зарабатываемых военным ведомством внебюджетных средств, поскольку львиную долю средств за реализованные танки, средства ПВО и другую «бэушную» технику из арсеналов Минобороны комиссия может направить не в военное ведомство, а на решение промышленных задач. Военным обещают разумный баланс. Но если дело пойдет по такому сценарию, в 2001 г. Минобороны вряд ли сможет рассчитывать на заработок в размере 908 млн. грн. — именно столько МО получило в 2000-м.

УСПЕХ ОПРЕДЕЛЯЕТСЯ РАДИУСОМ...

той звезды, что в созвездии Президента. Действительно, существует большая разница между комиссией при Президенте Украины и комиссией при Кабинете министров Украины. Вполне естественно желание членов правительства повернуть русло новой реки в свою сторону, тем более, что именно Кабмин является исполнительным органом власти. Кроме того, по мнению людей из самого Кабмина, в государстве «достаточно органов управления, которые могут повлиять на решения в сфере ВПК, если есть какие-то разногласия в правительстве. Но главные коррективы все равно вносит Президент». Однако это лишь часть правды.

Поскольку изначально было определено, что успех ВПК базируется на толщине портфеля заказов предприятий, именно оружейный экспорт может стать движущей силой для возрождения и развития комплекса. А раз так, то важно не только не разучиться быстро заключать контракты, но и научиться быстро определяться, куда именно вкладывать деньги. Так вот, опыт заключения контрактов на экспорт оружия подсказывает генералам от ВПК, что успех всего задуманного предприятия будет определяться степенью доступа главы комиссии к Президенту. Именно оперативность может сделать управление ВПК действенным.

В кулуарах ходят упорные слухи, что глава державы сам склоняется к тому, чтобы комиссия была ближе к нему, чем к премьеру. Возникает лишь одно «но» — как сделать комиссию не совещательным, а исполнительным органом. Ведь уже известны случаи, когда рекомендации другого, но очень похожего органа — комиссии по политике экспортного контроля и военно-технического сотрудничества с зарубежными государствами при Президенте Украины, не превращались в решения ввиду совещательного статуса самого органа. Не потому ли не лишена смысла идея — в случае создания второй комиссии по вопросам промышленной политики при Президенте Украины в последующем объединить их вместе в один исполнительный орган? Близкие к Банковой люди говорят, что такое развитие вполне возможно. А еще не исключено, что личность председателя структуры окажется до боли знакомой — говорят, что реализовывать политику и торговли оружием, и его создания-производства доверят тому, кто долгое время уже был куратором оружейного бизнеса.

Хотя, конечно, управление ВПК — понятие весьма условное в наше время, учитывая нынешнее тяготение к негосударственным формам управления предприятиями. Государство может управлять только через налоговую политику. Время административных методов уходит. А все-таки хочется видеть ВПК окрепшим, независимо от межведомственных закулисных боев.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно