СЕМЬ НЯНЕК ДЛЯ ЕВРОИНТЕГРАЦИИ

3 августа, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №29, 3 августа-10 августа

Сразу же по назначению на пост главы украинского правительства Анатолий Кинах заявил журналистам о своем намерении создать наряду с Минпромполитики еще и министерство европейской интеграции...

Сразу же по назначению на пост главы украинского правительства Анатолий Кинах заявил журналистам о своем намерении создать наряду с Минпромполитики еще и министерство европейской интеграции. Этот орган, как можно было заключить из слов премьера, занимался бы координацией деятельности министерств и ведомств по сотрудничеству с Европейским союзом.

По прошествии двух месяцев уже нет сомнений в том, что эта инициатива была, во многом, импровизацией, преследовавшей кратковременные цели и не подкрепленной разработками экспертов. Не так давно украинский премьер отказался от этой идеи, заявив, что вместо министерства евроинтеграции будет создано управление в структуре Кабинета министров.

 

Когда говорят о необходимости создания в Украине органа, координирующего деятельность министерств и ведомств по сотрудничеству с Европейским союзом, а также пропагандирующего идею европейской интеграции, нередко приводят в пример страны Центральной и Восточной Европы. В частности, ту же Польшу, где уже около десяти лет существует подобная институция. В начале девяностых это было бюро европейской интеграции, входившее в состав кабинета министров и в острой межведомственной борьбе с польским МИДом сумевшее приобрести статус координатора. С конца девяностых —возглавляемый премьер-министром комитет европейской интеграции, в состав которого входит секретариат, выполняющий повседневную работу по координации и приведению Польши к стандартам ЕС. По мере того как Варшава приближается к осуществлению своей мечты — членству в Европейском союзе, она создает и другие органы, могущие поспособствовать реализации ее политики интеграции в европейские структуры. Например, группу переговорщиков по вступлению Польши в Европейский союз возглавляет член комитета европейской интеграции Ян Кулаковский.

Впрочем, возможно, что приводить в пример страны Центральной и Восточной Европы не совсем корректно. В отличие от Украины, где больше говорят о европейском выборе, нежели «делают дело», и скорее думают о внешнем эффекте, чем заботятся о внутреннем содержании, в восточноевропейских странах действительно реализовывают политику европейской интеграции. Для тамошнего политического истеблишмента нет дилеммы выбора между бедной и нестабильной Россией и богатой и стабильной Европой.

Что касается Украины, то еще на заре становления ее отношений с ЕС Киев также предпринимал попытки создать координирующий орган. Поначалу им был межведомственный комитет по связям Украина—ЕС (1994—1997 гг.). Позже его функции взяло на себя Национальное агентство развития и европейской интеграции. Впрочем, оно просуществовало недолго, эффективность работы его была невысокой, и под предлогом административной реформы агентство ликвидировали. Подразделение, занимающееся вопросами евроинтеграции, воссоздали в Министерстве экономики.

Соответствующие подразделения сегодня существуют в МИДе, Минэкономике, Минюсте и т.д. В какой-то степени деятельность этих органов исполнительной власти согласовывает МИД, являющийся координатором в сфере внешней политики. Впрочем, эта координация затруднена в силу специфики внешнеполитического ведомства: ему крайне трудно согласовывать работу органов исполнительной власти в таких сферах, как экономика и юстиция.

Однако координацией занимаются и органы, созданные в соответствии с «Соглашением о партнерстве и сотрудничестве» (СПС), — украинская часть совета и комитета по вопросам сотрудничества между Украиной и ЕС. Совет возглавляет премьер-министр, а комитет (по должности) — министр экономики (ныне это Александр Шлапак), который также является заместителем председателя украинской части совета по вопросам сотрудничества между Украиной и ЕС.

Эксперты критически оценивают роль совета и комитета как координаторов работы украинских министерств и ведомств по сотрудничеству с Евросоюзом. И дело даже не в том, что эти органы не имеют должных полномочий и рычагов влияния. Возглавляющие их люди в силу занимаемых ими должностей не могут уделять достаточно времени вопросам евроинтеграции, хотя Александр Шлапак и заметил как-то, что вопросы активизации внешнеэкономической деятельности Украины, в частности интеграции в ЕС, будут среди приоритетных направлений его ведомства.

Вероятно, именно эти соображения — необходимость координировать работу ведомств, дабы упорядочить выполнение соответствующих соглашений между Украиной и ЕС — присутствовали в решении Анатолия Кинаха создать министерство европейской интеграции. Но также не исключено, что среди прочих мотивов не последнее место (а некоторые утверждают, что и главное) занимало желание продемонстрировать западноевропейским правительствам и ЕС приверженность нового премьера курсу евроинтеграции, который для его реализации даже намерен создать специальное министерство. Помимо прочего, это было неплохой PR-акцией, направленной на улучшение международного имиджа самой страны, изрядно подпорченного внутриполитическим кризисом.

Какими бы мотивами ни руководствовался Кинах, но идея создания министерства евроинтеграции не вызвала у западноевропейцев восторгов: в Брюсселе больше обращают внимания не на декларативную сторону сотрудничества Украина—ЕС, а на выполнение конкретных пунктов «Соглашения о партнерстве и сотрудничестве». К тому же евробюрократы вовсе не считают, что для выполнения СПС необходимо министерство.

По имеющейся информации, на недавней встрече Анатолия Кинаха с послом Объединенного Королевства в Украине Роландом Смитом британский дипломат выразил общее мнение послов стран Евросоюза, что создание подобного министерства в Украине на сегодняшний день нецелесообразно. Причина: для Украины еще не время создавать подобный орган, поскольку эффект от его работы будет крайне низким, а затраты на его содержание — высокими.

Да и в Вашингтоне, как поговаривают, также выступили против создания министерства: там считают, что гораздо продуктивнее сотрудничество Киева с Евросоюзом проходило бы, если б вопросами евроинтеграции занимался специально назначенный вице-премьер с небольшим, но высокопрофессиональным аппаратом.

Среди украинских экспертов, занимающихся вопросами отношений Киева и Брюсселя, также распространено мнение, что создавать такое министерство на нынешнем этапе украинско-евросоюзовских взаимоотношений слишком рано: оно не справилось бы с возложенными на него задачами, и это в какой-то степени дискредитировало бы всю нашу евроинтеграционную политику. Помимо этого существуют и другие причины. Например, отсутствие в достаточном количестве подготовленных специалистов, свободно ориентирующихся в евроинтеграционной тематике, а также чрезмерные затраты на содержание нового министерства. Однако критическое отношение к идее создания министерства евроинтеграции не означает, что Украине не нужен исполнительный орган, который бы занимался координацией работы ведомств по этому направлению.

И в ситуации, когда, с одной стороны, идея министерства не получила поддержки у европейцев и вызвала отрицательную оценку у украинских экспертов, а с другой — существует потребность в координаторе, решение создать управление в структуре Кабинета министров — один из возможных выходов из сложившейся ситуации. Удачен ли он? Как представляется, статус управления для координирующего органа не дает основания для оптимистических выводов и больше говорит о формальном подходе к евроинтеграционной политике. Причины просты: низведенный до уровня простого управления при Кабинете министров, этот орган не будет иметь достаточных полномочий, чтобы координировать работу министерств и ведомств. А статус начальника управления не позволит его руководителю требовать и добиваться от глав министерств и ведомств выполнения необходимых решений.

При таком раскладе, когда министерство евроинтеграции создавать слишком рано и дорого, а существующих возможностей управления слишком мало, чтобы полноценно координировать работу ведомств по сотрудничеству с ЕС, возможно, имеет смысл вернуться к предложению американцев о вице-премьере, который в силу своего иерархического статуса будет иметь достаточные полномочия. Тем более что нынешний вице-премьер Роговой до своего назначения занимал должность министра экономики и, соответственно, возглавлял украинскую часть комитета по вопросам сотрудничества между Украиной и ЕС. Либо, как того предлагают эксперты, создать должность специального представителя правительства по вопросам европейской интеграции в ранге министра. Быть может, это как раз и позволит создать ситуацию, когда лелеять нашу евроинтеграцию останется одна, но ответственная, а главное, любящая «нянька».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно