«Все, чем могу...»

29 апреля, 2010, 17:27 Распечатать

Глава Минтопэнерго Юрий Бойко заявил: «Украина как страна, имеющая большие возможности в сфере эн...

Во вторник, 27 апреля, «Зеркало недели» опубликовало российский проект «Соглашения между правительством Российской Федерации и правительством Украины о расширении стратегического сотрудничества в области энергетики». В случае подписания соглашения в предложенном варианте Владимир Путин, безусловно, выиграет у Дмитрия Медведева в схватке за украинские трофеи: Медведев принес России Крым, Путин — Украину.

Учитывая беспрецедентную закрытость, при которой принималось решение об увязке срока пребывания ЧФ РФ в Крыму и цены газа, «ЗН» посчитало необходимым: а) проинформировать общественность о готовящемся энергетическом соглашении; б) предупредить о растяжках и минах, которые пытается заложить в него российская сторона; в) мобилизовать экспертное сообщество на ревизию российских предложений; г) дать возможность правительству учесть в своей работе общественное и экспертное мнение по поводу российских предложений.

После публикации «ЗН» глава Минтопэнерго Юрий Бойко заявил: «Украина как страна, имеющая большие возможности в сфере энергетики, готова привлекать на партнерских взаимовыгодных отношениях для участия в совместных проектах все заинтересованные стороны. Это отвечает стратегическим интересам страны в сфере транзита энергоносителей, генерации и развития ресурсной базы». Редакция пыталась получить более конкретный ответ министра по поводу его представлений о «партнерских взаимовыгодных отношениях», но Юрий Анатольевич оказался занят. Впрочем, ответ будет получен после подписания окончательного варианта соглашения либо развивающих его отраслевых двусторонних документов.

«Отвечая на вопрос о сроках подписания межправительственного соглашения РФ и Украины о расширении стратегического сотрудничества в сфере энергетики, глава Минэнерго РФ Сергей Шматко сообщил, что 30 апреля в Сочи может быть принят «ряд документов на корпоративном уровне». Он уточнил, что речь идет о сотрудничестве в области электроэнергетики», — сообщает «Интерфакс». «Часть документов может быть принята позже», — добавил Шматко.

По информации «ЗН», основная масса документов будет готова к 17 мая — дате приезда Дмитрия Медведева в Украину. А в Сочи велика вероятность одобрения одного из них — о сотрудничестве в сфере гидроэнергетики — как наиболее согласованного и не вызывающего разночтений.

Что же касается рамочного соглашения и еще более значимых отраслевых двусторонних соглашений в каждой из сфер — газа, нефти, производства и экспорта электроэнергии, атомной энергетики и т. д., то, как заверил «ЗН» источник в окружении премьер-министра Украины, «российский вариант и подходы украинскими специалистами будут значимо откорректированы. У нас для этого достаточно компетентных людей. Опубликованный «Зеркалом недели» проект соглашения — запросная позиция россиян. У украинского правительства — есть своя. И премьер не пойдет на ущемление интересов Украины».

Допустим, что в этом случае представления Николая Азарова о национальных интересах совпадают с самими интересами. Заметим, что премьер-министр публично отдал распоряжение о подготовке «украинского варианта» соглашения в сфере атомной энергетики. Однако: а) кто сказал, что последнее слово в вопросах энергетики будет за Азаровым; б) выдержат ли те, за кем оно может быть — Янукович, Клюев, Бойко — давление конкурирующего с Медведевым Путина; в) не возьмет ли верх желание заработать с понимающими наши «правила игры» российскими компаниями над потребностью реализовывать более современные проекты с представителями цивилизованного бизнеса? Ответа ждать недолго. А пока вкратце напомним вам о проблемных местах в российском варианте рамочного соглашения (см. полный текст соглашения на сайте «ЗН»), а также приведем мнения по поводу «братских» предложений видных украинских экспертов. Некоторые из них попросили не называть их имен. Времена нынче такие…

«Партнерские и взаимовыгодные отношения»: юридический аспект

Итак, Россия хочет, кроме рамочного межправительственного соглашения, заключить отдельные соглашения «о расширении сотрудничества на частноправовой основе»:

в газовой отрасли — «беспрепятственный доступ экспертов на объекты ГТС Украины», создание СП «для закупки и реализации газа на территории Украины», отказ Украины «от иммунитета против судебного разбирательства, предварительных мер обеспечения исковых требований и приведения судебного решения в исполнение», «прекращение действия ранее заключенных межправительственных соглашений в газовой сфере»;

в нефтяной отрасли — межправительственные соглашения о поставках и транзите нефти по территории Украины, совместной разработке и утверждении методики (механизма) расчета тарифов на транзит нефти, согласовании транзитных тарифов с РФ;

в электроэнергетике — практически полный контроль над единой энергосистемой Украины, право экспорта российской электроэнергии на Запад и в результате превращение Украины в импортера еще и российской электроэнергии;

в атомной энергетике — практическая монополия на поставку ТВС и разработка стратегически важного месторождения урановых руд — Новоконстантиновского.

В российском проекте межправительственного энергосоглашения есть приложение, предметно касающееся гидро- и тепловой энергетики. Но в сумме все это — звенья одной цепи, в которую, похоже, решили заковать Украину.

Юридические эксперты и практики по просьбе «ЗН» настолько глубоко проанализировали последствия для Украины (в случае подписания проекта РФ), что для изложения всех нюансов надо бы сделать спецприложение к «ЗН». Поэтому мы решили акцентировать внимание на наиболее принципиальных моментах.

1. Предусмотрены только обязательства Украины и только права РФ. Взаимность — характерная для практически любого международного договора — в российском проекте отсутствует как таковая.

2. Речь идет исключительно о действиях на территории Украины. Паритет отношений в российском проекте вообще не предусмотрен.

3. Заложенный в проекте соглашения принцип неприкосновенности собственности хозсубъектов РФ может означать (его конкретное содержание должно быть уточнено сторонами дополнительно), что ни один из проверяющих органов Украины не будет иметь возможности применить против хозсубъектов РФ на территории Украины меры принудительного характера без их на то согласия (например, добиться уплаты штрафа, исполнить судебное решение).

Проще говоря, режим работы для таких предприятий РФ практически уравнивается с дипломатической неприкосновенностью, а сами они получат своего рода «иммунитет» в рамках правовой системы Украины. С одной стороны, это защищает их от так называемой экспроприации (хотя гарантии на этот счет и так предусмотрены законодательством Украины). Но с другой — существенно ограничит возможности украинских контролирующих органов проверять деятельность таких предприятий законодательно установленным способом.

4. Проект соглашения фактически предусматривает (причем, как бы «между прочим») прекращение до сих пор действующих трех ключевых межправительственных «газовых» соглашений (1994 года — о транзите газа, от 22.12.2000 г. — о гарантиях транзита, от 4.10.2001 г. — о дополнительных мерах по обеспечению транзита), которые наделяли Украину пусть и формальными (просто не было политической воли для их практического применения), но все же гарантиями российского правительства и рычагами для отстаивания украинских интересов.

Теперь же предлагается сотрудничество в газовой сфере развивать на «частноправовой основе». Одним из последствий этого станет сокращение уровня какой-никакой, но транспарентности отношений в сфере транзита и поставок газа, а также использования газовых подземных хранилищ (попытайтесь получить какую-либо значимую информацию от субъекта хозяйствования).

Переход к ныне действующим межправительственным соглашениям в 2000 году гарантировал на пять лет стабильность газовых отношений (в период после ухода от власти Ельцина). Нынче же «стабильность межгосударственная» должна уступить место «стабильности корпоративной».

5. РФ окончательно на международно-правовом уровне закрепляет запрет на реэкспорт (а практически, и на экспорт) газа украинской стороной, в т.ч. среднеазиатского. Этим подтверждается такой же запрет (только на корпоративном уровне), навязанный «Нафтогазу» договоренностями от 4 января 2006 года, когда на украинском рынке появилось «РосУкрЭнерго». В этой связи примечательно, что в свое время Европейская комиссия вынудила «Газпром» пересмотреть положения его контрактов с европейскими компаниями-покупателями газа о запрете реэкспорта газа. Еврокомиссия справедливо и жестко отстояла позицию о том, что подобный запрет является нарушением конкурентного законодательства.

6. Предусмотрено СП для реализации газпромовского газа на территории Украины. Это может означать реинкарнацию «РосУкрЭнерго» и «Укргаз-Энерго» и перераспределение контроля над денежными потоками от торговли газом. Хотя россиянам при той же схеме нужны незапятнанные учредители. Министр Минэнерго РФ С.Шматко говорит, что для реализации газа на рынке Украины «Газпрому» пока достаточно присутствия на нем стопроцентной дочерней компании «Газпрома» — «Газпромсбыт Украина», пятилетняя лицензия которой позволяет продавать промпредприятиям 25% импортируемого Украиной газа.

7. Предусматривает возможность рассмотрения хозспоров, когда истцами могут выступать хозсубъекты РФ, а ответчиком может быть государство Украина. Такая возможность актуальна только при участии государства в коммерческой деятельности. Иными словами, в случае, если украинский Кабмин либо самостоятельно будет торговать газом вместо «Нафтогаза», либо предоставит какие-либо (какие?) гарантии «Газпрому». Либо же данная возможность является элементом более глобальной схемы (например, дополнительной гарантией выполнения продленных соглашений по Черноморскому флоту). (В любом случае, при практической реализации такой возможности когда-то арестованный самолет в Канаде покажется детской шалостью.)

8. Односторонний отказ Украины от иммунитета в судебных рассмотрениях. Это наибольшая опасность!

Предусматривается, что правительство Украины даст согласие на судебное рассмотрение хозспоров иностранными судами и/или международными арбитражами, а также на принудительное исполнение принятых ими решений. Само по себе такое положение является более-менее распространенным в мире, но применяется оно в тех случаях, когда государство выступает непосредственным участником коммерческой деятельности. В нашем же случае и транзит, и поставки газа регулируются соглашениями между «Нафтогазом» и «Газпромом»: государство не является участником таких соглашений. Кроме того, какой смысл закреплять отказ Украины от иммунитета в газовой сфере, сотрудничество в которой одновременно предлагается перевести исключительно на «частноправовую» основу?

В случае подписания российского энергопроекта межправительственного соглашения любой суд в российской глубинке может вынести решение об аресте госимущества Украины. А, возможно, все это и нужно для того, чтобы справедливый российский суд принял такое же справедливое решение по поводу газотранзитной системы Украины, собственником которой и является наше государство?

9. Межправительственное соглашение не должно быть «соглашением о капитуляции» Украины. Оно должно быть равноправным и должно основываться на общепринятом в международной практике принципе взаимности. В российском проекте межправительственного Соглашения о расширении стратегического сотрудничества в области энергетики нет и намека на паритетность и взаимность прав и обязанностей сторон. Так что если 30 апреля в Сочи премьеры Н.Азаров и В.Путин подпишут этот проект — сушите весла.

«Партнерские и взаимовыгодные отношения»: ядерный аспект

Речь идет о полномасштабной кооперации наших ядерных отраслей. Мы предлагаем создать крупный холдинг, который включал бы в себя объединение атомных генераций, объединение атомного машиностроения и топливного цикла… Если украинские специалисты посчитают, что это слишком революционное предложение, мы готовы действовать поэтапно, по отдельным шагам.

В.Путин (из стенограммы встречи В.Путина и В.Януковича 26 апреля 2010 года в Киеве).

Ситуацию в атомной энергетике прокомментировала Ольга КОШАРНАЯ.

Статья 5 проекта соглашения, посвященная сотрудничеству в ядерной отрасли, написана вне жанра рамочного межправительственного документа. Ее текст выглядит как протокол по итогам встречи двух руководителей правительств, дающих поручение хозяйствующим субъектам: «В срок до
1 июня 2010 г… в течение ІІ квартала 2010 г… в течение ІІІ квартала 2010 г. подписать… в срок до 1 июня 2010 г. заключить»… И говорится о конкретных вещах, таких как строительство энергоблоков №3 и 4 Хмельницкой АЭС, соответствующее кредитное соглашение, долгосрочный контракт на поставку ядерного топлива для энергоблоков АЭС Украины, создание совместного предприятия по разработке Новоконстантиновского месторождения урана в Украине и «внесение необходимых изменений в действующее законодательство Украины в части создания российско-украинского юридического лица для разработки месторождения».

Хотя, по идее, должны были быть определены конкретные направления деятельности, например строительство атомных энергоблоков в третьих странах, совместная деятельность по продлению ресурса и т.д. При этом в заключительной статье соглашения говорится о том, что оно «заключено на неопределенный срок и вступает в силу с момента подписания». В приложении к проекту соглашения в перечень проектов для совместного осуществления в рамках расширения сотрудничества между РФ и Украиной в сфере электроэнергетики включены только конкретные объекты, расположенные, заметьте, исключительно в Украине.

Как-то странно это все выглядит, дискриминационно и не по-партнерски. Получается точно по рецепту известного анимационного персонажа: «Совместный труд для моей пользы — он объединяет».

В проекте соглашения отсутствуют подобные «поручения» об изменении соответствующего действующего российского законодательства и не перечислены конкретные объекты для совместной деятельности в РФ. Между тем в апреле
2008 года в РФ вступил в силу закон «О порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны и безопасности государства». Этим законом устанавливаются ограничительные изъятия для иностранных инвесторов и для группы лиц, в которую входит иностранный инвестор, при их участии в уставных капиталах хозяйственных обществ, имеющих стратегическое значение для обеспечения обороны и безопасности государства. В статье 6 этого закона определены виды деятельности, которые имеют такое стратегическое значение для страны. Из 42 видов семь касаются деятельности, связанной с ядерно-топливным циклом и ядерной энергетикой. Например, п. 4 «Размещение, сооружение, эксплуатация и вывод из эксплуатации ядерных установок, радиационных источников и пунктов хранения ядерных материалов и радиоактивных веществ, хранилищ радиоактивных отходов»; п. 5 «Обращение с ядерными материалами и радиоактивными веществами, в том числе при разведке и добыче урановых руд (!!!— О.К.), при производстве, использовании, переработке, транспортировании и хранении ядерных материалов и радиоактивных веществ»; п. 9 «Конструирование и изготовление оборудования для ядерных установок, радиационных источников…»

Возникает естественный вопрос: «крупный холдинг с объединением атомных генераций, объединением атомного машиностроения и топливного цикла» премьер-министр РФ собирается создавать из украинских предприятий в Украине с российским участием? Да уж, предложение воистину революционное. Впрочем, его чуть было не реализовали в 2006—2007 годах в Украине, когда была создана государственная корпорация «Укратомпром» под руководством А.Деркача именно из подобных предприятий и на этих же принципах и впоследствии упраздненная правительством под давлением президента В.Ющенко и СНБОУ, поскольку деятельность ее руководства представляла угрозу для национальной безопасности. О чем, кстати, «ЗН» уже писало (№30 от 18 августа 2007 года, «Родовые травмы «Укратомпрома»).

Такое впечатление, что общее профессиональное прошлое А.Деркача и В.Путина по части деятельности на ниве обеспечения государственной безопасности СССР и привело к такому единодушию по желательным организационным формам существования ядерной отрасли Украины. Или все-таки А.Деркач честно пытался выполнить указания старшего по званию? Справедливости ради отмечу, что руку к росту аппетита наших российских партнеров в ядерной сфере приложила и сегодняшняя пламенная оппозиционерка Ю.Тимошенко. Ведь именно она в ранге премьер-министра Украины в конце апреля 2009 года на заключительной пресс-конференции после встречи с В.Путиным в Москве сообщила о грандиозных планах сотрудничества между нашими странами в ядерной энергетике и атомной промышленности. Соответствующие протоколы были подписаны, так что пожар сейчас у нас идет по плану.

Здесь хочу обратить внимание читателей на следующий принципиальный вопрос. Если в РФ виды деятельности, имеющие стратегическое значение для обороны и безопасности государства, определены в законе, то в Украине к стратегическим отнесены не виды деятельности, а конкретные предприятия, которые имеют стратегическое значение для экономики и безопасности государства. Список предприятий, а также критерии отнесения к таким предприятиям утверждены всего лишь постановлениями КМУ (от 23 декабря 2004 г. №1734 и от 15 мая 2003 г. №695). Порядок отчуждения госсобственности также регулируется на уровне постановления КМУ. А вот условия проведения конкурсов по продаже контрольных пакетов акций ОАО, имеющих стратегическое значение для экономики и безопасности государства, вообще регулируются инструктивным письмом Фонда госимущества от 1.12.2005 г. №10-35-15158 за подписью видного регионала М.Чечетова. То-то руководство «Укратомпрома» носилось с идеей скорейшего акционирования своего предприятия!

Как вы понимаете, все эти перечни, порядки и условия действующее правительство может изменить без всякого труда в угоду своим российским друзьям. И даже список не подлежащих приватизации предприятий, который регулируется законом, тоже легко исправить, ведь коалиция «тушек» успешно голосует за самые одиозные договоры и законы, наносящие вред национальной безопасности.

Опросив знакомых украинских специалистов, сообщаю Владимиру Владимировичу, что они не одобряют ни «революционное предложение» по крупному холдингу на российских условиях, ни поэтапную и пошаговую экспансию РФ в ядерной сфере, хотя не против разумного взаимовыгодного и равноправного сотрудничества. Только будет ли наше родное правительство прислушиваться к их мнению? Сомневаюсь. Его лозунг, судя по последним событиям, — быстрота и натиск. И такое впечатление, оно не особенно «сушит мозги» и не испытывает угрызений совести и душевных мук по поводу украинских национальных интересов.

«Партнерские и взаимовыгодные отношения»: электроэнергетика

Основные моменты проекта соглашения под названием «Проекты для совместного осуществления в рамках расширения сотрудничества между РФ и Украиной в сфере электроэнергетики» таковы:

1. Строительство и ввод в эксплуатацию 2—7-го агрегатов Днестровской гидроаккумулирующей электростанции (ГАЭС), а также совместный маркетинг произведенной на станции электроэнергии.

Большинство экспертов и энергетиков-практиков утверждают, что Украина в состоянии самостоятельно достроить Днестровскую ГАЭС и тем более торговать произведенной на ней электроэнергией. Государственное ОАО «Укргидроэнерго» (100% акций которого через НАК «Энергетическая компания Украины» опосредованно принадлежат государству в лице Кабмина) обеспечило ввод в эксплуатацию первого гидроагрегата станции в 2009 году. Второй гидроагрегат планируется запустить в 2011 году, третий — в 2012-м.

Строительство Днестровской ГАЭС финансируется за счет оборотных средств «Укргидроэнерго», средств госбюджета, а также кредитных средств Ощадбанка. Также «Укргидроэнерго» имеет многолетний успешный опыт привлечения займов Всемирного банка для реконструкции и модернизации действующих гидроэлектростанций. При этом банки не претендуют на совместный с «Укргидроэнерго» маркетинг электроэнергии, произведенной на эксплуатируемых компанией ГЭС и ГАЭС.

Конечно, россияне заинтересованы поучаствовать в достройке одной из крупнейших в мире ГАЭС, а главное — в торговле пиковой электроэнергией, произведенной станцией, расположенной вблизи границы Украины со странами ЕС. Но зачем это Украинскому государству?

2. Реализация проектов строительства Каневской ГАЭС и Каховской ГЭС-2.

Если действительно заниматься этими проектами, то имеет смысл провести открытый международный тендер. В этом случае у Украины как минимум появится возможность выбора проектов и инвесторов. Делать же это в угоду исключительно РФ, по меньшей мере, недальновидно.

3. Техническое перевооружение и реконструкция действующих ТЭС и ГЭС.

Российские производители и сейчас поставляют оборудование на отечественные ТЭС и ГЭС. Важно, чтобы россияне не монополизировали такие поставки, и у Украины был выбор поставщиков.

4. Проектирование, строительство и ввод в эксплуатацию новых ГЭС, включая малые и гидроаккумулирующие, а также объектов на базе возобновляемых источников энергии.

Никто не против сотрудничества и инвестиций, но на паритетных условиях. Опять же, почему только с РФ?

5. Реализация инвестиционных проектов развития и модернизации распределительных сетей Украины.

Распределительные электрические сети в Украине находятся на балансе областных энергоснабжающих компаний (облэнерго), которые и реализуют проекты по модернизации и развитию этих сетей за счет средств, получаемых в виде выручки от предоставляемых услуг по транспортировке и поставке электроэнергии. Разумеется, этих средств недостаточно. Нужны более серьезные инвестиции.

Не исключено, что в данном случае речь идет о деятельности в Украине группы российских бизнесменов (Александр Бабаков, Михаил Воеводин и Евгений Гинер), которые владеют и управляют несколькими облэнерго — «Житомир-», «Кировоград-», «Одесса-» «Херсоноблэнерго» и «Севастопольэнерго». Вот пусть и занимаются модернизацией подконтрольных предприятий. А о других на конкурсной основе пусть позаботятся другие — инвесторы.

6. Производство, поставка, монтаж и эксплуатация энергетического оборудования.

Этот пункт предполагает дальнейшую кооперацию предприятий энергетического машиностроения. В этом есть свои плюсы и минусы. Все зависит от условий конкретных соглашений и проектов.

7. Заключение Соглашения о мерах по обеспечению параллельной работы ЕЭС России и ОЭС Украины и организация на его базе межгосударственной торговли электроэнергией на сечении Украина—Россия.

По данным «ЗН», пару недель назад украинские ученые, в частности глава НАНУ Борис Патон и энергетики-практики, направили президенту В.Януковичу экономическое обоснование необходимости сохранения в Украине единой энергосистемы. Они хотели обратиться к нему с открытым письмом, так как, по их выводам, все идет к тому, что Украину буквально вынуждают стать импортером не только российских нефти и газа, но и электроэнергии.

8. Совместная реализация инвестпроектов по поставкам электроэнергии в третьи страны, в том числе с использованием вставок постоянного тока (ВПТ), совместный маркетинг электроэнергии в страны Балтии.

Один из самых интересных пунктов. Энергосистемы Украины, России, Беларуси и стран Балтии работают параллельно, но не синхронизированы с европейской энергосистемой. Россия крайне заинтересована в установке ВПТ на границе Украины с европейскими странами.

Есть два пути организации поставок электроэнергии из энергосистем Украины и России на наиболее ликвидные рынки стран Европы. Первый — это дорогостоящая и длительная модернизация энергообъектов ЕЭС России и ОЭС Украины, которая позволит синхронизировать эти системы с объединенной европейской энергосистемой. Только Украине для интеграции своей энергосистемы в европейскую, по оценкам Минтопэнерго, необходимо осуществить ряд обязательных мероприятий на общую сумму 8,655 млрд. грн. в период с 2010-го по 2015 год. В частности, на модернизацию электросетей необходимо направить 5,456 млрд. грн., на мероприятия по модернизации и реконструкции генерирующих мощностей — 2,564 млрд., на модернизацию систем управления энергообъектами — 0,63 млрд. грн.

Второй путь организации экспорта электроэнергии из энергосистем Украины и России в Европу — объединение энергосистем через вставки постоянного тока, межсистемные подстанции, которые позволяют обеспечить несинхронную связь между энергосистемами, а также возможность независимого регулирования частоты и мощности в каждой из них. Стоимость создания таких подстанций на порядок меньше, чем расходы на модернизацию всей энергосистемы. При этом строительство ВПТ займет намного меньше времени, чем модернизация национальных энергообъектов.

Харьковский НИИ «Энергосетьпроект» еще в 2004 году по заказу НЭК «Укрэнерго» завершил разработку ТЭО строительства ВПТ на подстанции «Западноукраинская» начальной проектной мощностью 600 МВт с возможным ее наращиванием до 1200 МВт. Тогда расчетная стоимость такой вставки с монтажом оборудования составляла 110—130 млн. долл.

Установка ВПТ на границе Украины с европейскими странами позволит России организовать экспорт собственной электроэнергии в Европу транзитом через украинскую энергосистему. При этом Украина из экспортера собственной электроэнергии превратится в транзитера российской со всеми вытекающими негативными последствиями (сокращение производства электроэнергии и коэффициента использования установленной мощности электростанций, падение валютных доходов государства и налоговых поступлений).

Украинской электроэнергии уже сейчас крайне трудно конкурировать с российской на внешних рынках, поскольку Россия способна обеспечивать более дешевым топливом и АЭС (тепловыделяющие сборки собственного производства), и ТЭС (уголь и газ). Наглядной демонстрацией такого положения дел является борьба Украины и России за рынки Молдовы, Беларуси и стран Балтии, в частности Литвы, которую Украина проигрывает. В будущем ситуация будет только усугубляться.

Европейские компании заинтересованы в импорте дешевой электроэнергии, и для них не имеет значения, где она производится — в Украине или России. Поэтому они будут лоббировать вопрос транзита более дешевой, чем украинская, российской электроэнергии через отечественную энергосистему.

Кстати, Россия уже сейчас через одну из крупнейших в мире ВПТ «Выборг» мощностью 1400 МВт поставляет электроэнергию в энергосистему NORDEL (энергообъединение стран Северной Европы — Финляндии, Швеции, Норвегии и востока Дании).

9. Реализация совместных проектов в области энергоэффективности.

Возможно, но опять же — на паритетных основах. И не только в Украине.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №24-25, 23 июня-6 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно