УКРАИНА—МОЛДОВА: ЛОВУШКА ДЛЯ ДЕМАРКАТОРОВ

31 октября, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №42, 31 октября-7 ноября

После серии дисциплинарных мер в отношении Приднестровья молдавский президент Владимир Воронин, похоже, намерен приступить к наведению порядка в пограничных отношениях с Украиной...

После серии дисциплинарных мер в отношении Приднестровья молдавский президент Владимир Воронин, похоже, намерен приступить к наведению порядка в пограничных отношениях с Украиной. В минувший понедельник в Кишиневе было созвано «специальное заседание высшего руководства республики», посвященное демаркации украинско-молдавской границы. В озабоченном Тузлой отечественном МИДе сие событие заметили. Во многом благодаря растиражированному молдавскими медиа заявлению г-на Воронина о необходимости подписать с Украиной отдельное соглашение по «экологическим аспектам режима совместного (!) использования бассейна реки Днестр». Риторика молдавского лидера освежила в памяти украинских дипломатов недавний инцидент вокруг Днестровской ГЭС, когда вооруженным пограничникам соседней страны была дана команда установить в буферной зоне так называемой ГЭС-2 пограничный пост. Как результат — по сей день на территории украинского предприятия дежурит молдавский страж кордона.

В украинских ведомствах, тем не менее, о «днестровском конфликте» предпочитают говорить вполголоса. Что, на первый взгляд, даже странно: если в сложившейся ситуации все козырные карты находятся в руках Украины и молдавская сторона действительно нарушила ранее подписанные договоренности, почему бы не прибегнуть к вескому слову Фемиды и закрыть эту тему раз и навсегда? (Тем более что пограничных проблем хватает и с другими соседями.) На самом же деле все не так однозначно. Главный аргумент Киева сводится к акту, подписанному в 1982 году Советом министров Молдавской ССР. В нем идет речь о выкупе Украиной 17,88 гектара земли на правом берегу Днестра в 27 километрах от Новоднестровска.

Насколько известно «ЗН» от участников переговорного процесса, молдавская сторона не отказывается от сделки двадцатилетней давности (как успели раструбить многие медиа): молдаване просто намерены добиться ее переоформления. Необходимость этого шага в Кишиневе объясняют тем, что часть ГЭС-2, которая находится сегодня на территории Молдовы, могла строиться за советские деньги. А раз так, то и монопольное право Украины на владение ГЭС-2 нужно пересмотреть. Молдавские чиновники остались верны своей позиции даже после того, как украинский Фонд госимущества направил им в прошлом месяце документы, подтверждающие: по состоянию на первое декабря 1990 года, весь комплекс Днестровской ГЭС находился на балансе Украины.

По сути, сегодня можно говорить о трех реальных сценариях развития событий. Первый — буферная плотина ГЭС-2 будет признана собственностью Украины на ее территории. Это произойдет в том случае, если украинским дипломатам удастся убедить молдавских коллег, что демаркационная линия должна проходить, минуя весь комплекс Днестровской ГЭС. Второй вариант связан с сохранением нынешнего статус-кво: объект останется нашей собственностью, но будет находиться по-прежнему на молдавской территории. Третий сводится к формуле — молдавское предприятие на молдавской территории. По мнению наших источников в Кишиневе, именно этот вариант наиболее желателен для тех, по чьей команде десант молдавских пограничников провел утро 17 июля в поисках подходящего места для вкапывания пограничного столбика и сбивании замков с ограждений станции.

Имущественные претензии Кишинева порядком удивляют. Ведь если бы даже молдаванам удалось убедить украинских коллег в правильности своей позиции и стать обладателями ГЭС-2, то, по мнению экспертов, осведомленных в технической стороне работы этого объекта, сами содержать они его вряд ли смогут: слишком дорогое для молдавского бюджета удовольствие. Здесь уместно заметить, что за все годы функционирования комплекса Молдова никогда не принимала участия ни в управлении, ни в финансировании предприятия. Скорее всего, полагают знающие люди, часть ГЭС нужна кишиневским стратегам лишь для того, чтобы потом ее… выгодно продать. Например, той же Украине.

Впрочем, если у кого-то сложилось впечатление, что план по «захвату» части Днестровской ГЭС тщательно вынашивался кишиневскими стратегами еще задолго до его реализации, — вынуждены разочаровать. Из достоверных источников известно, что идея обозначить территорию пограничным постом «Грибок» возникла в главных кабинетах страны спонтанно. И вовсе не после того, как власти самопровозглашенной Приднестровской Республики объявили о введении режима наибольшего благоприятствования в торгово-экономических отношениях с Украиной и, параллельно, о взымании стопроцентного таможенного сбора со всех товаров, ввозимых из… Молдовы (по мнению экспертов, если бы беспошлинный режим между Приднестровьем и Украиной заработал, молдавским предприятиям, которые зарабатывают на украинской продукции, вряд ли бы удалось избежать убытков). Хотя новвоведения приднестровцев действительно совпали во времени с появлением молдавского десанта на гидроузле.

Истинная причина «днестровского конфликта» даже не в том, что якобы во время проведения демаркационных работ молдавские пограничники нашли какое-то ограждение, возведенное украинцами вокруг заброшенных вагончиков, принадлежавших Днестровской ГЭС-2 (именно так аргументируют свои действия в Высшем совбезе Молдовы).

Поводом для пограничных разборок стало письмо, которое, судя по информации из достоверных кишиневских источников, молдавский премьер-министр получил от… энергетиков Днестровской ГЭС. В нем якобы излагалась просьба выделить в интересах гидрокомплекса еще несколько гектаров молдавской земли. В Кишиневе сочли этот жест достаточно дерзким и решили ответить на него в таком же тоне.

Причем сделали это довольно несвоевременно. Ведь процесс демаркации украинско-молдавской границы, торжественно «запущенный» в январе этого года, далек от завершения. По предварительным подсчетам, на установление демаркационных знаков уйдет два-три года (в некоторых официальных документах фигурирует дата первое января 2006 года). К тому же есть информация, что процесс пробуксовывается из-за нехватки денежных средств у молдавской стороны.

В Киеве же рассчитывали, что когда демаркационные работы коснутся непосредственно отрезка, где расположен комплекс Днестровской ГЭС, проблему прохождения границы можно было бы решить в интересах обеих сторон. Не исключено, что в ходе демаркации и у Молдовы появится интерес к тому или иному участку. Тем более что опыт взаимовыгодного обмена у двух соседей уже есть: в свое время Киев пожертвовал 100-метровой полосой в районе Дунайского побережья (что сделало Молдову морским государством), получив взамен восьмикилометровый участок автомагистрали «Одесса—Рени».

Насколько готовы принять во внимание фактор добрососедства молдавские политики на сей раз — пока неизвестно.Однако последнее заявление В. Воронина, сделанное им в минувший понедельник («демаркация границы с Украиной должна проходить в духе добрососедства и дружбы»), вселило в украинских участников переговорного процесса определенный оптимизм.

Кроме того, в молдавской столице должны были учесть, что с таким же успехом украинская сторона может вынести на публичное обсуждение ситуацию, которая сложилась вокруг Молдавской ГЭС. Точнее — ее зоны шлакоотходов, которая находится на территории Одесской области. Кишиневским властям наверняка должно быть известно, что плата за аренду этого участка от них давно не поступала, а сама зона — причина многих экологических проблем области.

Впрочем, на участке Днестровской ГЭС пограничные проблемы между Украиной и Молдовой не заканчиваются. Куда более неоднозначно ведут себя наши юго-западные соседи в вопросе создания на украинско-молдавской границе совместных пограничных и таможенных постов. По сути, молдаване ведут речь о том, чтобы Киев дал добро молдавским таможенникам осуществлять досмотр на украинской (!) территории. Юридически это возможно: на основании «Соглашения между правительством Украины и правительством Республики Молдова об организации совместного контроля в пунктах пропуска через украинско-молдавскую государственную границу» от 11 марта 1997 года. Кстати, инициатива совместного контроля в семи пунктах пропуска (один из них — на приднестровском участке) принадлежала в свое время Украине. Молдавская же сторона после ратификации документа особой заинтересованности не проявляла: ни в создании необходимой юридической базы, ни в обустройстве пунктов пропуска. Как результат — в ноябре 2001 года Киев проинформировал Кишинев о приостановлении совместного контроля.

Ситуация изменилась, как только у молдавской стороны появился свой аргумент в пользу совместного патрулирования на границе: именно так, по мнению тамошних властей, удалось бы разобраться с «рассадником бандитизма и контрабанды» — так в глазах международного сообщества Воронин и Ко вот уже не первый год пытаются представить Приднестровье. И получается у них это довольно неплохо: до последнего времени реплики из серии «ну что вам стоит пустить молдаван» украинские дипломаты могли услышать не от одного западного доброжелателя. Правда, в последнее время в Брюсселе и Вашингтоне, похоже, начали понимать: совместные посты нужны Кишиневу явно не для того, чтобы сократить время прохождения товаров и людей через кордон. Иначе зачем молдаванам настаивать на организации совместного контроля только на приднестровском участке?

Кроме того, постоянно подчеркивая, что нахождение молдавских пограничных и таможенных служб помогло бы покончить с «приднестровской контрабандой», Кишинев, по сути, обвиняет украинских коллег в некомпетентности и нарушении законодательства Украины. Ведь ни для кого не секрет, что контрабандой являются только те товары, которые пытаются провести через границу тайком, минуя пункты пропуска, либо являющиеся не задекларированными к таможенному осмотру. Как может отобразиться на качестве контроля присутствие рядом с украинским таможенником молдавского, для Киева остается загадкой. Тем более что до 1 марта 2001 года молдавские таможенники уже имели возможность временно присутствовать на нашей территории (на пункте пропуска Кучурганы), однако ни одного случая контрабанды зафиксировать им так и не удалось.

О том, что Молдова пытается просто подменить понятие «совместный контроль» понятием «полный контроль над Приднестровьем» (причем намерена сделать это руками Украины), свидетельствует еще и тот факт, что кишиневские власти всячески противятся намерениям ОБСЕ установить международный мониторинг на границе Украины с Молдовой. Согласитесь, это довольно странно для ярых сторонников наведения порядка на границе. Впрочем, догадаться, почему молдаване так себя ведут, не так уж и трудно: если подобный мониторинг все же будет установлен, красивый миф Воронина о резиденции международной мафии в центре Европы может развеяться. А молдавским властям, привыкшим зарабатывать внимание сильных мира сего на подобных страшилках, это невыгодно.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно