Стратегия стратегии — ноу-хау от НАЭК «Энергоатом»

10 августа, 2007, 15:50 Распечатать Выпуск №29, 10 августа-17 августа

На рабочем заседании в Кабинете министров Украины, состоявшемся 3 июля под председательством вице...

На рабочем заседании в Кабинете министров Украины, состоявшемся 3 июля под председательством вице-премьер-министра Украины Андрея Клюева, обсуждался проект «Стратегии развития ядерно-энергетического комплекса Украины до 2030 года».

Известно, что во время обсуждения документ подвергся критике со стороны представителей не только Госатомрегулирования — органа государственного регулирования ядерной и радиационной безопасности, но и представителей Минтопэнерго, к сфере управления которого относится НАЭК «Энергоатом». И авторам документа было предложено его коренным образом переработать. Однако критические замечания высокопоставленных чиновников не помешали руководству НАЭК «Энергоатом» уже 6 июля провести громкую информационную кампанию по презентации этого сырого документа с использованием печатных и электронных СМИ.

Казалось бы, странная история — неужели министерство до вынесения этого проекта на рабочее заседание в КМУ не могло добиться от руководства «Энер­гоатома» учета своих замечаний? Ведь именно Минтопэнерго в соответствии со своим положением, утвержденным постановлением правительства №1540 от 2 ноября 2006 года, «является основным органом в системе центральных органов исполнительной власти по вопросам обеспечения реализации государственной политики в электроэнергетическом, ядерно-промышленном комплексах». В связи с этим среди возложенных на него задач и определена разработка «концепции и целевых программ перспективного развития топливно-энергетического комплекса».

Судя по всему министерство не могло, а возможно, и не видело проект документа. Что-то явно не так в «минтоповском королевстве», и этот случай дополняет перечень фактов, свидетельствующих об отсутствии жесткой государственной управленческой вертикали в сфере ядерно-энергопромышленного комплекса и излишней самостоятельности руководства государственных компаний этой отрасли, в том числе и в вопросах межгосударственных отношений.

Анонсировалось, что проект стратегии разработан НАЭК «Энергоатом» вместе с Государственным научно-инженерным центром по контролю и аварийному реагированию (ГНИЦКАР) во исполнение постановления КМУ №456 от 14 марта 2007 года.

В пункте 7 этого постановления говорится: «Концерну («Укратомпром». — Л.Д.) в трехмесячный срок разработать проект Стратегии развития предприятий атомно-промышленного комплекса и ядерно-топливного цикла на период до 2030 года и подать его на утверждение в КМУ». Напомним, что уже существует «Энергетическая стратегия Украины до 2030 и последующие годы», утвержденная распоряжением КМУ №145-р от 15.03.2006 г., в которой есть специальный раздел IV «Стратегия развития ядерной энергетики», включающий и вопросы развития ядерно-топливного цикла в Украине.

Кабмин вполне логично давал задание руководству государственного концерна «Укратомпром», утверждая его устав, в рамках действующей «Энергетической стратегии» разработать нечто вроде, как модно нынче говорить, дорожной карты развития всех предприятий, входящих в этот концерн. Очевидно, предполагалось, что в документе для каждого из предприятий будут четко очерчены задачи и цели, которых необходимо достичь, с разбивкой по годам; основные мероприятия, которые необходимо реализовать для их достижения, и ориентировочная сумма финансового обеспечения; источники финансирования для каждого конкретного предприятия. Все это должно было делаться на основе системного подхода и исходя из задания концерна, как известно, созданного «с целью обеспечения защиты интересов государства в процессе реформирования и совершенствования управления атомно-промышленным комплексом путем объединения его участников с централизацией функций научно-технического и производственного развития, инвестиционной, финансовой, внешнеэкономической и другой деятельности; для объединения производственных, научных и коммерческих интересов участников; для обеспечения общих экономических и социальных задач…», как определенно в его уставе.

Фактически же происходит подмена документов и на рабочее заседание в Кабмин представляется новый вариант «Стратегии развития ядерно-энергетического комплекса», который к тому же противоречит отдельным принципиальным положениям как самой «Энергетической стратегии Украины до 2030 года», так и другого правительственного документа, утвержденного распоряжением КМУ №436-р от 27 июля 2006 г., а именно: «Плану мероприятий на 2006—2010 годы относительно реализации «Энергетической стратегии Украины на период до 2030 года». ГНИЦКАР же продемонстрировал, как он умеет продать одну и ту же, по сути, работу несколько раз, внеся текстовые изменения, которые меняют всю идеологию действующей «Энергетической стратегии Украины». Ведь именно его сотрудники готовили раздел IV в последнем документе.

Из происшедшего можно сделать следующие выводы. Во-первых, руководство госконцерна «Укратомпром», которое одновременно руководит и НАЭК «Энергоатом», не очень представляет себе, как всем этим хозяйством управлять и каким образом поэтапно достичь целей, определенных в «Энергетической стратегии Украины», если оно собирается, конечно, их достигать, в чем есть обоснованные сомнения. А во-вторых, оно пытается более поздним документом (если его примет правительство) подкорректировать действующую «Энергетическую стратегию Украины до 2030 года» в пользу энергетической политики России и ее предприятий ядерно-энергопромышленного комплекса.

Например, в предлагаемой НАЭК «Энергоатом» проекте стратегии говорится о «завершении строительства энергоблоков №3, 4 Хмельницкой АЭС типа ВВЭР при корпоративном участии РФ», и «сооружении энергоблока №4 на Южноукраинской АЭС типа PWR (водо-водяной реактор под давлением западного дизайна. — О.Д.) при корпоративном иностранном участии (США, ЕС, Южная Корея)». А между тем в пункте 18 раздела ІІІ упомянутого выше «Плана мероприятий на 2006—2010 годы относительно реализации «Энергетической стратегии Украины на период до 2030 года» прямо написано: «Подготовка и проведение тендеров на определение поставщика, типа реакторной установки для энергоблоков №3 и №4 ХАЭС — III квартал 2007 г.». Третий квартал в зените, но что-то не слышно об объявлении упомянутого тендера. А ведь госконцерн «Укратомпром» и НАЭК «Энергоатом» как государственные компании просто обязаны проводить тендеры на закупку товаров, работ и услуг в соответствии с Законом Украины «О закупке товаров, работ и услуг за государственные средства».

Но что закон для сегодняшнего менеджмента «Укратомпрома» — НАЭК «Энергоатом»? Руководство этих компаний с легкостью подменяет не только документы, но и понятия, например, вместо диверсификации поставок ядерного топлива как одного из обязательных условий обеспечения энергетической безопасности Украины, что определено в Стратегии национальной безопасности Украины, утвержденной указом президента от 12 февраля 2007 года, оно записывает в своем проекте «Стратегии развития ядерно-энергетического комплекса на период до 2030 года»: «диверсификация внедряемых решений (?!!)». Это как понимать? ХАЭС на корпоративных основах уступим россиянам, потому что эта АЭС находится близко к границе и РФ сможет экспортировать часть принадлежащей ей энергии в страны ЕС, а Южноукраинскую АЭС, так и быть, частично уступим другим инвесторам?

Что касается раздела проекта «Стратегии…» «Обеспечение ядерным топливом», то введение в эксплуатацию промышленного комплекса по отработке Новоконстантиновского месторождения предполагается однозначно «при участии РФ (преимущественно для потребностей АЭС Украины)», а модернизация производственного оборудования, введение в эксплуатацию нижних горизонтов и дальнейшая отработка запасов Ватутинского, Мичуринского и других месторождений — «при корпоративном участии отечественных и иностранных инвесторов (преимущественно для пополнения резерва уранового концентрата и рыночного сбыта излишков)».

Если учесть, что Новоконс­тантиновское месторождение, как ожидается, даст первую продукцию в виде уранового концентрата в 2008 году, и туда вложена уже достаточно большая сумма денег из госбюджета Украины, то как вы думаете, выгодно ли россиянам будет участвовать в создании совместного предприятия на базе именно этого месторождения? Ведь урановое сырье им остро необходимо прямо сейчас, поскольку корпорация ТВЭЛ осуществляет 17% всех продаж свежего ядерного топлива в мире, а урана собственной добычи в РФ не хватает. А другие иностранные инвесторы подождут — будут вкладывать деньги в наши урановые производства сейчас, но пока «Укратомпром» не создаст годовой резерв свежего топлива и уранового концентрата (по их планам, это займет три-четыре года), вывозить урановое сырье из Украины им будет нельзя.

Чем больше читаешь проект стратегии, «испеченной» в НАЭК «Энергоатом», тем больше убеждаешься в том, что истинные намерения авторов выпирают из текста, как бы они ни старались их скрыть, точно по теории дедушки Фрейда. То, что Украина должна участвовать в качестве основателя Международного центра по обогащению урана в г.Ангарск (РФ), вроде бы уже сомнений ни у кого не вызывает. Но вот в проекте стратегии появляется вдруг положение о «корпоративном участии в создании мощностей по фабрикации тепловыделяющих сборок (ТВС) для реакторов типа ВВЭР в г.Новосибирске, РФ, при участии отечественных субъектов в производстве комплектующих».

Как же так? В действующей «Энергетической стратегии Украины до 2030 года» говорится о создании завода по фабрикации тепловыделяющих сборок на нашей территории, потому что у нас есть циркониевые руды, мы умеем делать сплавы из циркония и даже прокат, только надо восстановить эти производства. По большому счету, именно для возрождения предприятий ядерно-топливного цикла Украины и создавался государственный концерн «Укратомпром», чтобы максимально эффективно использовать все сырьевые, производственные и научно-технические ресурсы, имеющиеся в Украине в области ядерно-топливного цикла, с учетом основных трендов в сфере нераспространения ядерного оружия. А у России нет циркония, и мы ей поставляем его концентрат, из которого там изготавливаются те самые сплавы, прокат и конечные изделия — ТВС, которые Украина и покупает, тратя с каждым годом все большие финансовые ресурсы, поскольку РФ повышает цены не только на газ.

Все страны стараются продавать не сырье, а продукцию из него более высокого передела. По этому пути идет Казахстан, который имеет на своей территории богатые запасы урановой руды. Но в ближайших задачах государственной компании «Казатомпром» — торговать на мировом ядерном рынке урановой продукцией с более высоким переделом, в идеале — готовыми тепловыделяющими сборками. Именно это послужило стимулом для присоединения Казахстана к проекту создания Международного центра по обогащению урана в Ангарске. Именно этим объясняется попытка «Казатомпрома» купить 10% акций американской компании «Вестингауз», которая производит ядерное топливо, в том числе для российских атомных реакторов типа ВВЭР-1000.

А по проекту стратегии имени Андрея Деркача мы будем по-прежнему поставлять циркониевый концентрат в РФ, окончательно угробим циркониевую металлургию Украины и не создадим завод по фабрикации свежего ядерного топлива, а следовательно, и дополнительные рабочие места. Интересно, как последнее обстоятельство сочетается с социалистической идеологией партии, по квоте которой он и получил эту буквально «омріяну» им должность?

Какие же цели преследует сегодня топ-менеджмент «Укратомпрома»? Если проанализировать заявления руководителей концерна, то можно выделить ключевое «послание», озвучиваемое в разных контекстах и разных вариациях — только скорейшая корпоратизация предприятий, входящих в «Укратомпром», и прежде всего НАЭК «Энергоатом», даст перспективу осуществления «планов громадья», только она расширит возможности концерна привлечь финансовые ресурсы. Вроде бы, логично, но настораживают несколько моментов.

Во-первых, возникают сомнения в профпригодности главного «корпоратизатора» концерна и эксплуатирующей организации одновременно — первого вице-президента по экономическому развитию и корпоратизации НАЭК «Энергоатом», члена наблюдательного совета госконцерна «Укратомпром» Н.Константинова, который на заседании журналистов Клуба ядерной прессы 21 июня заявил, что «региональные подразделения Украинского бюро технической инвентаризации оценивают возможности паспортизации (инвентаризации? — О.Д.) предприятий, которые входят в состав государственной корпорации «Укратомпром», в течение полутора-двух лет». По его убеждению, «БТИ являются единственной структурой, которая имеет право по закону заниматься такой деятельностью, но опыта работы с такими большими объемами у него нет. Многие из нас имели отношения с БТИ во время оформления документов на собственную квартиру. А здесь — одна из наибольших компаний страны». Конец цитаты.

Так вот, дорогие читатели, инвентаризация собственности государственных предприятий в Украине осуществляется в соответствии с «Положением об инвентаризации собственности государственных предприятий, которые приватизируются (корпоратизируются)», утвержденным постановлением КМУ №158 от 2 марта 1993 г., и проводится по «Методике проведения инвентаризации объектов государственной собственности», утвержденной опять же постановлением КМУ №1121 от 30 ноября 2005 г.

В соответствии с этими документами, инвентаризация госимущества осуществляется по решению соответствующего органа государственной власти (в данном случае — Минтопэнерго Украины, поскольку «Укратомпром» ему подчиняется). Для проведения инвентаризации создается специальная комиссия приказом Фонда госимущества, председатель инвентаризационной комиссии также назначается ФГИ. То есть о БТИ в этих нормативно-правовых актах не говорится ни слова!

Во-вторых, в украинских реалиях корпоратизация госпредприятий может иметь следствием теневую приватизацию и потерю контроля государства над активами предприятий, имеющих стратегическое значение для обеспечения энергетической безопасности страны. Схемы давно и хорошо отработаны (допэмиссия с размыванием государственной доли, продажа акций, приватизация менеджментом, рейдерство и бесконечные суды по малейшему поводу). И процесс уже пошел.

Так, еще не успел «Укратомпром» представить широкой общественности и родному правительству Стратегию развития предприятий, входящих в концерн, и организовать надлежащим образом работу концерна, как в конце апреля стало известно, что генеральный проектировщик всех украинских атомных энергоблоков ОАО «Научно-исследовательский институт киевский «Энергопроект» сменил акционеров, продав часть своих акций российскому ОАО «Группа Е4» и действующему в ее интересах ЗАО «Капитал-инвест». На двоих они сконцентрировали 49,99% акций, но не остановились на достигнутом и продолжают скупать акции у физических лиц. Фактически Украина продала своего проектировщика АЭС российским конкурентам.

В мае российское предприятие «Гидромашсервис», входящее в концерн «Гидравлические машины и системы» (Москва), купило 40% акций Научно-исследовательского и проектно-конструкторского института атомного и энергетического насосостроения (г. Сумы), добавив их к 8% акций, которые у него уже были.

В конце июня российская компания «Силовые машины» купила более 80% акций ЗАО «Трудовой коллектив «Харьковский научно-исследовательский и проектно-конструкторский институт «Энергопроект». Это ЗАО владеет 30% акций харьковского «Энергопроекта» и пока еще находится под контролем нашего государства. Подчеркиваю: пока еще…

Злые языки говорят, что продажа россиянам акций киевского «Энергопроекта» менеджментом этого института проходила под давлением руководства НАЭК «Энергоатом» и «Укратомпрома». А теперь подсчитаем.

А.Деркач заявил, что киевский «Энергопроект» будет генеральным проектировщиком новых энергоблоков №3 и №4 ХАЭС. Стоимость каждого из них, если это по планам НАЭК будут российские ВВЭР-1000, составляет около 1,5 млрд. долл. (это стало известно после победы российского «Атомстройэкспорта» в тендере на строительство АЭС «Белене» в Болгарии, т.е. соответствует мировому уровню цен на реакторы такого типа). В мировой практике стоимость проекта составляет 10% от стоимости строительства, т.е. за проектирование только этих двух атомных энергоблоков проектировщик может получить до 300 млн. долл.

Кроме того, РФ сама имеет масштабные планы развития собственной ядерной энергетики (построить до 40 атомных энергоблоков) и собирается участвовать в международных тендерах на строительство АЭС за границей (в Индии, Китае, Беларуси, других странах — речь идет о 30—40 атомных энергоблоках). Проектирующих мощностей в самой РФ будет явно не хватать, и киевский «Энергопроект» смело может рассчитывать на получение заказов от «Росатома» на проекты АЭС как для РФ, так и для других стран. Не могу согласиться с мнением В.Бронникова, народного депутата V созыва, что продажа российским структурам акций украинских «Энергопроектов» позволит обеспечить их заказами. Они были бы ими обеспечены и без продажи акций. Тем более что как для проектного института, то киевский «Энергопроект» имел неплохую прибыль и без таких крупных заказов, как проект АЭС. По итогам 2005 года, она составляла 38 млн. грн., а 2004-го — 53 млн. грн.

Таким образом, тенденция развития событий совершенно ясна. А именно — Российская Федерация на системной основе быстро и нахраписто реализует политику установления контроля над предприятиями, государственная доля активов которых должна находиться в управлении госконцерна «Укратомпром» в соответствии с постановлением КМУ №1854 от 29 декабря 2006 г. Российские компании в полной мере используют отсутствие законодательной базы в Украине относительно особенностей управления активами и собственностью предприятий, входящих в ядерно-энергопромышленный комплекс Украины (которая должна была бы предусматривать в том числе и наличие в финансовых планах предприятий концерна статьи на выкуп акций у миноритарных акционеров ОАО для формирования контрольного пакета акций государством). А также успешно и эффективно пользуются услугами пророссийского атомного лобби в украинском правительстве.

В заключение отмечу, что В.Янукович и А.Клюев, оказывается, люди отходчивые, ибо назначили А.Деркача на должность президента НАЭК «Энергоатом» (и даже включили его в свой партийный список под №96 на досрочные выборы в ВР!), несмотря на то, что осенью 2004 года, дойдя до Верховного суда Украины, А.Деркач выиграл дело о бездеятельности правительства В.Януковича на ниве обеспечения ядерной и радиационной безопасности из-за невыполнения ряда важных программ в сфере ядерной энергетики. Среди прочего, в вину руководству КМУ ставилась его неправильная кадровая политика в связи с назначением руководителем НАЭК «Энергоатом» С.Тулуба, больше знакомого с угледобывающей промышленностью, который и «завалил», по мнению истца, выполнение ряда программ, в частности, «Комплексной программы модернизации и повышения безопасности энергоблоков атомных электростанций», «Комплексной программы работ по продлению срока эксплуатации энергоблоков атомных электростанций» и др.

Судьба предоставила возможность «суперпрофессионалу» А.Деркачу, как он себя последнее время называет, доказать на деле свой профессионализм в ядерной энергетике. Улучшилась ли ситуация с выполнением важных для ядерной энергетики Украины программ? Увы, результаты неутешительные, судя по решениям коллегии Государственного комитета ядерного регулирования Украины от 25 января и 24 апреля 2007 года. В них, в частности, констатируется, что «срыв сроков выполнения плана-графика на 2006 года по реализации организационно-технических мероприятий, разработанного во исполнение «Концепции повышения безопасности действующих энергоблоков атомных станций»… свидетельствует о неэффективности существующей системы управления и системы инженерно-технической поддержки НАЭК «Энергоатом»; неспособности эксплуатирующей организации спланировать работы по выполнению плана-графика на краткосрочный период (один год)».

Еще хуже ситуация с выполнением «Комплексной программы работ по продлению срока эксплуатации энергоблоков атомных электростанций» и связанной с ней «Программы квалификации оборудования АЭС». Коллегия ГКЯР отметила в своем решении, что выявлены «серьезные недостатки в организации, управлении и контроле за выполнением работ по продлению сроков эксплуатации энергоблоков №1 и №2 РАЭС», а также, что «срыв сроков выполнения «Программы работ по квалификации оборудования АЭС Украины» может привести к «невозможности продления эксплуатации на сверхпроектный срок энергоблоков №1, 2 РАЭС и №1 ЮУАЭС до дат, определенных в «Энергетической стратегии Украины до 2030 года» Работа НАЭК «Энергоатом» по реализации вышеупомянутых программ признана неудовлетворительной.

Может ли один человек, не имеющий опыта руководства большими коллективами, адекватно справляться с работой, находясь одновременно во главе самого крупного по активам государственного концерна Украины «Укратомпром» и еще одной большой госкомпании, дающей стране 50% электроэнергии — НАЭК «Энергоатом»? А ведь эти компании имеют стратегически важное значение для энергетической безопасности нашего государства? А если это к тому же противоречит положениям постановления КМУ №245 от 3 апреля 1993 г. «О работе по совместительству сотрудников государственных предприятий и организаций», в котором определено, что руководители государственных предприятий не имеют права работать по совместительству (кроме научной, преподавательской и творческой деятельности), то ответ на этот вопрос абсолютно ясен.

Еще год такой «успешной» работы по «защите интересов государства в процессе реформирования и совершенствования управления атомно-промышленным комплексом», и предприятия Украины в этой отрасли будут филиалами российского концерна «Атомпром», а мечта руководителя Федерального агентства по атомной энергии РФ С.Кириенко по восстановлению технологических цепочек бывшего Минсредмаша СССР сбудется окончательно.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №43-44, 16 ноября-22 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно