ШВЕДСКИЙ МИНИСТР ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ ПОВТОРИЛА СУДЬБУ УЛОФА ПАЛЬМЕ

12 сентября, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №35, 12 сентября-19 сентября

Это уже настораживает: второе за семнадцать лет политическое убийство в благополучной Швеции. Как и Улоф Пальме, Анна Линд не признавала телохранителей, мол, зачем прятаться за их спиной от избирателей?..

Это уже настораживает: второе за семнадцать лет политическое убийство в благополучной Швеции. Как и Улоф Пальме, Анна Линд не признавала телохранителей, мол, зачем прятаться за их спиной от избирателей? Как и Улоф Пальме, она могла бы стать премьер-министром. Даже пятилетняя работа в МИДе не притупила в ней былой искренности и самоотверженности. Ее доступность и умение четко расставлять акценты — секрет популярности среди населения и уважения в кругах конкурентов. В дипломатии Анна Линд слыла безнадежным еврооптимистом. Но узнать, насколько убедительны были проповедуемые ею идеи Большой Европы для соотечественников, министру не посчастливилось. Она умерла в стокгольмской клинике Karolinska от полученных в торговом центре ножевых ранений за три дня до референдума о присоединении Швеции к еврозоне — утром 11 сентября.

Тот, кто это сделал, все еще на свободе. Был ли убийца тем самым «возбужденным человеком», который на глазах у прохожих срывал плакаты с портретом Анны Линд, призывающей сказать «да — евро», также неизвестно. О возможной связке говорит только факт, что свое возмущение мужчина выражал возле входа в «НК» (тот самый шведский универмаг). И, что самое примечательное, незадолго до того, как торговый центр посетила министр. Об убийце имеются скромные данные: он молодой, высокий, в камуфляжной куртке, шведской национальности.

Политические мотивы отбрасываются полицией с особой тщательностью. Но косвенно фигурируют в заявлениях почти всех шведских политиков. «Это атака на наше открытое демократическое общество», — слова премьера Горана Персона стали лейтмотивом бесконечной череды соболезнований и пищей для… многочисленных прогнозов. Аналитики полагают, что смерть Анны Линд может увеличить количество тех, кто в воскресенье отдаст свой голос за «евро» (подобно тому, как это было во время последних парламентских выборов в Голландии: после убийства Пима Фортейна за его партию проголосовало значительно больше избирателей, чем могли предсказать любые соцопросы).

Собеседники же корреспондента «ЗН» обратили внимание на подпись Анны Линд (а также гендиректора компании Ericsson) под опубликованной на прошлой неделе статьей, в которой утверждалось буквально следующее: в случае непринятия евро некоторым фирмам, возможно, придется покинуть Швецию. Этот совместный плод творчества государства и капитала успел разгневать не одного шведского активиста.

Впрочем, говорят сами шведы, это могло произойти в любой момент. Утром, когда Анна Линд бодрой походкой с неизменным рюкзачком направлялась к зданию министерства иностранных дел. Без служебного автомобиля и секьюрити. Днем, когда, пользуясь паузой в жестком графике министра, что-то оживленно обсуждала с коллегами на одном из центральных стокгольмских перекрестков. Вечером, когда, возвращаясь с работы, покупала сыновьям CD-диски или посещала с мужем-губернатором художественные выставки.

Как министр иностранных дел она впечатляла своей прямотой и проницательностью. Высказывания Джорджа Буша о причастности Ясира Арафата к террористической деятельности названы Анной Линд «неумными и неуместными» (израильский МИД однажды даже обвинил ее в «тенденциозности и подстрекательстве»). Председательство Сильвио Берлускони в Совете ЕС воспринималось 46-летней блондинкой едва ли не как катастрофа («если бы мы могли выбирать президента Евросоюза, то Берлускони мы бы не выбрали никогда»). А в преддверии председательства Швеции в ЕС (звездного часа Линд в дипломатии) шведскому министру удалось вывести из себя даже Хавьера Солану: она настаивала на том, что, согласно шведским приоритетам, с неоправданно закрытых документов ЕС по вопросам безопасности должен быть снят гриф «совершенно секретно». Бывший натовский чиновник не побоялся назвать требования Линд абсурдными.

Куда больше шума наделало выданное под чутким руководством министра разрешение шведским посольствам по всему миру проводить церемонии гражданского брака для геев и лесбиянок, если хотя бы один из них имеет гражданство Швеции.

Ну а если речь заходила об особых визовых льготах для жителей Калининградской области и ситуации с правами человека в Чечне, Анна Линд была одной из немногих, кому удавалось ставить на место навязчивых российских дипломатов. «Прекратите требовать изменений законов ЕС, сосредоточьтесь на том, чтобы максимально облегчить процесс получения калининградцами виз», — это из ее официальных заявлений. Доставалось и Украине. Именно во время председательства Швеции в Евросоюзе (2001 год) Брюссель разродился, пожалуй, самым жестким в украинско-евросоюзовских отношениях заявлением по поводу того, что «условия работы масс-медиа в Украине и далее остаются крайне тяжелыми, власти не могут должным образом гарантировать журналистам возможность работать в безопасных условиях, а дело Гонгадзе так и не было расследовано с надлежащей прозрачностью и тщательностью». Сама Анна Линд, посетив Киев с тройкой ЕС в феврале того же года, без стеснения говорила, что в Украине сложилась «очень сложная» ситуация, существуют как политические, так и экономические проблемы. И в то же время подчеркивала, насколько важно продолжать сотрудничество с Киевом, чтобы не допустить «его дальнейшего падения».

После всего этого, очевидно, трудно поверить, что многие дипломаты считали Анну Линд одним из лоббистов Украины в Европе. Именно она предложила разработать специальный целевой план действий ЕС относительно Украины, чтобы Киев не «затерялся» в компании с остальными соседями расширенного Евросоюза. Наверняка немногим известно и то, что шведский МИД в прошлом году разработал специальную Стратегию сотрудничества с Украиной на период с 2002 по 2004 год, чтобы помочь Украине хоть как-то вписаться в новую карту объединенной Европы. Согласно документу, совместные усилия Стокгольма и Киева должны сосредоточиваться на иммиграционной политике, поддержке общественных организаций, налаживании кооперации между шведскими и украинскими политическими партиями (особенно молодыми политиками), предоставлении юридических услуг нашим медиа-компаниям. Еще можно вспомнить, что именно с подачи шведского министра на саммите в Гетеборге Украину подключили к Европейской конференции и «перевели» из раздела «внешние отношения» в «будущее Европы». Анна Линд была привержена идее «поступательной интеграции» Украины в ЕС.

В самом же Киеве лучше всего об Анне Линд могли бы рассказать Анатолий Зленко и Виктор Ющенко. Однако первая телеграмма попала в Стокгольм от нового шефа украинской дипломатии Константина Грищенко. Затем «коварным нападением» возмутился Леонид Кучма и руководство СДПУ(о), не упустившее случая напомнить о своей принадлежности к европейскому социал-демократическому движению и «выразить сердечные слова поддержки» всем шведским единомышленникам.

Анна Линд любила шутить, что в «мужском клубе» глав внешнеполитических ведомств у нее есть одно преимущество: обычно коллеги быстро запоминают, кто министр иностранных дел Швеции. Яну Карлссону, временно назначенному исполняющим обязанности министра иностранных дел Королевства Швеция, наверняка придется туже. После Анны Линд прослывшему в мидовских кругах «скучным бюрократом» понадобится как минимум чувство юмора.

Когда верстался номер, стало известно, что по отпечаткам пальцев, обнаруженным на месте преступления, установлена личность нападавшего. Им оказался 30-летний мужчина, страдающий психическим расстройством. Его поиски продолжаются.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно