Сомнительное будущее генерала Мушаррафа

22 февраля, 2008, 16:04 Распечатать Выпуск №7, 22 февраля-29 февраля

Впервые за многие годы в Пакистане прошли демократические выборы, принесшие по крайней мере два неожиданных результата...

Впервые за многие годы в Пакистане прошли демократические выборы, принесшие по крайней мере два неожиданных результата. Первый — невероятно скромные результаты у партий, ориентирующихся на исламистов. Второй — впечатляющая победа светской оппозиции. Больше всего голосов набрала Пакистанская народная партия (ПНП), которую в прошлом возглавляла экс-премьер Беназир Бхутто, а теперь — ее муж Асиф Али Зардари. В парламенте она получила 84 мандата. У оппозиционного крыла Мусульманской лиги Пакистана (Н), возглавляемого еще одним бывшим премьером — Навазом Шарифом, 63 мандата, а Мусульманская лига Пакистана (К), фракция, лояльная к президенту Первезу Мушаррафу, получила 36 депутатских мест. Для оппозиции выиграть выборы, особенно после трагической смерти Беназир Бхутто, не составляло особой сложности. Но теперь перед ней стоит колоссальная задача: придется доказать пакистанскому народу, что его выбор действительно был правильным.

Пакистан опоздал к реальной демократии, но уже то, что президент Первез Мушарраф таки отважился создать условия для свободного выбора своих граждан, свидетельствует о появлении шанса для изменений и начала новой эры стабильности в стране. Вместе с тем справедливые выборы ставят новое правительство перед рядом жестких вызовов. Среди них — отсутствие у победителей силовых и административных рычагов для управления текущей ситуацией в стране. Можно теперь в который раз пожалеть, что пакистанская политика потеряла Беназир Бхутто, которая была бы идеальным выбором в этих чрезвычайно сложных обстоятельствах.

Оппозиционные партии провозглашали хорошие лозунги и опирались на близкие им слои социума, при этом не имея никаких дальновидных планов, которые могли бы изменить в лучшую сторону ситуацию в Пакистане. Они должны были бы сосредоточиться на проектах развития, создании новых рабочих мест, здравоохранении и ликвидации неграмотности среди населения. А также признать необходимость изменений в самой административной системе, несправедливой, порочной и предусматривающей нечестное распределение общественных благ. Борьба с бедностью и религиозным экстремизмом должна была бы стать основным приоритетом нового правительства.

Нельзя отрицать тот факт, что победа оппозиционных сил — это победа демократии. Но следующим шагом должно быть всестороннее содействие ее укоренению в Пакистане. С другой стороны, следует осознавать, о какой возможности установления демократии идет речь. Ведь Пакистан — бедная и необразованная страна. А если к этому прибавить религиозный экстремизм и огромное социальное неравенство, то приход в страну реальной демократии приобретает еще менее конкретные черты. Без толерантности не может быть прогресса в этом направлении. Поскольку демократия не может существовать одновременно с диктатурой или фундаментализмом. А если еще принять во внимание коррупцию и устоявшиеся феодальные традиции, то вырисовывается довольно нелестная и гнетущая картина.

Не стоит тешиться иллюзией, будто стабильности в Пакистане можно достичь легко и просто. Ведь Наваз Шариф никогда не был той политической фигурой, которая смогла бы выковать единство политикума. И нельзя исключать, что лидер Мусульманской лиги Пакистана (Н), вернувшись в большую политику, будет мстить. Кроме того, трудно прогнозировать, как долго будет длиться «медовый месяц» Шарифа с ПНП. Поэтому сильная политическая фигура, подобная Первезу Мушаррафу, сегодня необходима, чтобы установить баланс сил.

Не исключен вариант, что, заключив союз с рядом других партий, оппозиция сможет взять под свой контроль две трети депутатских голосов, вследствие чего у нее появится возможность объявить импичмент нынешнему президенту. Как считают некоторые пакистанские эксперты, у Мушаррафа нет другого выбора, кроме как пойти в отставку. Ведь это были больше чем просто выборы. Это был референдум касательно его поддержки пакистанским народом. С другой стороны, Первез Мушарраф прекрасно понимает, что в случае его добровольной отставки открывается возможность привлечения его к ответственности. Этой возможностью непременно воспользуется политическая оппозиция — она не собирается прощать ему организацию военного переворота.

Так что основным фактором политического противостояния в Пакистане вполне может стать перетягивание каната между президентом и будущим премьер-министром в попытке выяснить, какая из этих должностей предполагает лидерство в стране. Возможно, через суды различных инстанций. Но при этом не следует забывать, что президент Мушарраф в прошлом году существенным образом «зачистил» пакистанскую судебную систему, и теперь везде на ключевых должностях находятся «правильные» судьи, способные вынести по этому вопросу «правильное» решение.

Если же это не поможет, то в распоряжении Мушаррафа всегда будет такой действенный фактор «правосудия», как армия. Хотя сейчас он официально и не занимает высшую армейскую должность, но армия находится под контролем ставленника Первеза Мушаррафа и в момент «Ч» сможет быть задействована под тем или иным благозвучным предлогом для наведения конституционного порядка в стране.

Стоит обратить внимание и на тот факт, что после убийства Беназир Бхутто у оппозиции нет сильного лидера. А ее победа — это скорее фактор неприятия пакистанцами Мушаррафа, чем массовая поддержка оппозиционных лидеров. Ведь Асиф Али Зардари, возглавивший после смерти Бхутто ПНП, в народе не популярен. Многие еще помнят девяностые годы, когда близость Зардари к власти позволила ему нажить немалый капитал. Да и за девять лет, истекших со времени отстранения от власти другого оппозиционера — Наваза Шарифа, его авторитет в Пакистане также серьезно ослабел.

Для того чтобы в стране произошли положительные изменения, должно смениться несколько поколений. Гражданам страны следует избавиться от лояльного восприятия агрессивности военных кругов и снисходительного отношения к действиям исламских фундаменталистов и коррупционеров. Люди должны перестать бояться говорить то, что они думают, и активно противодействовать запугиванию и давлению на них. Только в таком случае стабильность достигнет пакистанской территории. Все это требует довольно продолжительного времени, но к этому стоит стремиться. Чтобы в результате получить стабильную ситуацию, при которой военный переворот станет невозможным.

Вместе с тем состоявшиеся выборы — не более чем амбулаторная помощь больному раком. Главные хирургические действия следует проводить в пакистанских вооруженных силах, в органах безопасности, политических партиях и, что не менее важно, в медресе, где проходят военную подготовку будущие фундаменталисты и террористы. В Пакистане тесно переплелись религиозность и история, и этот факт нельзя игнорировать. Большинство населения живет в сельской местности, оно необразованно, но очень религиозно. И воинствующую религиозность простого народа можно пригасить только путем повышения уровня жизни сельского населения, ведь исламский экстремизм имеет значительную социальную основу.

Несмотря на все положительные перспективы, которые гипотетически открывают свободные выборы, на сегодняшний день ключевыми проблемами все еще остаются: талибанизм, фундаментализм и терроризм; потеря доверия к президенту Первезу Мушаррафу; культура насилия и бомбисты; отсутствие молодых лидеров; большая зависимость от экономической и военной помощи Запада; неадекватность экономического развития регионов страны; концентрация политической и экономической власти у ограниченного количества лиц. И если эти проблемы не будут решаться, то Пакистан и в дальнейшем останется неустойчивым и уязвимым как для внешних, так и для внутренних факторов.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно