ПЯТЬ ПИСЕМ О МИЛЛИОНАХ

3 сентября, 1999, 00:00 Распечатать

Недавняя скандальная публикация в итальянской газете «Коррьере дела Сера», посвященная коррупци...

Недавняя скандальная публикация в итальянской газете «Коррьере дела Сера», посвященная коррупции в ближайшем окружении и даже семье российского президента Бориса Ельцина, стала одной из главных политических сенсаций не только в России, но и на Западе. Кредитные карты, выданные компанией «Мабетекс» на имя президента Ельцина и его дочери Татьяны Дьяченко, транзитные счета управляющего кремлевскими делами Павла Бородина, требование американского министра финансов приостановить кредитование России до расследования обстоятельств этой детективной истории, сразу же подхваченной американскими газетами, - все это тянет не на серьезную аналитическую статью, но скорее на хлесткое расследование. Потому что только расследуя, а не анализируя подобную историю, можно не обратить внимание на целый ряд несуразиц, которые трудно поддаются логическому объяснению.

Неясно, для чего президенту Ельцину было заводить себе кредитные карты с вытесненным на них собственным именем - как и трудно представить себе Бориса Николаевича, расписывающегося на слипе. Неясно, зачем главе «Мабетекса» Беджету Пакколи было давать взятки российским руководителям таким цивилизованно-раскрываемым способом. Непонятно, почему швейцарское следствие вкупе с российской Генеральной прокуратурой решило довериться Филипу Туроверу - человеку с очевидно темной репутацией, легко компрометируемому даже при ближайшем соприкосновении с его биографией и оттого не вызывающему ни симпатий, ни доверия.

Задумываясь обо всем этом, начинаешь воспринимать итальянскую сенсацию как часть весьма сложной политической игры, смысл которой вряд ли когда-нибудь будет раскрыт. Комментировать подобные акции достаточно трудно, и я уже решил вовсе отказаться от написания данной статьи, если бы не обнаружил совершенно случайно в компьютере, который мне предоставили в одном из киевских интернет-кафе для временной работы, незакрытый почтовый ящик некоей дамы (девушки?) с неуничтоженными еще письмами некоего молодого человека (представительного мужчины?), по моему мнению, влюбленного в предмет своей переписки и совершающего как раз в эти дни увлекательное путешествие по любимым мной городам. Мне не пришлось ничего взламывать, и я решил изменить имена, так как мне пришло в голову скопировать эту переписку на случай, если молодой человек решит, что дама - назовем ее Анной - останется единственным посвященным в результаты его путешествия…

Письмо первое

Милан, …августа 1999-го

Дорогая Анечка!

Рад, что я здесь не с туристическими целями, - на самом деле в Милане не нужно ходить зевакой, щелкая себя на память на фоне собора. Здесь нужно просто жить - и если бы не мое отвращение к тому толстому коржу, который здесь называют почему-то пиццей, я бы здесь с удовольствием поселился на несколько месяцев - надеюсь, твое агентство позволило бы тебе вырваться хотя бы на несколько месяцев и мы бы съездили на озера… Вчера я встречался с Джанни - ты знаешь, у нас весьма нетривиальные отношения, и я легко смог изложить ему суть нашего дела. Он даже не удивился и свел меня с одним парнем из «Карьера» - ты любишь таких: чернявый, загорелый, ему - моделью, а он ударился в журналистику. Он рассказал, что люди, приложившие руки к «российской статье», давно и успешно дружат с Карлой (дель Понте. Это бывший федеральный прокурор Швейцарии, назначенная на днях международным обвинителем в трибунал по преступлениям в бывшей Югославии. - В.П.). Вообще, эти люди сделали себе карьеру исключительно на кампании «Чистые руки», которая многих в Италии сделала национальными героями, но в результате привела к тому, что одних мошенников у власти сменили другие - во всяком случае, так говорят Джанни и этот чернявый парень из «Карьера», и у меня нет оснований им не доверять. В нынешней политической ситуации эти люди застаиваются, поэтому им нужно активизироваться, чтобы напомнить о себе и как бы глобализировать борьбу с мафией. Карла была очень удобным союзником, так как, общаясь с ней, они могли писать уже о другой стране, транснациональных операциях и мировой коррупции. Вот и написали.

Вообще Джанни советует мне съездить в Беллинцону…

Письмо второе

Беллинцона, …августа 1999-го

Белиссима Анна!

Во-первых, как ты догадалась, что этот «парень» из миланской газеты - на самом деле очаровательная девушка? Я хотел избежать элементов ревности в нашем предприятии - надеюсь, к парням-то ты меня не ревнуешь! Но твоя интуиция делает тебе честь.

Пишу, уже выбираясь из Беллинцоны, - я решил не брать рент-а-кар и добраться до Цюриха на электричке. Здесь и позавтракаю…

Вообще Беллинцона - потрясающий город, просто потрясающий! Озер нет, но нет и туристов! Замки, чистота, пицца нормальная. Ты знаешь: это столица швейцарского кантона Тессин или Тичино, и Карла была здесь прокурором до своего назначения федеральным прокурором Швейцарии. Ее назначение как раз и совпало с началом кампании «Чистые руки» в Италии, и Карла просто не могла не увлечься этим процессом, тем более что вся итальянская мафия - по крайней мере, с севера - держит деньги именно в тессинских банках. По Беллинцоне это видно - здесь некуда девать деньги, горсовет и тот в мраморном дворце, вроде того, в которых в итальянских городах размещаются национальные музеи. Карла была так активна в своих разоблачениях, что ее послали в федеральную прокуратуру…

Все, принесли завтрак. Отправлю письмо, когда доберусь до какого-нибудь интернет-кафе, а пока пускай мой ноутбук отдыхает.

Сто раз целую, твой Р.

Письмо третье

Цюрих,…августа 1999-го

Анюта, я соскучился!

Мне удивительно повезло - удалось здесь встретиться с моей бывшей женой - ты знаешь, она замужем за одним весьма крупным цюрихским банкиром и как раз вчера они возвратились из Штатов - гостили у моей бывшей тещи во Флориде. Чертовка до сих пор меня любит, хотя на ее месте я бы пользовался менее терпкими духами. Так вот, София уверяет, что Карла дель Понте - явление для Швейцарии вообще-то нетипичное, в политических кругах ее считали за скандалистку и карьеристку и были очень довольны, когда Карлу выдвинули (может, задвинули?) в международный трибунал - нехай старается! София, конечно, существо завистливое, но подобную оценку я слышу не впервые. Но узнав о моем интересе к «Мабетексу», она решилась познакомить меня с неким албанским бизнесменом, только на днях вернувшимся из Приштины. Бизнесмен помнит, что он албанец, но Приштина давно стала для него скорее ностальгическим воспоминанием о босоногом детстве, чем городом, где он собирается обосноваться. И тем не менее он признал, что помогал Ругове (лидер умеренных албанцев Косово. - В.П.) и не только ему. Он вообще считает, что таких албанских бизнесменов, которые не давали бы деньги на Армию освобождения Косово, просто быть не может. О «Мабетексе» прямо говорить отказался, но попытался мне объяснить: вот, мол, каждый косовский гастарбайтер здесь в Швейцарии платит налог на албанское дело. И если кому-то удалось получить такой выгодный заказ, как реставрация Кремля, то почему с него не должно быть отчислений?

Ты представляешь! Получается, что вся роскошь, которую нам Егор Егорыч показывал после кремлевской реставрации, - это и есть оружие для АОК. А ты еще не хотела смотреть…

Целую Р.

Письмо четвертое

Брюссель, …августа 1999-го

Чудная Анна!

Я решил послушаться тебя и доехать до Брюсселя - благо, София нашла мне недорогую машину на прокат и я смогу ее, в случае чего, оставить в аэропорту. Потому что завтра хочу улетать, и не потому, что Брюссель меня, как всегда, безумно раздражает, а потому, что нужно в Нью-Йорк, да-да, в Нью-Йорк. Мои разговоры с Гельмутом немногое прояснили - натовские чиновники стремятся скорее отвечать вопросом на вопрос, как у Шолом-Алейхема. Я ему говорю: получается, что косовское партизанское движение фактически финансировалось из Москвы. - Получается, ну и? - говорит он. Я ему говорю, но как же тогда клан Слободана Милошевича держит в России половину своих денег и Слобо даже назначил своего братишку Борислава послом в Россию, чтобы тот присматривал за наворованным. А вы закрываете счета Милошевичей на Западе, но русским ничего не говорите… А он говорит: если бы такие, как Милошевич, не держали бы своих денег в России, за счет чего русские финансировали бы свои реставрации и в конечном счете АОК? Логично? Логично. И русские затем теряют больше, чем мы находим, - не было бы вооружения албанцев, не было бы салона в Косово. Неужто теперь все эти …шейхи будут покупать русское оружие, не-ет…

А русские пусть себе реставрируют Кремль - у них всегда была слабость к «резиденциям», - скалится Гельмут.

Но я все-таки хочу понять, откуда все это началось. Неужто ваша разведка… А он говорит: какая такая разведка? Ты еще скажи ЦРУ постаралось. Это все, говорит, Карла, вспугнула гуся. - Какого гуся? - спрашиваю. - Да украинского, украинского. Помнишь господина Лазаренко? - Так он же в Штатах. - Сейчас - в Штатах…

Письмо пятое

Нью-Йорк, …сентября 1999-го

Милая Анечка!

У Павла Ивановича очень велики шансы на получение политического убежища в Штатах - плюнь в лицо тому, кто будет утверждать обратное! Я виделся с Джеральдом, и он объяснил мне очень простую вещь. Что якобы Павел Иванович, желая получить это самое убежище, никого особенно не раскрывал, но объяснил, скажем так, схему образования финансовых потоков - и российских, и украинских. Так что нынешние публикации - это скорее пробный шар, чтобы посмотреть, как будут реагировать главные действующие лица - не те, о которых пишут, а те, к которым подбираются. А Павлу Ивановичу убежище дадут просто в благодарность за то, что объяснил, как все работает.

А ты еще говорила, что нужно помочь - как она там называется - «Громуда»?

Джефф собирается работать на Джорджа Буша-младшего и считает, что если накануне выборов пойдет каскад разоблачений российских коррупционеров, это может всерьез ударить по Гору. А как еще республиканцам мочить Гора при нынешнем экономическом состоянии - у демократов все слишком хорошо… Но нужно, говорит, уже сейчас все отрепетировать. Украинцы его совсем не интересуют: считает, что победит Кучма, но кто бы ни победил - мертвая зона. Я говорю: но вы своими разоблачениями так обозлите Конгресс, что перестанут давать деньги русским и там тоже будет мертвая зона. А он: а что делать, милый? Выборы раз в четыре года, а шанс, получается, так вообще раз в восемь - если после двух сроков Клинтона придет Гор, можно просто закрывать Республиканскую партию.

Если вдуматься, он прав. Русским просто не везет - не было бы американских выборов, их взяли бы за жабры еще через год-другой. Но, признаться, вся эта история мне начинает порядком надоедать - кажется, почти все ясно. И я понимаю, зачем все это Карле или Джеффу, но нам-то зачем?

Я взял билет до Тель-Авива и забронировал номер на Кинерете. Бросай все и приезжай хоть на недельку!

Делать там нечего…

Твой Р.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно