«ЩЕ НЭ ВМЭРЛЫ» ДЕСАНТНЫЕ ВОЙСКА

29 апреля, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №17, 29 апреля-7 мая

28 апреля должно было состояться первое за последние два года десантирование военной техники. В ук...

28 апреля должно было состояться первое за последние два года десантирование военной техники. В украинских аэромобильных войсках, как и раньше в десантных, «нет задач невыполнимых», но проблема боевой подготовки жестко упирается в топливо. Аэромобильные войска остаются едва ли не главными его заложниками в ВСУ. Вообще же в независимой Украине десантирование техники (трех объектов) состоялось лишь однажды - в сентябре 1997 г., во время учений «Козацький степ-97». Пока предстоящие учения перенесены не по причине плохого финансирования: на прошлой неделе погиб на прыжках офицер, и до выяснения обстоятельств этого ЧП десантирование приостановлено. И все же финансирование боевой подготовки остается главной головной болью в нашей армии.

А НУЖНЫ ЛИ НАМ ДЕСАНТНЫЕ ВОЙСКА?

Нужны ли Украине воздушно-десантные войска, или, как они сегодня называются с учетом национальной доктрины, - аэромобильные войска? На этот счет однозначного ответа в среде украинского генералитета нет, как, кстати, не было и с самого начала украинской независимости. Оно и неудивительно, ведь создание ВДВ, которые прослыли агрессивным родом войск, пришлось на 30-е годы (первый десант был в 1930 г.), и уже до войны было создано 6 парашютно-десантных бригад, имеющих своей главной задачей захваты рубежей на путях выдвижения резервов в тылу противника. Учитывая, что теперь Украина ни на кого наступать не собирается, становится понятной позиция многих военачальников относительно необходимости развития украинских аэромобильных войск. Хотя большинство генералов все-таки за то, чтобы в составе ВСУ были силы быстрого реагирования.

По словам генерального военного инспектора при Президенте Украины генерал-полковника Василия Собкова, в составе Вооруженных Сил Украины сегодня уже есть мобильные силы, и в их составе, кроме двух механизированных полков, трех бригад спецназа, полка военно-транспортной авиации, есть и две аэромобильные бригады. Все эти части, как утверждал упомянутый генерал, полностью укомплектованы и имеют самую лучшую технику. Другой представитель украинского военного истеблишмента - командующий Сухопутными войсками генерал-полковник Петр Шуляк также подчеркнул, что аэромобильные войска «продолжают оставаться наиболее приоритетным родом войск» (в СВ ВСУ. - Авт.). Выходит, аэромобильные войска все-таки нужны, несмотря на сомнения относительно концепции их применения. Кроме того, не только аэромобильные войска, а и другие рода войск можно с полным правом отнести к наступательным. Как объяснил автору представитель Центрального аппарата Минобороны, по всем правилам военного искусства, если вероятный противник вклинивается на территорию Украины, то он уже достигает военного успеха. В такой ситуации для разгрома противника крайне необходимо иметь такие высокомобильные и подготовленные части, которые способны отреагировать мгновенно и задержать подходы резервов или вторых эшелонов войск противника. Учитывая возможность десантирования на занятую противником территорию, как раз эти задачи и призваны выполнить аэромобильные войска. Кстати, в свое время создание ВДВ инициировали именно командиры механизированных и танковых войск.

Есть еще и социальный фактор, наверное, немаловажный для Украины. Не секрет, что молодежь отнюдь не стремится сегодня в армию, авторитет которой в народе, хоть и перестал падать, но и расти еще не начал. Вряд ли во времена Союза для юношей существовал более сильный метод воспитания мужских качеств, чем служба в армии. И как солдаты Наполеона готовы были сражаться ради славы и почестей, так еще до сир пор не погибли (удивительно!) боевые традиции тех, кто носит голубые береты. В аэромобильных войсках утверждают, что самым страшным наказанием для солдата в голубом берете - лишить его берета, тельняшки и перевести в другой род войск. Там уверены, что, наладив тесные связи с казачеством и набирая представителей народного движения в аэромобильные, можно реально улучшить отношение украинской молодежи к своему воинскому долгу. В аэромобильных войсках служить пока еще хотят, в них еще есть внутренняя дисциплина и еще остались крупицы боевого духа. Ибо принцип обучения там, похоже, заимствован у японского фехтовальщика Цукахары Бокудена: «Воин должен учиться одной-единственной вещи - смотреть смерти в глаза без всякого трепета».

К слову, когда в прошлом году на территории Великобритании состоялись совместные украинско-британские учения, во время которых украинским десантникам приходилось соперничать с английскими профессионалами, принимавшими в свое время участие в боевых действиях на Мальвинских островах и прыгать с английскими парашютами с высоты 300 м, а не 600, как принято у нас, украинские десантники не оплошали и заслужили немало похвал от тех, кому пришлось «понюхать пороху».

ГУБИТ ДЕСАНТ

НЕ «ПЫВО», ГУБИТ ДЕСАНТ «ПАЛЬНЭ»

Их в Украине осталось не так много - три бригады и одна дивизия, а всего это немногим более 10 тыс. человек. Личный состав еще ухитряется прыгать, по большей части когда выполнение прыжков совмещается с тренировочными полетами военно-транспортной авиации. Но если офицеры и прапорщики выполняют планы боевой подготовки, то солдаты вместо 12-18 программных прыжков успевают сделать 3-6. Правда, генеральный военный инспектор В.Собков заверил автора, что в текущем году как прыжковые программы, так и планы боевой подготовки по налетам армейской авиации будут выполнены на 90%. В то же время на брифинге перед Днем Сухопутных войск в декабре прошлого года новый командующий П.Шуляк объявил, что в 1998 г. «неудовлетворительный уровень финансирования обеспечил выполнение учебно-тренировочных прыжков аэромобильных войск лишь на 28%». Впрочем, и с другими планами не все в порядке: планы стрельб из боевой техники выполнены всего на 70%, планы налетов армейской авиации - на 40%, а планы выполнения упражнений вождения боевой техники - только на 6%. Главной причиной такого уровня боевой подготовки является отсутствие топлива. Поэтому иногда командиры (подозреваю, что не только аэромобильных войск) употребляют в приказах странные и непонятные для непосвященных слова - «пеше-по-машинному», что означает выполнение учебно-боевых задач без боевых машин, но как бы имитируя нахождение в машине. Смешно. Вряд ли, если добавить к этому, что месячная норма боевой аэромобильной бригады в топливе - 2 тонны бензина и 2 тонны дизтоплива. Это с учетом хозяйственных задач. Так что сомнения относительно боевой подготовки войск имеют вполне реальное основание.

Но есть и другие цифры. Доля госбюджета на национальную оборону, по словам министра обороны Украины генерала армии Александр Кузьмука, сегодня составляет 50% критического объема. Но, оказывается, как подчеркнул министр на недавней встрече с представителями региональных СМИ, Вооруженные Силы не получают в полном объеме и этих сумм. На уже упомянутом прошлогоднем брифинге П.Шуляк отмечал, что «всего 18% вертолетов армейской авиации имеют юридическое право взлета». Это, правда, не означает, что они не исправны, просто необходимо заменить некоторые из агрегатов, ресурс использования которых вышел. Ремонт же одного вертолета стоит около 100 тыс. долл.

Если говорить о перспективах, то в украинском военном ведомстве в них еще верят. В том числе и для аэромобильных войск. Так, на текущий год запланировано провести большие комплексные учения с участием трех видов ВСУ - Сухопутных войск, Военно-воздушных сил и Войск ПВО, во время которых должно осуществиться масштабное десантирование двух усиленных батальонов с боевой техникой. Предполагается даже, что для имитации введения в бой десанта самолеты военно-транспортной авиации совершат перелет в 600-700 км. Как аэромобильные войска, так и авиация к выполнению такой задачи готовы. Но произойдет ли это все на самом деле, опять-таки зависит от поставок в ВСУ топлива.

ВЫЖИВУТ -

НЕ ВЫЖИВУТ?

Как уже упоминалось, своих средств доставки украинские аэромобильные войска не имеют. (Для сравнения: только в одной аэромобильной дивизии США до 300 вертолетов.) То есть, в случае внезапного военного конфликта (не дай Боже!) успех украинских будет напрямую зависеть от быстрого согласования всех вопросов со множеством начальников. Трудно сказать, просчитывается ли сегодня, сколько уйдет на это времени и хватит ли этого времени, чтобы выполнить задачу. Пока же командиры уверенно рисуют на своих рабочих картах районы предполагаемого десантирования, которое, увы, может и не состояться...

Первый начальник управления аэромобильных войск в независимой Украине генерал Виталий Раевский не только инициировал, но и яростно отстаивал выделение аэромобильных войск в самостоятельный род войск, что позволило бы не только «устранить многоступенчатость управления», но и иметь больше возможностей в реализации программы развития этого рода войск. Он также настаивал на подчинении аэромобильным войскам военно-транспортной авиации и обеспечения их специальной техникой. Генерал считал, что, будучи отдельным родом войск, аэромобильные могли бы получить средства для собственного развития. Говорят, что такая жесткая позиция стоила ему должности...

Пока что генералитет, принимающий решения, и слушать не хочет о переподчинении военно-транспортной авиации начальнику аэромобильных войск, мотивируя, что поддержка этого рода войск является лишь десятой частью задач армейской авиации. Но, по мнению специалистов военного ведомства, эта десятая часть и есть главной.

Десантникам действительно нужна техника. И не только средства доставки. Те боевые машины десантные (БМД-1 и БМД-2), которыми укомплектованы некоторые части аэромобильных войск, будут служить не более чем до 2010 г. Есть в Украине и некоторое количество десантной артиллерии (самоходные установки «НОНА», разработанные перед развалом Союза, способные стрелять любыми боеприпасами 120-мм калибра). При разработках этой техники были учтены вопросы ее десантирования, и ни БМП, ни тем более БТР не могут ее заменить. Стоит напомнить, что даже Газ-66 в ВДВ был разработан с учетом десантирования. Поскольку в программе развития вооружения и военной техники нет раздела, касающегося техники для аэромобильных войск, получается, что после 2010 г. десантирование техники останется в воспоминаниях бывалых.

Не все просто и с десантированием личного состава. К чести украинских разработчиков, в стране удалось создать замкнутый цикл производства национального парашюта, а также многокупольных систем и специальной системы «Шельф» для десантирования техники бесплатформенным способом, и при условии финансирования десантники парашюты получат. Но что касается парашютных приборов, то если не будет кардинальных мер, прыгать в войсках будут до тех пор, пока не закончится ресурс последнего прибора.

Можно упомянуть, что еще в 1994 г. существовала поэтапная программа развития техники для аэромобильных войск, о чем упоминал в одном из интервью генерал В.Раевский. Ею предусматривалась не только передача средств доставки и закупки радиотехники, вертолетов, мотодельтапланов, но и создание полигона и центра подготовки для этого рода войск. Но фатальность этой программы заключалась в том, что утверждалась она раньше программы строительства и развития ВСУ до 2005 г.

Еще одна проблема - кадры, которые, как известно, решают все. В украинских аэромобильных войсках осталось лишь 5-6 офицеров оперативного и оперативно-тактического уровня. Кафедры для подготовки профессионалов для аэромобильных войск такого класса в Академии ВСУ нет.

Конечно, можно сказать, что аэромобильные войска в таком же положении, как и другие рода войск, и заслуживают ровно столько, сколько может им дать держава. Но если учитывать тезис командующего СВ о том, что этот род войск продолжает оставаться приоритетным, то проблема украинских аэромобильных перерастает из частной в государственную. И с другой стороны, общественность может задать законный вопрос: если так обстоят дела с финансированием в мобильных силах ВСУ (как уже говорилось, почти половина аэромобильных войск зачислена в состав мобильных и, соответственно, имеет приоритеты комплектования, оснащения и т.д.) с боевой подготовкой, то что тогда в тех частях, которые не приоритетные?

Вряд ли кто-нибудь будет спорить, что обороноспособность страны - одна из ключевых составляющих национальной безопасности. Сегодня в Генштабе готовится новая доктрина, призванная учесть не только геополитические изменения последних лет, но и результаты тщательного анализа современных конфликтов на Ближнем Востоке и Балканах. Неизвестно, станет ли глава державы прислушиваться к настоятельным советам парламентариев относительно дополнительных мер по поддержке обороноспособности и найдет ли отражение в решениях Кабмина предложение Верховной Рады изыскать возможности для дополнительного финансирования ВСУ. Но очевидно, что не только людям в погонах этого очень хотелось бы.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно