Точки над «ё»

24 февраля, 2012, 15:35 Распечатать Выпуск №7, 24 февраля-2 марта

Неужели Киев и Москва действительно близки к тому, чтобы разрешить давнишний спор и провести границу в Керченском проливе?

© zulu.ssc.nasa.gov

Неужели Киев и Москва действительно близки к тому, чтобы разрешить давнишний спор и провести границу в Керченском проливе? Во всяком случае, эмиссары Кремля — глава МИДа Сергей Лавров и спикер Госдумы Сергей Нарышкин — в унисон торопятся заявить, что Россия и Украина достигли понимания по азово-керченскому урегулированию и переговорный процесс близок к завершению. «Это понимание должно быть подтверждено в столицах, после чего будем уже это класть на юридическую бумагу, в которой, надеюсь, будут расставлены точки и над «i», и над «ё». Так что запаситесь терпением. Думаю, что мы эту проблему в скором будущем решим», — сказал в Нижнем Новгороде Сергей Лавров после встречи со своим украинским коллегой Константином Грищенко.

Деталей, правда, российские дипломаты не сообщают. Особо не откровенничают и их украинские коллеги. То ли на воду дуют, то ли еще по какой-то причине хранят обет молчания.

Но отсутствие комментариев лишь подогревает любопытство. Так что же происходит на переговорах по разграничению Азовского и Черного морей и Керченского пролива?

По информации ZN.UA, российские предложения по урегулированию проблемы были переданы еще в декабре. Наши собеседники уверяют, что украинские переговорщики даже были застигнуты врасплох. К сожалению, детали этих новаций пока не известны — переговоры проходят в условиях повышенной секретности. Но россияне на последних встречах заговорили не только о разграничении акватории, но и очень четко о том, как должна пройти граница, о зонах ответственности. 

Дипломаты, курирующие это направление в украинском МИДе, оценивают предложения россиян как «приемлемые». Дескать, координаты линии границы, предложенные Москвой, лишь немногим отличаются от украинской версии. Более того, в последние недели украинские дипломаты впервые почувствовали давление со стороны россиян, стремящихся поскорее решить вопрос о делимитации морских пространств.

А ведь еще несколько месяцев назад были все основания утверждать: несмотря на оптимистические заявления украинских и российских политиков, переговоры по делимитации морских пространств Украины и России — забег на долгую дистанцию. Уж слишком отличались позиции Киева и Москвы по ключевому вопросу — разграничению Керченского пролива.

Россия, во-первых, не признавала, что во времена Советского Союза в проливе существовала административная граница, а во-вторых, претендовала на часть Керчь-Еникальского канала, единственного водного пути из Черного моря в порты Волго-Донского бассейна и в Азовское и Каспийское моря. Вот и предлагали российские дипломаты всевозможные варианты, позволяющие Кремлю получить контроль над стратегическим путем, находящимся в украинской части пролива. И отказываться от своей позиции россияне не собирались, призывая украинцев то признать Керченский пролив совместными водами с зонами ответственности, то провести границу по середине канала.

Но и Киев не собирался уступать Москве права на принадлежащий Украине канал. А дабы успокоить россиян, опасавшихся, что мы можем в любой момент закрыть Азовское море для России, украинская дипломатия предлагала не только зафиксировать в соглашении о делимитации гарантии свободы судоходства российским кораблям, но и создать совместную корпорацию по эксплуатации Керчь-Еникальского канала. Наконец, поскольку обе страны увязывают в один пакет делимитацию Черного и Азовского морей и разграничение Керченского пролива, то в Киеве даже были готовы немного сместить границу в азовской и черноморской акваториях в сторону Украины. Но требование к россиянам подтвердить в проливе админграницу времен СССР оставалось неизменным.

В общем, принципиальность сторон в отстаивании своих позиций не давала оснований ожидать, что на переговорах в скором времени будет достигнут компромисс. Тем более что неопределенность в решении вопроса разграничения Керченского пролива вполне устраивала россиян.

Но ситуация внезапно изменилась.

Что же произошло, если российская дипломатия столь внезапно поменяла свой подход к решению старой проблемы? Ситуация выглядит тем более интригующей, что московские предложения прозвучали в период избирательной кампании в России, когда тема суверенитета РФ над спорными территориями становится особенно болезненной. Ведь россиянину психологически сложно смириться с тем, что Москва может пойти на уступки Украине и провести границу, которая «отрежет Крым от РФ».

Мы далеки от мысли, что в подобной ситуации Сергей Лавров может действовать без одобрения Владимира Путина: тамошняя система власти не допускает самовольства в вопросах внешней политики. Потому и не стоит искать каких-либо тайных знаков в том, что неделю назад российский премьер освободил Александра Головина от обязанностей руководителя переговорной группы по вопросам правового статуса Азовского моря и Керченского пролива и разграничения морских пространств в Черном море. Это плановая ротация: по информации ZN.UA, российский дипломат отправится послом в Швейцарию. А возглавит российскую делегацию Игорь Братчиков, нынешний посол Российской Федерации в Швейцарской Конфедерации.

Поэтому вопрос о причинах уступчивости россиян на переговорах по Керченскому проливу ставит в тупик не только многих экспертов, но и дипломатов, занимающихся северо-восточным вектором украинской внешней политики.

В конце концов, дело ведь не только в том, что российская казна теряет средства из-за наличия в керченской акватории «серой» зоны, способствующей контрабанде. Хотя, наверное, это соображение и сыграло некоторую роль в изменении российской позиции. Как нельзя исключить и того, что на подходы россиян повлияло наличие перспективных нефтегазовых месторождений в Азовском и Черном морях, активное освоение которых хотели бы начать российские компании. Но это затруднительно, поскольку значительная часть залежей приходится на участки, на которые претендуют и Украина, и Россия. Например, в районе линии границы в Черном море, предлагаемой украинской стороной, находится перспективная газоносная площадь Палласа.

Но куда больше вероятность того, что проблема разграничения морских пространств стала частью широкого пакета украинско-российских договоренностей. Во всяком случае, за подобный подход решения накопившихся проблем как раз и выступают в администрации президента Украины. Напомним нашим читателям, что еще осенью прошлого года премьер-министр Николай Азаров заявил в интервью радиостанции «Эхо Москвы», что компромисс по газовому соглашению — это большой пакет, в котором отображен весь спектр отношений Украины с РФ. Так что не исключено, что по этому вопросу действительно уже есть принципиальная договоренность на высшем уровне. Иного логического объяснения происходящему вокруг разграничения Керченского пролива не видят многие наши собеседники. Что, впрочем, не означает, что нет еще другой причины.

И хотя некоторые аналитики прогнозируют, что спустя несколько месяцев после президентских выборов в России последует новый этап обострения украино-российских отношений, тем не менее ряд наших собеседников все же уверены: в ближайшее время Киев и Москва таки подпишут соглашение, разграничивающее акватории Керченского пролива и Азовского и Черного морей, несмотря даже на «сырную» войну и нерешенность вопроса с ценой на газ. Но какой будет плата Киева за делимитацию морских пространств? Что будет с Керчь-Еникальским каналом? И какая судьба уготована острову Коса Тузла?

Украинские дипломаты говорят, что решение вопроса разграничения морских пространств будет компромиссом. И, прежде всего, по Керченскому проливу. А вот позиция по острову Коса Тузла — «непоколебима», поскольку это украинская территория, и ее никто не собирается отдавать. 

Выскажем предположение, что Киев и Москва, скорее всего, пойдут на общее использование Керчь-Еникальского канала и создадут совместную корпорацию по его эксплуатации. В нынешней ситуации это меньшее зло. Главное, чтобы при создании корпорации украинская дипломатия все же отстояла свою позицию по проведению границы в Керченском проливе и добилась от российской стороны подтверждения административной линии, существовавшей в проливе во времена Советского Союза. 

Но украинские дипломаты, ответственные за переговоры по делимитации морских пространств — Константин Грищенко, Руслан Демченко, Виктор Кырык — не должны забывать, что не в правилах Кремля идти на компромиссы с постсоветскими странами в целом и с Украиной в частности. Киев уже не раз подписывал пакетные договоренности с Москвой. И конечные результаты известны: в Москве любят жертвовать пешкой, но выигрывать партию. И тогда точка над «і» легко превращается в точки над «ё». В начале широко распространенного эмоционального фразеологического оборота.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно