ТАНКОВЫЕ СТРАСТИ

30 марта, 2001, 00:00 Распечатать

Несмотря на то, что прошедший на этой неделе официальный визит в Турцию министра обороны Украины А...

Несмотря на то, что прошедший на этой неделе официальный визит в Турцию министра обороны Украины Александра Кузьмука обошелся без подписания двусторонних документов, его значение наблюдатели оценивают гораздо выше многих плодоносных вояжей в заморские страны. И не только потому, что в Киеве начали осознавать значение государственного лоббизма при продвижении конкретных проектов, повсеместно используемого амбициозными нациями. К примеру, ни одна крупномасштабная оружейная сделка американцев на Ближнем Востоке не обходилась без многодневных путешествий по региону оборонного министра или президента страны. В данном случае Украине повезло вдвойне: на руководителей милитаризованной Турции украинский поход с министром-военным во главе оказал благотворное воздействие.

Официально главными темами украинско-турецких переговоров было развитие сотрудничества в области военного образования, создание многонационального военно-морского подразделения, обмен взглядами относительно миротворчества и европейской безопасности. Но учитывая, что в составе украинской делегации были начальник вооружения Вооруженных Сил Украины генерал-полковник Александр Стеценко, руководитель госкомпании «Укрспецэкспорт» Валерий Малев, генеральный конструктор бронетанкостроения Украины Михаил Борисюк и руководитель внешнеторговой фирмы «Прогресс» (дочерняя фирма ГК «Укрспецэкспорт») Сергей Самойленко, который непосредственно осуществляет реализацию участия Украины в тендере на организацию производства на территории Турции 1000 современных танков, специфическая направленность визита осознавалась сразу. Заманчивый проект, оценивающийся не менее чем в 4—4,5 млрд. долл., предусматривает для страны-победителя реализацию Турции 250 танков и получение заказа на организацию производственной линии в Турции. Он включен в 30-летнюю программу модернизации вооруженных сил Турции, на которую Анкара планирует потратить 150 млрд. долл.

Кто спасет национальное бронетанкостроение?

 

Вообще, отношения двух соседей Украины и Турции в течение последних нескольких лет резко пошли в гору. В прошлом году торговый оборот впервые достиг рекордной точки и составил 1 млрд. 028 млн. долл., причем экспорт из Украины превысил 750 млн. долл. Посол Украины в этой стране Александр Моцик убежден, что потенциал сотрудничества еще далеко не исчерпан, а поставленная задача достичь 2 млрд. долл. торгового оборота вполне достижима. И хотя, отвечая на вопросы журналистов, он дипломатично уклонился от прямого ответа относительно возрастания доли военного экспорта в этом деле, вполне ясно, что Киев связывает с поставками оружия и технологий в Турцию довольно большие надежды. И, конечно же, говоря о военном экспорте в эту страну, нельзя не упомянуть, что Турция, при содержании наибольшей армии в Европе (вместе с жандармерией 753 тыс. военнослужащих) имеет, кроме того, и наибольшие в НАТО темпы роста военных ассигнований. К примеру, в текущем году они составляют 11,83% бюджета, или 10,42 млрд. долл. Причем, военное ведомство получит в течение года 7,18 млрд. долл. — сумма, которую украинский министр обороны и большинство глав военных ведомств Североатлантического альянса могут увидеть разве что во сне.

Сегодня национальная оборонка участвует сразу в нескольких крупномасштабных тендерах в Турции, среди которых танковый не только выглядит самым объемным, но и самым важным — с точки зрения сохранения бронетанкостроения как отрасли. Кроме того, то ли по совпадению, то ли согласно четко продуманному плану, в течение прошедшей недели на одном из украинских полигонов проходил завершающий этап испытаний Т-84. На этот раз тестированию была подвергнута новая система активной бронезащиты «Нож», разработанная Харьковским конструкторским бюро им. Морозова в конце прошлого года. М.Борисюк убежден, что очередное детище харьковских конструкторов лучше существующих в мире аналогов, а турецких военных пригласили убедиться в этом на практике.

«Украина выглядит достойно в танковом тендере в Турции, а на его результаты наибольшее влияние будет оказывать честное выполнение участниками всех требований этих испытаний», — резюмировал А.Кузьмук после ряда встреч с турецкими военными, которые, кстати, и принимают главные решения в государстве.

Танковый тендер, который начался 4 февраля прошлого года перегонами и стрельбами украинского Т-84 (разработанного Харьковским конструкторским бюро им. Морозова), немецкого танка «Leopard» (представленного Krauss-Maffei Wegmann), французского танка «Leclerc» (разработанного GIAT Industries) и американского «Abrams» (призведенного на свет General Dynamics), официально завершается 20 апреля. Однако, как сообщил украинским журналистам военный министр Турецкой Республики Сабахаттин Чакмакоглу, эта дата не является фиксированной и может быть перенесена в связи с окончанием испытаний танков стран-участниц. Естественно, он отказался сообщить официальную оценку технических характеристик украинских машин, но уже сегодня известно, что многие военные специалисты в оборонном ведомстве и в Генштабе Турции достаточно высоко оценивают технические показатели украинских танков Т-84. В частности, военные эксперты Турции откровенно признали, что украинский танк более приспособлен к экстремальным температурам. Кроме того, в течение всех этапов ходовых испытаний танков не было ни одного теста, от которого бы Украина отказалась, как некоторые из конкурентов. «Наши танки не для парадов, а для реального боя», — считает директор «Прогресса». Кроме того, С.Самойленко обратил внимание на такую существенную деталь: Украина сегодня является единственной страной-участницей тендера, заявившей о готовности передать 100% технологий создания Т-84.

Главный украинский разработчик танков считает, что не стоит бояться передачи технологий, поскольку финансовые вливания от такой сделки при наличии хорошей танкостроительной школы дадут возможность развивать отрасль. И напротив, как свидетельствует последний год, отсутствие танковых контрактов, даже при условии принятия закона «О признании бронетанковой отрасли одной из приоритетных в промышленности Украины и меры по предоставлению ей государственной поддержки», ставит танковый завод, рассчитанный на ежегодное производство 800—1000 танков, в трудное положение.

 

Сплошная политика

 

Что касается политической части тендера, которая, безусловно, будет основной в принятии решения, Украина пока остается в числе «незапятнанных». Италия, которая в начале принимала участие в тендере, практически потеряла шансы на успех после того, как Анкаре стало известно о присутствии курдского лидера Оджалана в Риме. Большие проблемы возникли и у Франции, когда французский парламент принял законопроект, в котором осуждается геноцид со стороны Оттоманской империи в отношении армян во время Первой мировой войны. Сразу после этого Анкара провела ответную акцию: отменила уже предварительно одобренный с французской компанией Alcatel контракт на сумму 200 млн. долл. на производство спутника-шпиона и намекнула, что дальнейшее участие французов в танковом тендере бесполезно.

Возникало напряжение и в турецко-американских отношениях: под нажимом сильного, традиционно армянского лобби американский Конгресс едва не принял закон относительно геноцида против армянского народа, что в свою очередь поставило под угрозу ряд военно-технических проектов с участием американцев и даже их пребывание на воздушной базе Инджирлик.

В Германии «зеленая» часть правительственной коалиции также не раз выступала против участия Берлина в этом проекте, нажимая на нарушения прав человека в Турции, что, безусловно, не могло не вызывать раздражения Анкары. Вообще, добиваясь членства в ЕС (в чем Германия и Франция обещали оказать политическую поддержку), турецкая столица не раз сталкивалась с политическим давлением европейских государств. Учитывая значительную немецкую и французскую доли в национальной военной технике, становится понятной осторожность по поводу новых приобретений вооружений в Европе.

А совсем недавно немецкий журнал «Bild» сообщил, что Турция отказалась от планов отдать преимущество «Леопарду». По данным издания, вместо этого Анкара якобы решила модернизировать 700 старых танков американского производства. Причем техническое переоборудование должны осуществлять израильские эксперты. Действительно, заявления немецкого издания выглядят правдоподобно, учитывая уже отданный израильтянам заказ на модернизацию 170 устаревших танков. Последние пару лет военно-техническое сотрудничество Турции и Израиля развивается чрезвычайно динамично, а при населении в 5,5 млн. чел. последний имеет армию численностью 185 тыс. человек и тратит на усиление военной мощи 9,34 млрд. долл. Кроме того, как Турция, так и Израиль находятся под покровительством США, а получение Израилем контракта на модернизацию румынского парка боевых самолетов является красноречивым свидетельством конкретной пользы от американской поддержки. Хотя большинство аналитиков не склонно предполагать, что Вашингтон станет лоббировать израильские интересы в Турции, поскольку в данном случае они выступают конкурентом своему протеже.

И все же вряд ли Анкара откажется от задекларированного намерения создать танковую промышленность. Во-первых, в турецкой столице бронетанковое производство рассматривается не только как способ оснащения своей армии, но и как возможность осуществления поставок в государства, где ее позиции политически сильны. Можно вспомнить, что, создав в 1984 году собственную авиационную промышленность в лице акционерного общества ТАІ (где 49% акций принадлежит американским компаниям General Dynamics и General Electrics), Турция не только начала производить для себя боевые самолеты F-16, легкие транспортники CN-235, вертолеты
AS-532 «Cougar», учебные самолеты SF-260 и беспилотные летательные аппараты, но и поставила 46 самлетов F-16 Египту. Во-вторых, это путь в Европу: транспортные самолеты Турция начала выпускать по лицензии испанской фирмы CASA, учебные самолеты — по лицензии итальянской фирмы Aqusta, вертолеты — с помощью французских комплектующих и узлов. Наконец, благодаря наличию этого авиаконцерна Анкара участвует в проекте создания нового военного транспортника для НАТО А400М.

Прошлогоднее землетрясение не повлияло на стратегию турецких военных. Скорее всего, не отразится на их планах и нынешний финансовый кризис, повлекший в течение прошедшего месяца 30-процентную инфляцию турецкой лиры. Хотя, без сомнения, кризис не может не отразиться на сроках реализации военных проектов. Аналитики «Укрспецэкспорта» считают, что некоторые проекты могут быть отложены, а танковые аппетиты Генштаба уменьшиться до закупки 300—400 машин. Однако и программа производства F-16 в свое время откладывалась на несколько лет. И потом, финансовый кризис — действительно палка о двух концах. В купе с украинской политической непритязательностью по отношению к Турции он может подтолкнуть Анкару к покупке танков как раз в Украине.

И в-третьих, ведя решительную борьбу с курдскими политическими объединениями, Турция нуждается в сильных сухопутных войсках, основой которых во всех армиях мира все еще являются танки. Неоднозначны отношения Анкары и с некоторыми соседями. Например, 900 км сухопутной границы с Сирией, с которой отношения пока еще отнюдь не братские (Сирия имеет территориальные претензии на турецкую провинцию Хатай), заставляют задуматься о наращивании бронетанковых мускулов.

Нельзя сбрасывать со счетов и проблему в отношениях с Грецией. Хотя в прошлом году впервые за много лет наступило значительное потепление в отношениях двух соседей из натовского клуба, проблемы Кипра, территориальных вод Эгейского моря и этнических турков в Западной Фракии пока еще остались нерешенными.

Что касается Киева, то он не заносился в черный список турецкого Генштаба. А по мнению гендиректора «Укрспецэкспорт» В.Малева, прошлогодний визит в Анкару главы державы и нынешний — министра обороны — очень серьезное подспорье в военном экспорте на этом рынке. Стоит также учесть, что Украина не новичок на турецком рынке военной техники и услуг. За два последних года было реализовано несколько контрактов, в частности, касающихся ремонта парка военных вертолетов и средств противовоздушной обороны.

Кроме того, танковый проект — не единственный, в котором участвуют наши соотечественники. В официально начавшемся
2 января с.г. новом турецком тендере на производство 8 современных корветов типа MILGEM (Patrol and Anti Submarine Warfire Ships Acquisition Project) с последующей достройкой еще 4 боевых кораблей украинская сторона принимает участие уже в составе сильной международной команды. Так, в состав промышленной группы UFUK International от Украины вместе с упомянутой фирмой «Прогресс» вошел Казенный исследовательско-проектный центр кораблестроения (г.Николаев) с новым проектом корвета «Мистраль-1500Т», Судостроительный завод «Океан», а от влиятельных партнеров — всемирно известная американская фирма-проектант боевых кораблей Gibbs&Cox, один из лидеров израильской оборонки — IAI (Israel Aircraft International) и турецкий судостроительный завод Jelik Trans. Кроме того, проект поддержали несколько банков стран-партнеров и Турции. Как считает главный конструктор военного кораблестроения Украины Сергей Кривко, единственным реальным соперником в борьбе за контракт (это свыше
1,5 млрд. долл.) является консорциум, представляющий интересы нескольких крупных кораблестроительных фирм Германии, а в случае успеха украинско-турецкие участники этого альянса могут получить не менее 35% заказов на комплектующее оборудование и материалы от общей стоимости контракта. Как видно, все чаще Украину начинают принимать в международные команды, и все чаще это альянсы с сильными западными производителями и разработчиками.

 

«Силы по вызову»

 

Создание интернациональных военно-морских сил BLACKSEAFOR, о чем 2 апреля с.г. Болгария, Грузия, Россия, Румыния, Турция и Украина подпишут в Стамбуле соответствующее соглашение, имеет для Киева двойное значение. Во-первых, оно оказалось ярким положительным обрамлением визита на турецкую землю украинской военной делегации. Не исключено, развитие военно-морских отношений может повлиять и на судьбу военно-технических проектов. Подразделение будет обеспечивать выполнение поисково-спасательных мероприятий, гуманитарных миссий, разминирование, защиту окружающей среды и контроль судоходства во время реализации операций гуманитарной помощи. Стоит не упускать из виду, что это не только первое многонациональное военно-морское подразделение, но и первое военное формирование, где участвуют Украина и Россия.

Во-вторых, его создание пришлось как раз на тот момент, когда начали пробуксовывать другие инициативы украинского батальонотворчества. Так, несмотря на очевидную пользу создания многонационального инженерного подразделения в Закарпатье «Тиса» и уже более года действующую его украинскую часть, подразделения Румынии, Словакии и Венгрии пока не готовы. Не исключено, что реализация идеи на море сдвинет с места и «работы» на суше. В том числе и в создании многонационального подразделения в рамках объединения ГУУАМ. Даже если количество его участников несколько уменьшится.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно