Уроки кризиса

10 апреля, 2009, 16:13 Распечатать

Так получилось, что в силу своей профессии — концертирующий пианист — последние 15 лет я живу большей частью в Европе, не теряя при этом связи с Украиной...

Так получилось, что в силу своей профессии — концертирующий пианист — последние 15 лет я живу большей частью в Европе, не теряя при этом связи с Украиной. Для меня возможность чувствовать себя человеком мира, наблюдать разное восприятие одних и тех же событий людьми совершенно несхожих ментальностей — огромное преимущество. Отсюда, по всей видимости, и возникло желание высказаться, попытаться осмыслить политическую и общественную ситуацию в нашей стране. Не являясь журналистом, не питая особых иллюзий быть услышанным украинским политикумом, попробую просто поделиться некоторыми наблюдениями, так сказать, со стороны.

О ток-шоу на телевидении

Феномен популярности украинских ток-шоу о политике, начатых Савиком Шустером и клонирующих себя на других телевизионных каналах, по-разному оценивается и зрителями, и самими участниками. Не говоря уже об аналитиках. Некоторые с плохо скрываемой завистью к «прародителю» отмечают актуальность этого формата, другие сетуют на то, что вся реальная украинская политика превратилась в один большой медиаскандал, усиливающийся в пятницу и понедельник, не считая легкой часовой разминки по будням в «Шустер Live». К тому же многие яростные критики сами являются завсегдатаями этих регулярных посиделок.

Не могу согласиться с тезисом, что наши политические ток-шоу — это некий абсурдный образец политики по-украински. Во всех развитых странах традиция обсуждать актуальные политические вопросы по горячим следам и в прямом эфире уже давно устоялась и является неотъемлемым элементом общественной жизни. Кстати, подобные программы там имеют высокий рейтинг. К слову, и сам С. Шустер признает, что его последний формат не ноу-хау, а вдохновлен аналогичным ток-шоу французского телевидения. От себя добавлю: с одним небольшим, но принципиальным отличием. Если у нас участниками дискуссии являются исключительно политики и журналисты, то в цивилизованных странах таких не больше трети, а большинство интеллектуальная элита общества — философы, артисты, ученые, общественные деятели. И как результат — коренное отличие качества осмысления проблем. Я бы сказал, интеллектуальный уровень обсуждения в Украине просто катастрофический, на много порядков ниже. А ведь обсуждение насущных проблем в таких программах и печатных медиа стало в Европе действительно эффективным методом не только анализа событий, но и воздействия на власть. Поскольку у нас это — дело новое, то могло бы (тем более на волне интереса публики) тоже стать хоть каким-то рычагом воздействия на политику. Этого, на мой взгляд, не получилось именно из-за неверного решения приглашать в качестве участников ток-шоу только скандальных политиков и «острых» журналистов.

У нас в стране только они в связке с большим бизнесом и являются реальными участниками политического процесса. Гражданс­кое общество из него практически исключено, а ведь известно, что гражданские институты и особенно представители интеллектуальной элиты — один из мощнейших рычагов влияния на власть. Я уже не говорю об удручающе низком уровне интеллекта и риторики наших политиков…(Иногда создается впечатление, что во власти только двоечники и троечники, а все отличники из этой страны непонятно куда подевались). Только интеллигенция способна предложить политикам фундаментальные проекты; сами они в силу своей постоянной вовлеченности в борьбу за власть не в состоянии генерировать новые, жизнеспособные идеи, их задача — воплощать эти идеи в жизнь. Между тем на Западе не слышащий советов со стороны политик обречен на забвение. В этом во многом и есть суть и важность интеллигенции для общества. Ее востребованность в кризисные периоды истории особенно велика и безальтернативна.

Глядя же на уровень обсуждения кризиса гостями ток-шоу, создается впечатление, что интеллигенция и вообще культура просто не нужны. Ведь приглашение на некоторые ток-шоу представителей поп-культуры и спорта ничего в этом смысле не меняет. Их присутствие помогает организаторам решать другие задачи, к кризисным проблемам никакого отношения не имеющим. Нужен глубокий духовный и философский анализ проблем, а не обсуждение на уровне соседской кухни после рюмки-другой.

Почему я пишу так много о телевизионных программах? Да потому что, по моему глубокому убеждению, как раз они и дают точную картину реального уровня обсуждения и принятия решений нашей властью. Достаточно вспомнить количество принятых в последнее время постановлений и законов, которые буквально через пару дней отменялись ввиду их явной несостоятельности. (И это в лучшем случае! В противном — непродуманное решение упрямо внедрялось в жизнь, нанося очевидный вред). Говоря языком шахматистов, даже на пару ходов вперед не думаем: тактические решения принимаются в большинстве своем ошибочные, а вопрос о наличии стратегического мышления может вызвать только улыбку.

Но власть нашу не критикует, как говорится, только ленивый. Мне же хочется обратить внимание на какие-то возможности улучшения ситуации.

Кризис! Какой кризис?

Ярко живописуя опасности отсутствия мер по борьбе с кризисом, все без исключения политики Украины азартно и увлеченно обвиняют своих оппонентов, прекрасно понимая, что, с одной стороны, на кризис можно спихнуть абсолютно все, и, возможно, достичь своих политических целей быстрее обычного — с другой. То есть мессидж достаточно примитивен: если мне мои неугомонные оппоненты дадут спокойно поработать и я проведу в жизнь нашу простую, ясную антикризисную программу, то ситуация довольно скоро улучшится. Другая сторона не менее уверена: да мы бы на их месте улучшили ситуацию еще быстрее!

Но чтобы как-то улучшить положение дел, для начала надо выяснить, что же было не так. Оставим за скобками стандартные обвинения всех партий, мол, виноват кто угодно, только не мы, и согласимся с мнением мирового сообщества, что существующий мировой экономический и финансовый порядок дал сбой. Опять же большинство наших политиков представляют дело так, будто это просто очередной кризис капитализма, нормальное явление, повторяющееся циклически, и ничего, в общем, страшного нет — и не такое видали. Да, видали многое, а уж после распада СССР и подавно, — ничего, выжили.

Все это и так, и не так. После слома коммунизма было тяжело, но все же более-менее понятно: идем к светлой победе капитализма. Благо мирового опыта было достаточно: выбрали довольно жесткую неолиберальную модель перехода по принципу «спасение утопающих — дело рук самих утопающих», но ничего — не только выжили, но и уже начали потихоньку накапливать жирок.

И, действительно, вроде бы яс­но, куда идем, поскольку современное общество Запада представлялось квинтэссенцией лучшего, что выработала наша цивилизация. Это знание существенно обезболивало раны. Однако теперешний кризис — не нормальный и циклический, это кризис, как сказано, системный, с пока неясными ни рецептом спасения, ни временными параметрами его протекания, ни собственно результатом на выходе. И это не пре­увеличение, а спокойный анализ того, что можно прочитать в прессе всех развитых стран. Мне хочется спросить: а откуда у наших политиков такая уверенность, что дай им полную и безграничную власть, и все в Украине наладится?

Выход из кризиса предстоит искать самим. И выходить из него самим. А для того чтобы это осуществить, надо как минимум понять, что же глобально пошло не так…

А что у них?

Удивительно было наблюдать страусиную реакцию наших руководителей прошлой осенью, когда весь мир уже почти год с тревогой наблюдал трансформацию кризиса из ипотечного, локально американского в глобально-экономический. У нас тут все отрицали, надеясь, что оно там как-то все само собой рассосется. (В России пошли еще дальше, запретив в новостных программах само упоминание слова «кризис», видимо, уверовав в рецепт Пелевина, что, игнорируя явление, можно надеяться на его магическое исчезновение). А потом, через короткое время: ой, к нам страшный кризис пришел!

Но поговорим о реакции на Западе. Еще в прошлом октябре там царила полная растерянность, граничащая с паникой. Было уже ясно, что всеобщее падение будет как минимум еще полгода углубляться, а как максимум замаячил призрак ужасов Великой депрессии 30-х годов с единственным выходом в виде большой войны. И вот в тот момент случилось то, о чем у нас, наверное, можно только мечтать: свой голос подняла интеллектуальная элита. Буквально за пару месяцев в западном обществе в ходе интенсивной, масштабной дискуссии по выяснению причин кризиса были найдены многие ответы, и психологический климат заметно улучшился. Причем видимых конкретных виновников нашли быстро: стало понятно, что это весь глобальный финансовый сектор. Действительно, как сейчас уже ясно, крупные банковские и страховые компании в развитом мире заигрались, раздувая ничем не обеспеченные финансовые пузыри, а ныне настало время расплаты, причем платить будут все, так как финансовая система пронизывает подобно кровеносной системе все общество.

Но западные интеллектуалы при этом задались следующими вопросами: как это могло произойти и что надо сделать для предотвращения подобного в будущем?

И самое интересное. Тезисы этих дискуссий в прессе и в телевизионных ток-шоу через несколько месяцев уже стали озвучивать сами адресаты критических и пламенных воззваний — мировые лидеры Обама, Меркель, Саркози, Браун. И звучат они из их уст, согласитесь, очень непривычно. Всего полгода назад показалось бы полным бредом услышать из уст президента США — страны с мощнейшей традицией агрессивной рыночной экономики, что во всем виновата ЖАДНОСТЬ; или от убежденного капиталиста Саркози, что «мы должны переосмыслить заново все основы современного капитализма!»… Случилось поразительное: интеллигенция была услышана.

Жадность

ТАМ политики услышали интеллигенцию. А у нас? Пока что даже и слушать не начинали. А ведь без этого не выберемся. Никак. Ведь мир един. И рецепты выхода будут схожи. Но, естественно, с учетом конкретной ситуации в стране. О которой знаем только мы сами. Словом, Украина отчаянно нуждается в аналитической поддержке своей духовной и интеллектуальной элиты.

Но вернемся к причине.

Итак, жадность. Этот исключительно человеческий порок как-то неожиданно и незаметно стал доминировать в обществе. Филосо­фия богатой жизни стала главенствовать, сопротивление ей равнялось приговору об отлучении от общества для любого индивидуума. Я говорю о болезни, тотально поразив­шей всю нашу современную цивилизацию. Был создан миф о деньгах как эквиваленте счастья. Фразы «деньги заставляют наш мир крутиться» или «деньги делают деньги» стали современными заповедями. Оба постулата с философской точки зрения абсурдны, но именно эта философия привела к полному отрыву от реальности практически всего высшего финансового менеджмента. Придумав для себя особые правила игры, включавшие скандально высокие заработки и многомиллионные бонусы, обязательные к выплате даже для обанкротивших фирму руководителей, банкиры по всему миру в экстазе быстрого обогащения повсеместно подорвали реальную экономику.

И на вопрос, как же наше общество, венец развития человечества, смогло проглядеть ТАКОЕ, на Западе найден ответ. Просто вирус жадности заразил человечество и разъел его духовные основы до такой степени, что все предупреждения наиболее чутких и широко мыслящих людей были просто проигнорированы. Действительно, за последние полвека золотой миллиард человечества смог поднять уровень материальных благ, здоровья и комфорта на столь высокий уровень, что началось «головокружение от успехов». И достижение это грозило превратиться в проклятие. Ибо из пренебрежения духовной сферой неизбежно вырастают чудовища. Когда идеалом мужчины становится банкир — человек, который делает деньги, а женщины — модель, способная дорого продать банкиру свое тело, это страшно. Ибо такое общество обречено на деградацию и распад.

Поэтому сейчас на Западе в элитной среде на смену растерянности пришло чувство «благодарности кризису». Да-да, именно так. Возник консенсус: этот кризис — наш уникальный шанс остановить власть Золотого Тельца и попытаться перенаправить вектор движения цивилизации в сторону духовного развития. И великая культура — Музы­ка, Литература, Философия, безусловно, самый мощный в этом помощник. Она всегда учила простым, на первый взгляд, вещам: о том, что сами по себе деньги не могут принести счастья; что любовь, семья, дружба, самосовершенствование — вот источники истинного удовлетворения жизнью. А ведь любой политик обещает избирателям счастье для всех и немедленно. Но если цель жизни — накопление материальных благ, это самое счастье становится по определению невозможным для подавляющего большинства, а по сути — ни для кого на свете! А то, чему учит культура, — как раз и есть возможность счастья для всех… Согласитесь, насколько это более реально, чем яхта и свой ост­ров в океане для каждого…

Шанс?

Итак, больше культуры, больше духовности, меньше материальной зацикленности. Это основной тезис. Но его надо провести в жизнь. А это колоссальный труд — выработать коррективы по всем направлениям функционирования общества и экономики. И в Украине тоже. И никто за нас эту работу делать не будет. Нет, конечно, можно подождать десяток лет, когда все конкретные рецепты будут выработаны развитыми странами, а потом попытаться их копировать. Но это означает забыть навсегда об идее стать достойной европейской державой и остаться в лучшем случае второразрядным государством на окраине. А в худшем — скатиться за это время к власти толпы или диктатуре.

Перед апрельским саммитом в Лондоне Гордон Браун, в очередной раз критикуя банкиров, выразился в так: «В финансовом секторе необходим переход к семейным ценностям в построении бизнеса. Ну не будете же вы учить своих детей обманывать и скрывать то, чем они занимаются!» А у нас один политик, который сейчас рассматривается чуть ли не как финансово-политический гуру, — даже собирается войти в правительство и все исправить, — с гордостью сообщает о своем жизненном кредо: все в нашем мире крутится вокруг денег, и я всегда мечтал быть банкиром, имел на этом поприще успех и теперь хочу помочь Украине.

Ой, не там ищем, не там…

Для меня очевидно: если вновь предоставить право строить послекризисное общество исключительно политикам и финансистам — нас ждет падение в пропасть. Потому что мир изменился. И без интеллектуальной, духовной элиты все эти вопросы не решить. Я верю, что таковая в Украине есть. И она должна сказать свое слово. Хотя бы попытаться достучаться до тех, кто принимает решения.

И вновь я возвращаюсь к телевизионным ток-шоу. Они, как ни странно прозвучит, как раз и могут стать одним из инструментов этой попытки. Ну почему, если там и бывают люди от культуры — это, как правило, попса? Которая, на мой взгляд, как раз и является уродливым результатом внедрения рынка в культуру. Неужели не было бы интересно послушать мнение по общественным и политическим вопросам, к примеру, украинских писателей, сделавших блестящую карье­ру в Европе, — Андрея Куркова и Юрия Андруховича? Или увидеть эрудированнейшего, остроумнейшего дирижера Романа Кофмана, дискутирующего с записными философами из Рады? Необходимо поднимать уровень дискуссии. Пора сделать что-то для нашего будущего.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно