Румыния и Молдова: ДОГОВОР КАК ПРИВИЛЕГИРОВАННОЕ ПАРТНЕРСТВО

12 мая, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №19, 12 мая-19 мая

В истории дипломатических отношений между Румынией и Молдовой базовый договор, парафированный 28 апреля сего года, останется как самый трудный и самый компромиссный документ...

В истории дипломатических отношений между Румынией и Молдовой базовый договор, парафированный 28 апреля сего года, останется как самый трудный и самый компромиссный документ. Первые дискуссии о принципах его создания состоялись в 1992 году, а последний раунд переговоров и замечаний на полях уже почти готового проекта документа — в ноябре 1999-го. За это время в обеих странах поменялись не только парламент и президенты. Менялась сама Европа, предлагавшая только что созданным независимым государствам новую философию объединения: помнить историю, но смотреть в будущее. Желание многих стран войти в евроатлантическое содружество и Европейский союз серьезнейшим образом повлияло не только на определение того, что называется «национальные интересы», но и на стратегию их достижения.

Бухарест все это время, определив стратегию, не забывал о тактике, а созидая будущее, напоминал о прошлом. Он предлагал Кишиневу еще раз вспомнить и осудить пакт Риббентропа— Молотова, ввести в текст договора синтагму «румынский народ по обе стороны Прута» и словосочетание «румынский язык». Исходя из национально-культурного родства, предлагалось и название базового договора: «Договор о союзе...», «Договор о политическом, экономическом и культурном братстве». На эти предложения молдавская сторона отвечала куда прозаичнее и менее сентиментально — «Договор о дружбе и добрососедстве». В конце концов компромисс был найден и базовый договор получил название Договора о привилегированном партнерстве и сотрудничестве между Румынией и Республикой Молдова.

Обе стороны нашли компромисс и в других вопросах, которые долгое время не позволяли завершить работу над текстом договора. Хотя открытого осуждения пакта Риббентропа—Молотова в договоре и не будет, зато будет его имплицитное дезавуирование через ссылку на Декларацию о независимости Республики Молдова от 27 августа 1991 года и декларацию румынского правительства относительно этого документа, датированную тем же числом. Менее удачным кажется третий компромисс, к которому прибегли румынские и молдавские политики. Именно он удостоен самых язвительных стрел и в Бухаресте, и в Кишиневе. Речь идет о том, что язык, на котором написан и отредактирован договор, назван не румынским, каким он действительно есть, не молдавским, который в конституции Молдовы упоминается как государственный язык этой страны, а «общим». Вот ярчайший пример того, как правда и научность становятся заложницами политики и дипломатии.

Выше названы самые трудные и болезненные места этого договора, не раз блокировавшие его окончательное редактирование и подготовку к парафированию. Серьезными и ответственными политиками он рассматривается, тем не менее, как важный документ, созвучный проевропейским намерениям обеих стран и в то же время благотворно влияющий на движение Румынии и Молдовы навстречу друг другу. Более двух лет назад экс-министр иностранных дел Румынии Адриан Северин во время встречи с президентом Молдовы П.Лучински говорил, что базовый договор должен стать документом «более прагматичным и менее риторическим и ностальгийным. Кажется, что именно этим критериям румынско-молдавский базовый договор отвечает сполна. И не правы, конечно, те политики в Бухаресте и Кишиневе, которые после парафирования договора в молдавской столице устроили ламентации и плач по утраченной румынской Бессарабии. В Румынии с таких позиций выступают прежде всего лидеры оппозиционных партий, а в Молдове даже те, кого причисляют к правящему большинству. Юрие Рошка, например, экс-вице-спикер и председатель Народной христианско-демократической партии, обратился к президенту Румынии Э.Константинеску и главам нижней и верхней палат румынского парламента И.Диаконеску и М.Ионеску-Кинтусу со специальным заявлением, в котором настоятельно просит не подписывать и не ратифицировать только что парафированный договор. А газета «Цара», контролируемая партией Рошки, именно в день парафирования документа вышла с передовицей «Внимание к молдавско-румынскому договору: лучше ничего, чем плохое соглашение». И.Рошка, и «Цара» главными недостатками договора считают то, что в нем прямо не упоминается и не осуждается пакт Риббентропа—Молотова, что отсутствует словосочетание «Два румынских государства», а румынский язык назван «общим языком». Кстати, Юрие Рошка не только пугает официальный Бухарест этим договором, но и упрекает его за «печальный прецедент подписания подобного договора с Украиной, который, будучи более чем уступкой, только углубил страдания и притеснения румынского населения... «Стоило бы поблагодарить господина Рошку за то, что он заботится о судьбе румынского населения Украины. Если бы он, конечно, понимал существо проблемы. Главная причина «страданий» румынов Украины, как, наверное, и украинцев Молдовы, состоит совсем не в том, что их ограничивают в национально-культурных правах, а в том, что им хронически не выплачивают или выплачивают с большими опозданиями зарплаты и пенсии».

Но вернемся все-таки к базовому договору между Румынией и Молдовой и к тому, что послужило главной причиной его критики: оставляет ли он шанс для объединения или воссоединения обеих стран? Тот, кто заинтересованно, но беспристрастно наблюдает за тем, что происходит в современной Молдове и Румынии, должен будет положительно ответить на этот вопрос. Бухарест вкладывает большие средства в развитие образования и культуры Молдовы. Прежде всего в виде выделения ее гражданам сотен стипендий для обучения в вузах Румынии. Таким образом он инвестирует, конечно, свое будущее, ибо первым мостом к единению и воссоединению всегда были культура и образование. Кроме того, продолжают развиваться унификационные процессы в партийно- политическом строительстве обеих стран. Недавно приведено в соответствие с румынским территориально-административное обустройство Молдовы. Обо всем этом и другом можно говорить как о продолжении или, точнее, о возрождении румынской традиции в жизни Молдовы, а можно — как о подготовительных тенденциях возможного объединения. Вполне заметно, как румынофобия периода приднестровской войны сменяется в современной Молдове если не на румынофилию, то во всяком случае на пристальное внимание местных граждан ко всему, что происходит в сегодняшней Румынии.

Одна из молдавских газет написала недавно, что большое число россиян и украинцев республики слушают программы румынского радио. Естественно, что по мере успешной реализации экономических реформ в Румынии и продвижения ее к Европейскому союзу интерес и симпатии к стране будут идти по нарастающей. Так или иначе, но именно Румыния должна стать локомотивом движения Молдовы в Европу. И если такое произойдет, то это будет означать не только интегрирование Молдовы в европейские структуры, но и процесс ее дальнейшего сближения с Румынией. Чем именно закончится подобное сближение — объединением или воссоединением, — покажет будущее.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно