Словакия. Устав от реформ

23 июня, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск №24, 23 июня-30 июня

Парламентские выборы, состоявшиеся в Словакии 19 июня, стали знаковым событием. Прежде всего потом...

Парламентские выборы, состоявшиеся в Словакии 19 июня, стали знаковым событием. Прежде всего потому, что в складывавшейся вокруг них интриге — впервые в новейшей истории страны — политика играла отнюдь не ведущую роль. И если основным лозунгом выборов 1998 года была борьба за демократию, в 2002-м ключевыми стали дебаты вокруг присоединения к Евросоюзу и вступления в НАТО, то исход нынешних выборов зависел от позиций партий — участников гонки в вопросах экономики и социального обеспечения населения.

Подсчет голосов обернулся сенсацией: паче чаяния, основа нынешней парламентской коалиции — Словацкий демократический христианский союз действующего премьера Микулаша Дзуринды — финишировал вторым. Теперь ему будет принадлежать 31 мандат из 150 возможных. Словацкая народная партия и Партия венгерской коалиции провели в парламент по 20 депутатов. Движение за демократическую Словакию во главе с экс-премьером Владимиром Мечиаром и христианские демократы также будут представлены в парламенте — 15 и 14 мандатов соответственно. Коммунисты, вероятно, окончательно сошли с политической сцены в Словакии, не сумев преодолеть установленный законодательством пятипроцентный барьер.

Победителем же стала оппозиционная партия Smer-SD («Курс — социал-демократия»), которую в парламенте нового созыва будут представлять полсотни депутатов. Наиболее вероятно, что именно ее лидер — Роберт Фицо — возглавит правительство. «Появился шанс сделать Словакию более справедливым и более солидарным государством», — заявил он, комментируя победу своей партии на выборах.

И в этом г-н Фицо прав: со справедливостью и солидарностью у предыдущего кабинета складывалось не очень, хотя за два четырехлетних срока пребывания у власти команда западника Дзуринды сумела достичь блестящих результатов. Так, в марте 2004 года Словакия вступила в НАТО, а всего два месяца спустя состоялось и ее присоединение к ЕС. Одновременно в стране начался инвестиционный бум, в значительной мере вызванный введением единого подоходного налога как для физических, так и для юридических лиц, составляющего 19%. Иностранные предприниматели по достоинству оценили новшество, вкачав в экономику Словакии 11 млрд. долл., что помогло добиться наиболее высоких в Центральной Европе темпов роста — в прошлом году они составили 6,1%. Это принесло новые рабочие места и стремительное повышение зарплат. В результате Всемирный банк присвоил Словакии статус «Мирового лидера в области реформ».

Однако у «словацкого чуда» есть и обратная сторона. Были урезаны многие социальные программы, в том числе в области пенсионного обеспечения, а реформы в сфере здравоохранения привели к его коммерциализации. Кроме того, не во всех регионах страны показатели безработицы соответствуют среднему. Наиболее тяжелая ситуация сложилась на востоке страны, где без работы 28% населения (дошло даже до того, что накануне вступления в ЕС армии пришлось разгонять голодные бунты цыган, компактно проживающих в этом регионе). Вызвало недовольство и то, что правительство Дзуринды отдавало предпочтение иностранным инвесторам в ущерб словацким.

На это недовольство и сделал ставку амбициозный популист Роберт Фицо. В его предвыборной программе — в противовес предложениям Дзуринды — делается упор на государственное управление экономикой, сокращение темпов и масштабов приватизации, а также усиление социальной защиты населения. Эта стратегия оказалась выигрышной, и сейчас лидер эсдеков занимается формированием новой правящей коалиции. Однородной она не будет, более того, существует определенная вероятность, что Дзуринда останется у власти. Но произойдет это лишь в том случае, если действующему премьеру удастся договориться с партнерами по старой коалиции — партией венгерского меньшинства, Христианско-демократическим движением — и партией Владимира Мечиара «Движение за демократическую Словакию». Случись это — и новый блок получит преимущество над победителем в три десятка голосов. Трудность состоит в том, что христианским демократам не импонирует фигура Мечиара, из-за которого Словакия в свое время оказалась в изоляции. «Очевидно, что словаки проголосовали против реформ, но результаты немного лучше, чем мы ожидали, — отметил Ларс Кристенсен, старший экономист банка Danske Bank, курирующий Восточную Европу. — Дзуринда все еще сможет сформировать кабинет, если сумеет убедить Мечиара присоединиться к нему, а партнеров — принять это. Такая коалиция была бы лучшей новостью для инвесторов, потому что она будет свидетельствовать скорее о сохранении статус-кво, нежели о сворачивании реформ».

Все остальные варианты коалиционных соглашений строятся вокруг «Smer — SD». Самой прочной из них, как отмечают эксперты, могла бы стать уже вышеописанная комбинация, но с социал-демократами вместо экс-премьерских партий.

Вторая возможность — Smer, Словацкая народная партия и партия бывшего премьера Владимира Мечиара. Эксперты считают, что несмотря на близость программ партии, коалиция этих политических субъектов будет проблематичной. Категоричность высказываний лидеров Народной партии дает основание опасаться нестабильности такого правительства.

Последний вариант — так называемая сильная коалиция, в основу которой положен прагматичный союз Фицо и Дзуринды. Но заявления обоих заставляют предположить, что вероятность создания такой комбинации исчезающее мала: лидер социалистов настаивает на отмене радикальных реформ, а лидер христианских демократов — на их продолжении.

О сроках формирования коалиции пока судить трудно — некоторые эксперты полагают, что этот процесс может затянуться более чем на месяц. Но независимо от того, какой из вариантов будет претворен в жизнь, новое правительство будет все же более социально ориентированным. По словам экспертов, растущая экономика страны, вероятно, сумеет «переварить» реализацию некоторых предвыборных обещаний Smerа, вроде увеличения социальной помощи малоимущим, без срыва планов по вступлению в зону единой европейской валюты в 2009 году. Впрочем, Фисо настаивает на том, что вхождение в зону евро должно быть одинаково выгодно всем слоям населения — в противном случае он грозится пересмотреть план. Однако, как отметил Мирослав Пройхар из пражского отделения Ситибанка, курирующий Словакию, «экономика игнорирует действия правительства, если оно не предпринимает серьезных изменений. Сильный экономический рост сможет держать под контролем общественные финансы, даже если социальные расходы в какой-то мере возрастут». С другой стороны, хотя Фицо жестко критикует методы правительства Дзуринды, вряд ли он начнет резко сворачивать реформы. С одной стороны, это вызовет негативную реакцию ЕС и МВФ. С другой — позитивные результаты от шоковой терапии все-таки есть. Уровень безработицы снизился до 16 %, иностранные инвестиции оживили производство. Так что наиболее вероятный премьер, скорее всего, просто слегка смягчит линию своего предшественника, обойдясь полумерами вроде отмены оплаты основных медицинских услуг и высшего образования.

Иное дело — отношения с внешним миром. Лидер эсдеков заявил: «Мой визит в Москву будет среди первых зарубежных поездок в качестве премьер-министра Словакии. Мы отвергаем одностороннюю ориентацию Словацкой Республики на Запад. Я убежден, что Словакия должна иметь взвешенные дружеские связи с Украиной, Россией, Китаем». Из этого можно сделать вывод, что на посту главы правительства ярко выраженного «евроатлантиста» сменит «многовекторник». Главное, однако, чтобы эта многовекторность не обернулась банальным усилением влияния Москвы. Этому способствуют не только русофильские настроения Фицо (кстати, традиционные для словацкого социума), но и энергетическая зависимость: до 90% углеводородов Словакия получает от России, к тому же 49% акций в местной компании Transpetrol, управляющей словацким отрезком нефтепровода «Дружба», принадлежит российской компании «Роснефть». Кабинет Дзуринды, однако, рассматривал возможность диверсификации поставок топлива, в частности за счет совместных с Украиной проектов. Кроме того, в последние полтора года Словакия, как и вся Вышеградская группа, всячески поддерживала процесс демократизации нашей страны, выступая лоббистом интересов Киева в ЕС и НАТО. Остается надеяться, что дружба Братиславы с Москвой, обещанная Робертом Фицо, не станет альтернативой дружбе с Киевом.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 14 сентября-20 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно