РЕАНИМАЦИЯ МАЛАЙЗИЙСКОГО ВОЕННО-ТЕХНИЧЕСКОГО ВОПРОСА: ФРАГМЕНТ ИЛИ ТЕНДЕНЦИЯ?

31 января, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №4, 31 января-7 февраля

Без преувеличения, результаты встречи украинского и малайзийского премьеров в швейцарском Давосе ждали в Украине многие...

Без преувеличения, результаты встречи украинского и малайзийского премьеров в швейцарском Давосе ждали в Украине многие. И не только потому, что торговля с этим далеким государством сулит золотые горы. Просто слишком уж очевидными были проколы в развитии сотрудничества с этой страной до Давоса. И действительно, встреча Виктора Януковича и Махатхира Мохамада может ознаменовать новый отсчет. Или, как уже успели заметить эксперты, реанимацию отношений. Среди них военно-техническое сотрудничество в силу ряда причин занимает весомое место.

Не секрет, что Малайзия является для Украины крайне интересным партнером и довольно емким потенциальным заказчиком продукции военного и двойного назначения. В этом повинны не только изумляющие европейцев темпы развития малайзийской экономики. Но и амбиции лидеров этой страны. А, вернее, одного, поскольку малайзийский премьер Махатхир имеет в государстве фактически неограниченное влияние, которое будет сохраняться по меньшей мере до осени этого года — срока, который добровольно определил себе премьер, министр финансов и глава правящей партии в одном лице. Именно он вселил в малайцев уверенность, что Малайзия должна взять на себя роль регионального лидера, сформировав для этого единое оборонное пространство в стране с границей, протяженностью в две тыс. км, для чего ей необходимо как оружие дальнего действия, так и высокий уровень сухопутных сил, а также средств борьбы в условиях островной зоны. Привлекает экспортеров оружия концепция «обороны на дальних подступах» — она определяет закупки истребителей, фрегатов, подводных лодок, оснащение самолетов системой дозаправки в воздухе. Возможные боевые действия, по мнению руководства страны, должны и будут вестись на море и в небе.

Но также не секрет, что, несмотря на усилия на военно-техническом рынке фирмы «Прогресс» — одного из дочерних предприятий «Укрспецэкспорта», получившей исключительное право на его разработку, — отсутствие государственного лобби не позволило оружейным бизнесменам заключить ряд важных контрактов. Можно вспомнить, что запланированная в начале 2002 г. поездка в Малайзию первого вице-премьера Украины Олега Дубины так и не состоялась до апрельских переговоров оружейников. А усилия МИДа на этом поприще во время визита замминистра Владимира Ельченко не пробудили у малайзийского премьера желания заехать в Киев во время визита в Москву и в Варшаву в конце марта 2002 г. Хотя вроде бы было по пути… А именно во время пресс-конференции в Варшаве по завершении двухдневного визита в Польшу Махатхир неожиданно заявил о решении закупить польские танки.

Несостоявшуюся продажу партии танков считали в Украине одной из довольно емких потерянных сделок, поскольку тестирование в 2000 г. нового украинского Т-84 на мягких малайзийских грунтах дало многообещающие результаты. Однако Малайзия приняла решение закупить 64 танка PT-91 (модернизированный вариант Т-72) у Польши в рамках контракта на сумму 0—300 млн. — в зависимости от дополнительного технического оборудования, которое Малайзия закупит вместе с танками. Не стала преградой и стоимость машин: российские эксперты утверждают, что один польский танк обойдется ей приблизительно в ,7 млн., или на ,2 млн. дороже участвовавшего в этом тендере российского Т-90С. Россияне уверены, что где-то по ,5 млн. хотели получить от Малайзии и украинцы за Т-84. Кроме того, по желанию малайзийских военных на Т-84 были установлены французские радиостанции и немецкая система навигации, хорошо зарекомендовавшие себя в условиях джунглей.

В связи с этим заявление журналистам в Давосе госсекретаря украинского МИДа Александра Чалого о том, что Украина намерена продать Малайзии модернизированные танки Т-84 (причем не исключает возможности сотрудничества в этом с третьими странами), было встречено со смешанными чувствами. Представители оружейного бизнеса подтвердили автору, что реанимация танкового вопроса в Малайзии вполне реальна. В эту страну уже спешно отбыла украинская правительственная делегация. Активизировал там работу и «Прогресс». Во-первых, как считают специалисты, к украинским танкам возврат возможен хотя бы потому что, несмотря на заявленные технические решения, реализованные в польской машине, ее испытания должны начаться лишь этой весной. Во-вторых, не исключено, что при закупке первой партии польских машин, вторая и третья партии (в долговременных планах Малайзии оснастить танками три полка) могут оказаться украинскими или исламскими танками Al Khalid (с украинскими моторно-трансмиссионными отделениями). На первый взгляд, абсурдное решение — ведь необходимо совмещать две различные ремонтные базы — вполне может быть реализовано. Потому что на момент принятия Малайзией решения пакистанского серийного танка Al Khalid еще не существовало, а уровень исламской дружбы сегодня трудно переоценить. Наконец, база для ремонта и обслуживания танков может создаваться одним из производителей («родословная» всех трех машин — советская, и реальные отличия не такие, как, скажем, между французским и американским танками). В-третьих, как известно, вопросы ВТС всегда были прерогативой большой политики, и, как поговаривают в дипломатических кругах, Махатхир уже готов приехать в Украину, а до осени 2003 г. Леонид Кучма вполне может посетить далекое государство в Юго-Восточной Азии.

Ну, и если совсем уж честно, то танки далеко не единственная продукция (и далеко не основная), продвижением которой заняты украинские оружейные бизнесмены. Например, военные этой страны положили глаз на украинские технологии радиолокации. А именно, на РЛС 36Д6 в усовершенствованном варианте Казенного электромашиностроительного завода «Искра» (СТ-68УМ) и на миллиметровые цифровые РЛС для спецподразделений, производимые «Укрспецтехникой». Первые в Украине используются для наведения на цель зенитно-ракетных комплексов С-300, сотню вторых — РЛС «Барсук» и «Лис» — закупило для своих нужд отечественное пограничное ведомство. Кроме радиолокации, Малайзию интересуют быстроходные суда Феодосийской судостроительной компании «Море». Будут ли это «Зубры» или выбор падет на «Калканы» и «Грифы» либо их модификацию, пока неясно. Но, главное, у малайцев нет никаких предубеждений относительно украинской продукции. «Вы видите, какие ограничения существуют на рынках России. Определенные ограничения для нас существуют на рынках Европейского Союза. Рынки Малайзии и Бразилии более открытые, а главное — они открыты для нашей наукоемкой продукции», — заметил А.Чалый в Давосе. Да и Киев согласен на бартер: пальмовое масло и каучук вполне могут оказаться востребованными в Украине.

Наша страна начала наверстывать упущенное на малайзийском рынке уже прошлым летом. Вместо консульства в этой стране было открыто посольство. Тогда же во время визита в Малайзию первого вице-премьера Украины Олега Дубины в Куала-Лумпур стороны договорились с помощью украинско-российских ракетоносителей «Днепр» (модернизированная МБР SS-18) запустить на орбиту несколько малайзийских спутников.

А в ходе визита в Украину министра иностранных дел Малайзии Сайеда Хамида Албара в декабре прошлого года было договорено расширить правовую базу двустороннего сотрудничества и создать комиссию по торгово-экономическому сотрудничеству. Украинская сторона убедила партнеров в необходимости подписать несколько соглашений в военно-технической сфере, а также организовать визит министра обороны этого государства.

Положительно на развитии ВТС с Малайзией может сказаться и завершение модернизации системы ВТС. Этот процесс, похоже, близится к концу. Не исключено, что новый этап украинской оружейной торговли может оказаться более прозрачным. Во всяком случае, госкомпания «Укрспецэкспорт» — головной государственный посредник в торговле оружием, получивший с 1996 г. до настоящего времени почти ,8 млрд. — сделала первый шаг навстречу открытости ВТС. Так, на этой неделе гендиректор «Укрспецэкспорта» Валерий Шмаров на встрече с представителями аккредитованных в Украине дипломатических представительств пообещал широко внедрять более гибкие схемы взаиморасчетов за поставленные товары и услуги, значительно сократить сроки реализации контрактных обязательств, а также заключать долгосрочные сделки, предусматривающие, наряду с передачей вооружений, и создание в стране потребителя производственных мощностей по обеспечению его эксплуатации, в том числе, и за счет создания совместных предприятий и передачи соответствующих технологий производства вооружений и военной техники. «Внедрением перечисленных среднесрочных мер мы планируем обеспечить достижение базиса для решения долгосрочной задачи — перехода от реализации разовых контрактов к организации комплексного военно-технического сотрудничества с конкретными государствами», — отметил Валерий Шмаров. Кроме прочего, он сообщил о планах «Укрспецэкспорта» перейти от «чисто торгово-посреднической к производственно-инвестиционной деятельности» — как за счет собственных средств компании, так и путем привлечения иностранных инвесторов. Последнее действительно является серьезным новшеством, и при условии реализации может значительно продвинуть вопросы внедрения украинских технологий в производство. Этим уже давно занимается Россия: к примеру, один из удачных совместных проектов BrahMos — по разработке и производству противокорабельной ракеты с Индией уже вышел на стадию испытаний. Именно такой уровень ВТС мог бы быть достигнут между Украиной и Малайзией, скажем, в реализации проектов в области радиолокации.

Тем временем Украина завершила формирование списка спецэкспортеров. Теперь, кроме «Укрспецэкспорта» и его дочерних компаний, это право сохранили за собой еще восемь структур. А утратили три — Киевский государственный авиационный завод «Авиант», ГП «Научно-исследовательский институт радиолокационных систем «Квант-радиолокация» и винницкое Казенное предприятие «Научно-производственное объединение «ФОРТ». По словам В.Шмарова, «это не будет иметь трагических последствий. Тот же «Авиант» в течение последних пяти лет не воспользовался своим правом на экспорт своей продукции. А предприятию «Квант-радиолокация», даже при наличии соответствующей лицензии на самостоятельную деятельность, всегда было выгоднее работать через «Укрспецэкспорт».

В действительности список этот переписывался несколько раз, и те предприятия, из-за которых была затеяна возня, в нем все-таки удержались. Государство в очередной раз ограничилось тем, что погрозило пальцем своим спецэкспортерам, не ломая созданной системы.

Тем временем в общих объемах экспорта значительно увеличилась доля новой продукции, созданной на мощностях национального ОПК. С 2000 по 2002 гг. она возросла соответственно с 27% до 59%, что в «Укрспецэкспорте» считают главной положительной тенденцией последних лет.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 21 сентября-27 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно