ПРОЦЕСС

12 января, 1996, 00:00 Распечатать

Конституционный процесс идет. Нельзя, конечно, сказать, что он уже дошел до стадии, когда всем приш...

Конституционный процесс идет. Нельзя, конечно, сказать, что он уже дошел до стадии, когда всем пришло время всенародно и прилюдно обсуждать готовый проект и повсеместно одобрять его на собраниях, как в старину, то есть лет десять назад.

И хотя «Независимая газета» проект уже опубликовала и решила, что он один из демократичнейших в истории, спешить не надо, потому что над проектом идет кропотливая, или, как говорят, лабораторная, работа.

Не надо одобрять или всенародно осуждать, а надо говорить о тенденциях, которые в процессе уже наметились.

Права

По части демократии «Независимая», в общем, права. Потому что все права и свободы отдельно взятого гражданина в проекте выписаны выпукло и зримо. Все основные права человека, в том числе и право на самовыражение, то есть свобода слова - все в нем есть. И презумпция невиновности в нем отражена, и никто уже не скажет, что свобода - это осознанная необходимость - нет этого в Конституции.

Правда, все эти декларации имеют скорее символическое значение для юристов, политиков и Совета Европы. Уж мы- то, бывшие советские люди, знаем, что Конституция СССР в последней редакции в этом смысле была не менее демократичной.

Проблемы начинались тогда, когда кто-либо пытался реализовать на практике все свои права, Конституцией определенные. Эти люди чаще всего уходили в разные места по статье «распространение сведений, порочащих социалистический строй». Сейчас их называют бывшими узниками совести.

Это они кричали хватавшим их милиционерам о свободе слова и неприкосновенности личности. Милиция им наглядно демонстрировала неприкосновенность в участках, а КГБ - свободу в СИЗО.

Так что дело не в статьях Конституции, а в механизме реализации этих статей. А создание такого механизма, как показывает опыт, - процесс длительный, сложный и с подводными камнями.

Так что не советуем, на всякий случай, воспринимать замечательные истины из раздела «Права и свободы» как догмы, потому что себе дороже будет. Скорее, это информация к размышлению.

Символы

Замечательные, мудрые, по-настоящему государственно мыслящие люди из согласительной комиссии по работе над проектом среди скользких тем неожиданно выделяют вопрос государственной символики.

А впрочем, ничего удивительного. Ведь при обсуждении этих статей в парламенте мы увидим в зале более 400 специалистов в области государственных флагов, гимнов, гербов. В этом деле специалисты все.

Остается надеяться, что не тронут хотя бы флаг. Все мы уже привыкли к этим цветам, которые так симпатично смотрятся на фоне голубого неба. Флаг у нас простой и красивый. Кому-то, правда, больше нравятся однотонные, но это дело их вкуса.

Наверняка, несколько тяжелых минут переживет гимн. Во всяком случае, уже есть предложение заменить его на «Реве та стогне Дніпр широкий». А многим не нравятся строчки «Ще не вмерла Україна...». В частности, они усматривают в слове «ще» намек.

Ну а уж трезубец будут просто пытать. Представители одного политического крыла (угадайте, какого) снова помянут Степана Бандеру и выскажутся за какой-нибудь сноп пшеницы, отбойный молоток или зубило. Хотя если им так нужны ассоциации с рабочим классом, они могут считать трезубец вилами.

Одним словом, хочется надеяться на понимание законодателями простой истины, что государство не может менять государственные символы, как перчатки, и нам придется (или посчастливится) жить с этим.

Собственность

Предстоит драка по вопросу собственности. Правда, эта драка снова будет забавой для юристов, поскольку именно они будут тасовать разные виды собственности, выбирая подходящие из: «государственная», «частная», «общественная», «личная», «групповая», «индивидуальная», «муниципальная». Можно придумать еще десятки вариантов, а суть от этого не изменится - все равно будет частная собственность, что бы там ни говорили, и еще какая-то другая.

Принципиально важно, на наш взгляд, записать принцип неприкосновенности частной собственности. Если запишем - может, обманем одного-другого крупного инвестора. Если не запишем - точно не обманем никого и никто к нам не придет. Это шутка.

В проекте, правда, есть упоминание о возможной реквизиции частной собственности, но только в случае, если государство находится в опасности, то есть на пороге войны. Но при современных средствах уничтожения тогда уже никакой собственности не будет, поэтому это не важно.

Палаты

Двухпалатный парламент еще никто не видел, но все уже о нем спорят. Это одно из самых спорных мест проекта и одна из самых нестандартных находок авторов.

Нестандартных именно для Украины, поскольку все права и обязанности палат, а также механизм избрания депутатов практически полностью списан с российской Конституции.

Критики, естественно, напирают на унитарность государства, которая, возможно, будет нарушена. На то, что сенаторы - депутаты от регионов получаются депутатами первого сорта, а просто депутаты - второго. Говорят также о чрезмерной регионализации.

Точно с таким же успехом, защищая идею, можно говорить не об эгоистических интересах регионов, а об их гармоничном соединении с государственными и просто более полном их учете. Можно привести еще десятки доводов «за» и «против», хотя идея прошла апробацию в соседней стране и показала совсем другое: две палаты, оказывается, частенько не могут найти консенсус в отношениях между собой. Они начинают эти отношения выяснять, возвращать друг другу законопроекты, создавать согласительные комиссии - короче, заниматься рутинной депутатской работой, теряя на ней силы и вырабатывая ресурс. И, что важно, не мешая при этом работать исполнительной власти.

А что касается регионализации, распада и т. д. Все же, наверное, дело не в количестве палат. Тенденция к отходу регионов от центра намечается, когда центр занимается не свойственными ему функциями распределения и мешает жить регионам. Или когда он вообще ничего не делает и становится не нужен.

В основе распада лежат экономические и национальные корни. Экономические основания для отделения создаются, когда один регион начинает осознавать свою самодостаточность. Но для реализации этой идеи необходим национальный фактор и амбиции лидеров.

В Крыму времен управления им президентом с чеченскими замашками имелась вторая группа факторов, но не было первой. А сейчас нет и второй.

Все остальные регионы в обозримом будущем также не соберут все обязательные условия независимости в кучу, почему и не разбегутся. Кроме того, им просто некуда бежать. Никому они не нужны.

Кстати, в ходе одного из обсуждений проекта А.Мороз высказал предположение, что, мол, если нам так уж нужна верхняя палата, так она уже практически есть. Она называется «президиум», и нам осталось только придать ему дополнительные функции. Мысль остроумная, но уж слишком похоже это на пленумы ЦК и его политбюро.

Местная власть

Авторы проекта построили вертикаль советской власти с маленькой буквы. Суть их дьявольского замысла в том, что народ должен избрать одного депутата, которого назовем советником и который будет депутатом на местном, наинизшем уровне.

Следующий совет складывается из председателей нижестоящего совета. И так далее, до области, где уже находится администрация, и совет может только принять бюджет и следить за его исполнением. Вот и вся советская власть.

Вообще говоря, это, конечно, не вертикаль, а так, вертикалька. Людям, естественно, понравится выбирать не десять депутатов, а одного. К слову сказать, мне никогда не было понятно, почему мы выбирали депутатов городского и областного уровней и чем они по своим человеческим качествам и мудрости отличались друг от друга. То есть понятно - заявлялись туда, где легче было пройти, но это ведь действительно не государственный подход, а какой-то мелкий.

Эта система органов местного самоуправления в целом полностью соответствует европейской, и вопрос будет один - захочет ли наш народ, проживший с Советами с большой буквы 70 лет, жить с советами с маленькой. Если, конечно, народ об этом спросят.

И тут снова возвращаемся к механизму принятия.

Референдум

Президент Украины Леонид Кучма после последней встречи с председателем парламента заявил, что считает возможным принятие новой Конституции Верховным Советом.

Он отметил, что для этого «есть все возможности, а главное - желание». «Это действительно украинский путь и доказательство особой украинской ментальности», - считает Президент.

Л.Кучма также высказал мнение, что принятие новой Конституции парламентом стало бы «хорошим подарком и для общества». «Референдум, что бы ни говорили, - дополнительная политизация общества, и сейчас, во время экономических преобразований, - излишняя мера и большая формальность, и мы это хорошо понимаем», - сказал Л.Кучма.

По мнению же А.Мороза, «для этого необходимо найти такой вариант Конституции, который устраивал бы на перспективу государство, а с другой стороны - был «проходным» в Верховном Совете».

Все это было бы замечательно, если бы было просто. Многие все же прогнозируют референдум, потому что Президент не захочет отступить туда куда его будет тянуть парламент, а парламент не захочет поступиться принципами, которые не любит Президент.

Ну что же, референдум так референдум, не впервой.

Президент

Вот практически и все. Все не слишком значительное. Самое главное, что предстоит решить, - каким в Украине будет президент, а каким правительство.

В проекте заложена норма, согласно которой президент является главой государства. Нет в этой норме ни слова о нем как о главе исполнительной власти. И тут возникает вопрос: что это? Это авторы проекта просто не посчитали нужным навешивать на президента дополнительный титул со всеми вытекающими из него последствиями? Или это речь идет о некотором изменении его функций?

В принципе, идея тоже не новая и выдвинутая еще предыдущим президентом Леонидом Кравчуком. На закате своей президентской карьеры он предложил именно такой поворот, который голосовался в парламенте и чуть было не набрал необходимых голосов.

Логика Леонида Макаровича была ясной и понятной. Он, как известно, экономики не любил, специалистом в ней не был и был бы рад отдать ее какому-нибудь компетентному и скромному премьеру, который бы вращал ее жернова. Президент в это же время подписывает межгосударственные договоры, ездит на саммиты и разъясняет народу, почему Украина вынуждена отдать ядерное оружие.

Можно ли допустить, что Леонид Данилович почувствовал необходимость какого-либо, пусть и не такого однозначного, разделения властей между президентом и правительством? Сказать трудно, хотя есть информация, что именно такой вариант - президента как главы государства - защищают его представители в согласительной комиссии.

При этом нельзя сказать, что президент отстраняется от исполнительной власти полностью. Нет, премьер-министра предлагает на рассмотрение парламента именно он. Но вот роль экономических указов тогда уже стремительно падает. Да и вообще не будет тогда никаких указов, а будут постановления правительства.

Правительство, правда, - тоже не высший орган исполнительной власти, а просто орган. Этот орган занимается всеми текущими экономическими вопросами, проводит реформы, аккумулирует финансовые средства, распоряжается ресурсами, проводит экономические эксперименты. Но и отвечает перед профсоюзами за повышение цен.

При этом варианте функции премьера и президента действительно не пересекаются и наступает то самое разделение труда, о котором говорил недавно премьер в своем заявлении после выборов в парламент. То есть премьер-министр становится уже не заместителем президента по правительству, как это есть сейчас. И Кабинет министров тогда будут отождествлять именно с премьером, а не с президентом.

Вся эта новая для нас схема построения власти, нечто среднее между французской и немецкой, может стать результатом выбора, который должен сделать Леонид Кучма.

А.Мороз, кстати, и здесь как-то вставил замечание. Возникает вопрос, сказал он, а зачем тогда избирать президента всенародно? Давайте избирать его парламентом, сказал он, и мог бы привести в качестве примеров ту же Германию или Латвию.

Однако есть и другое соображение, согласно которому схемы как таковые решающего значения не имеют. Решающее значение имеют в конце концов личности, которые в этих схемах работают.

В той же Франции может быть при одной и той же Конституции сильный премьер и слабый. Он может доминировать в связке с президентом, может уступать ему, а может работать на паритете - все в зависимости от характера, силы воли и профессионализма и одного руководителя, и другого.

Не так уж важно тогда, кто издает указы, постановления, декреты или что там еще. Важно, кто их пишет.

Так что, прекрасно понимая важность записанного в Конституции слова, давайте все же свыкнемся с мыслью, что многое будет меняться, потому что будут приходить разные люди и наполнять схемы своим глубоким внутреннеличным смыслом.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №20, 26 мая-1 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно