Тбилиси засыпает окопы

3 марта, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск №8, 3 марта-10 марта

Столько негативной, предвзятой и неправдивой информации о Грузии, распространяемой подконтрольными Кремлю СМИ, трудно представить даже привыкшему к московской пропаганде украинскому читателю...

Столько негативной, предвзятой и неправдивой информации о Грузии, распространяемой подконтрольными Кремлю СМИ, трудно представить даже привыкшему к московской пропаганде украинскому читателю. Если верить их сообщениям, то не сегодня-завтра в Цхинвальском районе Грузии начнется полномасштабная война, которая на многие годы вперед превратит «Сочи и Краснодарский край в прифронтовые зоны». И первую скрипку в истерических стенаниях о «возможном силовом захвате Южной Осетии и Абхазии» играют небезызвестные украинцам рогозины, митрофановы, затулины, марковы…

Что же стало причиной столь бурной реакции российской стороны? Есть ли основания считать, что руководство Грузии проводит политику, «направленную на подрыв переговорного процесса по урегулированию грузино-осетинского конфликта», как утверждают в Москве?

Непосредственной причиной, так возбудившей кремлевских политиков, послужило постановление парламента Грузии от 15 февраля «О ситуации в бывшей Южноосетинской автономной области и ходе мирного процесса», в котором содержится пять пунктов. Документ дает резко негативную оценку выполнению миротворческими силами своих обязательств и расценивает действия РФ в этом регионе как попытку аннексии части грузинской территории. Парламент поручает правительству пересмотреть Сочинские соглашения от 24 июня 1992 года и начать работу по замене российских миротворцев «эффективным международным миротворческим контингентом». С этой целью планируется активизировать работу с международными организациями и странами-партнерами для разработки нового миротворческого формата и имплементации мирного плана, одобренного главами МИД ОБСЕ. В последнем, пятом пункте постановления парламент Грузии поручает правительству «предоставить подробную фактическую информацию, подтверждающую невыполнение миротворцами возложенного на них мандата».

Следует отметить, что сам факт появления такого постановления ни для кого не был неожиданностью. Днем ранее, выступая в парламенте с годовым отчетом, М.Саакашвили заявил, что восстановлению территориальной целостности Грузии нет альтернативы. По его мнению, «конфликты в Абхазии и Южной Осетии не являются этноконфликтами» между грузинами с одной стороны и абхазами и осетинами с другой: это «территориальные конфликты, связанные с разделом территорий постимпериалистического пространства». В ходе своего выступления президент Грузии ни разу прямо не называл Россию и не говорил о грузино-российском сотрудничестве. Он несколько раз упоминал о представителях России, называя их то «нашими братьями», то «плохими дядями с Севера». Днем ранее в парламенте, в присутствии послов иностранных государств, депутаты и министры также обсуждали вопрос о выводе российских миротворцев из зоны конфликта. Отсутствие на этом мероприятии посла РФ Владимира Чхиквишвили было объяснено тем, что «он должен был согласовать этот вопрос с Москвой».

Для истории грузино-осетинского конфликта подобные жесткие заявления не новы, аналогичные постановления принимались уже не раз. Но реакция Кремля никогда не была столь бурной. Неужели на этот раз Москва всерьез приняла заявление министра обороны Грузии Ираклия Окруашвили о том, что он поздравит народ Грузии с 2007 годом из Цхинвали? Или российские генералы обиделись на очередную демонстрацию по грузинскому телевидению фактов нарушений со стороны их подчиненных? Или же российским политикам стало нестерпимо больно за слова государственного министра Грузии по вопросам урегулирования конфликтов Георгия Хаиндравы, назвавшего Российскую Федерацию фашистским государством?

Дело, по-видимому, не в этом. Избрав Грузию в качестве демонстративной площадки удовлетворения своих проснувшихся имперских амбиций, кремлевские политики и генералы своими действиями лишили грузин выбора. Главный механизм урегулирования — Смешанная контрольная комиссия (СКК), в которую входили Россия, Грузия, Северная и Южная Осетии, уже давно превратился в инструмент реализации планов России по восстановлению своего влияния на Южном Кавказе. Продолжающаяся ползучая аннексия грузинских территорий лишала всякого смысла «миротворческий процесс», в котором Россия последовательно отстаивала лишь интересы режима Кокойты. Жителям Южной Осетии массово выдаются российские паспорта, и примерно 90 процентов населения имеют российское гражданство. Кстати, российские генералы уже привыкли считать Южную Осетию своей вотчиной. Не так давно один из них был немало удивлен, увидев на карте, представленной одной российской правозащитной организацией, что граница Грузии проходит по Большому Кавказскому хребту и вверенные ему подразделения, оказывается, служат отнюдь не в пределах империи..

Сегодня Россия уже не в состоянии скрывать, что давно стала не только полноценным участником этого конфликта, но и главным препятствием на пути к урегулированию. Об этом теперь открыто говорят не только грузинские политики, но и представители влиятельных международных организаций. В этом смысле недвусмысленно высказался
17 февраля на международном форуме, посвященном безопасности Грузии, бывший президент Парламентской ассамблеи ОБСЕ, член палаты общин Великобритании Брюс Джордж.

Включение государств Южного Кавказа в формат европейской политики соседства в июне 2004 года создало новые возможности для Тбилиси к реализации плана по восстановлению территориальной целостности государства. В этом контексте принятый ЕС Южно-Кавказский план действий (South Caucasus Action Plan) в качестве главного приоритета предусматривает «мирное разрешение внутренних конфликтов». Грузия в этом плане в первую очередь ожидает реальной поддержки ЕС в процессе демилитаризации региона, укрепления мер доверия и поддержки экономического развития. Но самое главное — Грузия хотела бы видеть ЕС в качестве активного внешнеполитического игрока в этом регионе, который бы оказал содействие в создании новых механизмов урегулирования и имплементации достигнутых соглашений. В качестве действенного механизма давления на Россию Тбилиси предлагает ЕС рассмотреть вопрос о включении «грузинского вопроса» в повестку дня на переговорах между ЕС и Россией. Следующим логичным шагом было бы создание международного миротворческого контингента, который, как выразилась спикер грузинского парламента Нино Бурджанадзе, «занимался бы не замораживанием конфликта, а его урегулированием».

Вероятно, односторонние шаги Грузии, направленные на выход из сочинских соглашений, на некоторое время могут обострить ситуацию в регионе. Но, в отличие от августовских событий 2004 года, когда грузинское руководство приняло решение о размораживании конфликта, сегодняшнее поведение Тбилиси более продуманно и целенаправленно. В качестве первого шага предусматривается демилитаризация конфликтной зоны — находящиеся там подразделения военной полиции Грузии будут переведены в состав грузинского миротворческого батальона. По словам премьер-министра Грузии Ногаидели, «ни один военнослужащий не войдет в зону конфликта без разрешения министерства обороны и командования миротворческого батальона». Кроме того, грузинская сторона с началом таянья снегов засыплет все окопы на контролируемой территории и призывает российскую и осетинскую стороны сделать то же самое. Важным элементом новой политики Тбилиси является также ужесточение контроля над перевозкой грузов с целью пресечения контрабанды. Напомним, что контрабандные потоки являются крайне важными источниками поддержания власти для южноосетинского руководства и средством обогащения российского генералитета. Введение виз для российских миротворцев призвано стать действенным инструментом контроля над численностью российского воинского контингента и ужесточения контроля над передвижением войск в зоне конфликта.

В грузинских предложениях, направленных на интернационализацию конфликта, особо отмечено и возможное участие украинских миротворцев в составе международного контингента. Украинская сторона уже подтвердила свою готовность принять участие в миротворческой операции под эгидой ООН или ОБСЕ при условии положительного решения украинского парламента. С учетом парламентских выборов такое решение может быть принято не ранее лета 2006 года, но уже сейчас внешнеполическому ведомству Украины следует обдумать возможный формат участия. В этой связи открывается новая возможность для реализации идеи ГУАМбата, которая долгое время не находила практического воплощения. С другой стороны, Украина имеет положительный опыт миротворческой деятельности в составе польско-украинско-литовского батальона, который мог бы стать основой для формирования нового миротворческого контингента в Южной Осетии.

В любом случае сегодняшние события вряд ли приведут к возобновлению вооруженного противостояния. Речь идет скорее об эскалации дипломатической войны, где выиграет та сторона, чья позиция будет более последовательной, взвешенной и аргументированной.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно