СТАРЫЕ ПЕСНИ О ГЛАВНОМ. О КОНСТИТУЦИИ

15 марта, 1996, 00:00 Распечатать

В Украине появляются свои сезонные традиции, что уже можно считать определенным показателем зрелости государства...

В Украине появляются свои сезонные традиции, что уже можно считать определенным показателем зрелости государства.

Летом у нас обязательно переговоры с Россией по Черноморскому флоту. Осенью - экономическая программа на следующий год. Зимой - шахтерская забастовка и энергетический кризис, тяжесть которого зависит от количества бастующих. Еще зимой имеем разъединение энергосистем Украины и России и непрерывные гололеды - улицы по традиции не чистят.

После недолгой февральской спячки в марте возобновляется конституционный процесс, который набирает силу и достигает апогея в июне. В этом месяце происходит конфликт интересов, который в конце концов разрешается и все вновь возвращается к Черноморскому флоту. Параллельно в Крыму в очередной раз срывается курортный сезон.

В настоящее время мы, как можно заметить по погоде, находимся как раз в начале возобновления конституционного процесса. Зима в этом году, как известно, морозная и долгая, а процесс возобновился достаточно спокойно и плавно. Конституционного паводка с человеческими жертвами и разрушениями пока не ожидается.

Само понятие «Конституционная комиссия», казалось бы, предполагает академическую тишину и сосредоточенность в поисках ответа на судьбоносные для страны вопросы. Но это, видимо, не у нас.

У нас заседание комиссии происходит как бы на игровом поле. В связи с уже знаменитым менталитетом украинского народа поле напоминает шахматное, а не Бородинское. И хотя Александру Морозу не понравилось понятие «пат» применительно к конституционному процессу - хочет того Александр Александрович или нет, процесс напоминает игру.

Возвращаться к предмету подробно смысла нет - проект Конституции в варианте полугодичной давности смаковался во всех газетах. Последний отважно опубликовала «Правда Украины», что вызвало просто какой-то религиозный гнев у представителей левых фракций парламента.

Поднявшийся в начале заседания комиссии человек из фракции коммунистов потребовал разобраться, как и при каких обстоятельствах редакции газеты пришло в голову его напечатать. Человека пытались успокоить, но он требовал следствия и за главным редактором газеты чуть было не вызвали «воронок».

Размялись... Другой человек из той же фракции потребовал начать обсуждение постатейно и построчно.

С выступавшими вяло полемизировал Александр Александрович, уговаривая их сесть и поговорить о концептуальном. Коммунисты не соглашались и требовали разобраться с президентскими полномочиями немедленно. То есть немедленно лишить Президента их.

Л.Кучма наблюдал за всем этим как бы спокойно, и только опытные люди могли заметить, как внутри Президента потихоньку росло раздражение, какое у него бывает всегда при виде Владимира Романовича Марченко.

Но он вытерпел, не встал и не ушел, чем содействовал конечному результату. Нелегко все-таки быть у нас Президентом.

В конце концов все утихомирилось. Как известно, драка, которая не началась сразу, не начнется уже никогда. Все мирно перетекло в выступление сопредседателя рабочей группы, вдумчивого Владимира Буткевича.

Все-таки повезло Украине с сопредседателями. Конституция в устах В.Буткевича превратилась из политически важного документа в научную разработку. Страсти улеглись, и игровое поле временно превратилось-таки в академический зал.

Уже в перерыве все депутаты знали, чем дело закончится. Самый опытный депутат - Леонид Макарович Кравчук сразу сказал: «Необходимо как можно быстрее перенести проект Конституции туда, где принимают решения, - в Верховный Совет».

Можно поспорить с такой характеристикой законодательного органа, но факт остается фактом - никакого другого решения комиссия принять не могла и все-таки перенесла.

Игра разгорелась только вокруг одного - «одобрить», «принять в основном» или как-нибудь еще. Предлагаемый вариант «одобрить» не прошел - за него проголосовали 17 членов комиссии из 33 присутствовавших. А не прошел он потому, что, оказывается, решения комиссия принимает от списочного состава - 39 человек. Не хватило трех голосов.

После этого долго искали компромисс между левыми и правыми, и в итоге все завершилось вариантом, который снова, как и в предыдущих дебатах двух властей, все посчитали для себя победой.

Представители Президента - потому что в решении все же сказано об «одобрении». Представители парламента - потому что упомянули о необходимости учесть при доработке все мнения членов комиссии. То есть, одновременно учесть мнения лидера коммунистов и, скажем, Ивана Зайца. Или создать такой гибрид шмеля с лебедем (я не имею в виду, Боже упаси, никого конкретно).

И все же разминка, используя ту же клятую игровую терминологию, позволила, как говорили раньше, «выпукло очертить» и «наглядно продемонстрировать».

Наглядно продемонстрировано было, что Конституцию парламент не примет. Просто потому, что не судьба ему ее принять. Две трети голосов в лучшем случае наберут статьи о всеми забытой судебной ветви власти.

Выпукло очерчен круг противоречий. Прежде всего, полномочия Президента по формированию правительства. Депутаты определенной ориентации не согласятся отдать это право Президенту, а Президент не захочет его отдавать депутатам.

Во-вторых, полномочия парламента. Парламенту их будет мало, поскольку, как сказал ранее А.Мороз, он должен не только принимать законы, но и участвовать в формировании политики, а также контролировать. Президент так не считает.

Есть еще, конечно, двухпалатность парламента, которая напрямую связана с его полномочиями.

Есть еще местное самоуправление, которому государство не делегирует ничего, кроме собственно местного самоуправления. Короче говоря, все это чревато полным разрушением системы Советов как таковой. Никакой истинный ленинец с этим не согласиться никогда.

Есть, наконец, такая деталь, как полномочия премьер-министра. Его в проекте почти нет, а есть коллегиальный орган исполнительной власти. По этому поводу, кстати, еще не высказался Е. Марчук, хотя, как некоторым кажется, он не должен так уж сильно возражать против этих положений. Почему? Ну, хотя бы потому, что Конституция принимается надолго, а пост премьера для конкретного лица в исторической перспективе - место достаточно временное.

Всего перечисленного достаточно для того, чтобы сделать консенсус невозможным. Причем конфликт между властями вещь достаточно ординарная для всех стран мира, у нас, как и у великого соседа, несет и политический оттенок, который с каждым днем становится все резче и сильнее.

Независимо от принадлежности к ветвям власти - правые выступают за сильную президентскую власть, левые - за парламентскую. Было бы любопытно поставить эксперимент на одной отдельно взятой области, какой не жалко - а что, если ее начальником с широчайшими правами поставить коммуниста, а в представительский орган посадить демократов - во что тогда выльется политическое противостояние?

Хотя, при известном стечении обстоятельств, этот эксперимент будет поставлен в России после июня 1996 года. Почему-то мне не кажется, что Геннадий Зюганов, будучи всенародно избран, откажется от дарованных ему Борисом Николаевичем полномочий. Конечно, это будет обосновано необходимостью сильной власти на переходный период к светлому будущему, где пост президента, безусловно, будет отменен. Длительность переходного периода при этом никто не установит.

Российский фактор, кстати, начнет сказываться на ходе принятия Конституции чем дальше, тем больше. И хотя все президентские структуры всячески отрицают связь между ускоренным принятием Основного Закона и выборами в России (им положено это все отрицать), очевидно, что возможная победа Зюганова и мощный пропагандистский вал, который затем обрушится на украинского избирателя, могут внести неразбериху в стройную систему народного волеизъявления на референдуме.

И, напротив, в интересах лидера социалистов на всякий случай оттянуть момент всенародного голосования до появления благоприятного фактора извне.

Между прочим, последним и чуть ли не самым острым может стать тогда вопрос о сроках действия Конституционного договора. Мина, заложенная в самом тексте документа, начинает потихоньку взрываться.

В преамбуле четко сказано - стороны исходят из необходимости создать все надлежащие условия для того, чтобы принять Конституцию в течение одного года - до 8 июня 1996 года.

Статья 60 не менее четко гласит: Конституционный договор действует до принятия новой Конституции. Вот и судите сами, сколько он действует на самом деле.

Правда, депутат В.Стретович подсказал еще один нестандартный выход из ситуации - одна из сторон может договор, как это бывает со всеми договорами, расторгнуть. Это, действительно, может быть с договорами. Только в обычных договорах, как правило, оговаривается порядок расторжения их по инициативе одной из сторон. В данном документе этот вопрос деликатно оставлен в покое. И даже не к кому обратиться и попросить рассудить. Может, у народа поинтересоваться?

Крымский вопрос, который давно пропал, возник опять. Благодаря явившемуся в проекте Конституции термину «Устав автономии» вместо «Конституция Автономной Республики Крым».

Авторы этого изящного решения с итальянским душком (это в Италии провинции имеют Уставы) доказывали журналистам, что в унитарном государстве двух Конституций не бывает, что проект Конституции Крыма не соответствует ничему правовому и т. д.

Наверное, они во многом правы. Как юристы. Но Крым с самого своего начала и до сегодняшнего дня существовал как исключительное политическое, а не юридическое явление. И проблема его в конце концов была в целом решена политическими методами, а не механическим приведением его статуса к положению Волынской области - пророссийских политиков грамотно загнали в оппозицию, руководить парламентом стал понятливый Е.Супрунюк, премьером назначен хозяйственник, Семенов в Севастополе меньше всего похож на экстремиста.

Введение Устава (так и хочется добавить - внутренней службы) объединит разобщенный парламент в борьбе за свои права, и Е.Супрунюк примет под белы рученьки С.Цекова, и отправятся они на митинг агитировать народ за самостоятельность. Только первый будет бороться за себя как руководителя республики, а второй - призывать на помощь Москву. Москва, как известно, в такие моменты не медлит.

Хотя, с другой стороны, если нужно где-то размяться застоявшейся Национальной гвардии - тогда, конечно, почему же нет. Только тогда лучше и автономию как таковую отменить. Действительно, что это за автономии в унитарном государстве?

* * *

Мораль всего вышеизложенного. В одно из теплых весенних или ранних летних воскресений народу придется встать пораньше и по дороге на дачу заехать на избирательный участок и сделать свой исторический выбор.

Народ, как известно, никогда глубоко не заблуждается.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно