Президентские пряники

9 марта, 2012, 16:19 Распечатать Выпуск №9, 9 марта-16 марта

Формально накануне Международного женского дня, а по сути, приближаясь к парламентским выборам — президент Украины в ходе расширенного заседания Кабмина озвучил содержание его социальных инициатив.

© tsn.ua

Формально накануне Международного женского дня, а по сути, приближаясь к парламентским выборам  —  президент Украины в ходе состоявшегося 7 марта с.г. расширенного заседания Кабмина озвучил содержание его социальных инициатив, направленных на возвращение доверия избирателей. Оглашенный список состоит из двух категорий посылов. Первая — так называемые основные направления социальных реформ, традиционно очень правильные и хорошо воспринимаемые на слух, но крайне расплывчатые и обтекаемые, а также практически никак в итоге не сказывающиеся на карманах граждан.

Вторая — конкретные социальные пряники, менее удобоваримые с точки зрения полезности для экономики в целом, но несущие очень даже конкретную смысловую нагрузку для тех целевых групп, которым эти пряники предназначены. Их, впрочем, оказалось негусто.

Стратегических направлений, выполняющих функцию обертки президентских заданий-обещаний, как сосчитали сами их составители, оказалось общим числом всего четыре. Первое из них вроде бы нацелено на решение действительно актуальной не только для власти, но и всего общества задачи — возобновления доверия общества к государственной политике. Речь идет о соблюдении принципа социальной справедливости и максимальном сокращении льгот для тех, кто в них не нуждается. Впрочем, отыскать в нашей стране даже среди верхних социальных прослоек тех, кто готов добровольно отказаться от хотя бы крохи «законом положенных» льгот, крайне тяжело. Вся разница лишь в том, как подсказывает народная мудрость, что у кого-то супчик жиденький, а у кого-то — жемчуг меленький. Так что перераспределение льготного пирога — задача хотя и действительно важная, но крайне сложно реализуемая (см. комментарии экспертов). Каждое правительство ставило перед собой эту задачу. В итоге наша «социалка» —  монстр, по обременительности которого для экономики страна оказалась в первой пятерке мировых «лидеров».

Второе направление — комплексное изменение подходов к оплате труда, уплате налогов и социальному страхованию. Это новые механизмы распределения результатов экономической деятельности, которые бы сдерживали дальнейшую социальную и экономическую поляризацию общества, повышали уровень доходов работающего населения и социальное обеспечение необеспеченных слоев. Одним из путей решения этой задачи было названо введение налога на роскошь… Может речь идет не об издевательстве, коим являются предыдущие наработки Кабмина в этой сфере?

Третье направление — «глубокая модернизация сферы социального обеспечения», переход от бессистемных выплат к адресной помощи и социальным услугам, отвечающим потребностям каждого конкретного человека и семьи.

И, наконец, четвертое направление — содействие эффективной занятости и созданию рабочих мест для граждан. При этом трудоспособные лица должны получить возможность в полной мере обеспечить потребности свои и своей семьи, не обращаясь за помощью к государству. При этом «создание рабочих мест, должно рассматриваться не как самоцель — а только как способ реализации масштабной национальной стратегии модернизации. Новые рабочие места призваны обеспечить новое качество экономического роста».

Согласитесь, что в первом перечне, несмотря на наличие определенных вариаций, не содержится принципиально ничего нового — подобные посылы за прошедшие двадцать лет страна уже многократно звучали с высочайшей трибуны. И также многократно выполнение подобных президентских задач успешно проваливалось и заваливалось на этапе их непосредственной реализации.

Что же касается конкретных пряников, то и тут президентское окружение не выдало ничего качественно нового. Даже идея возобновления выплат вкладчикам Сбербанка СССР компенсаций по обесцененным вкладам оказалась позаимствованной у главного политического оппонента. Повышение пенсий и выплат нетрудоспособным — тоже в общем-то традиционный рецепт покупки симпатий наиболее активной и дисциплинированной группы избирателей.

И даже идея с программой «Доступное жилье» тоже совсем не нова, хотя и действительно могла бы стать прорывной в случае ее надлежащей реализации (увы, в этом пока сомневаются опрошенные ZN.UA эксперты).

К сожалению, цена вопроса до сих пор остается невыясненной — все попытки редакции ZN.UA получить от представителей власти конкретные постатейные расчеты затрат президентских инициатив оказались тщетными. Возможно, по причине их отсутствия — ведь не может не смущать двукратная разница в озвученных Сергеем Тигипко и Ириной Акимовой цифрах.

«Вместе с выплатами по вкладам — это порядка 16 млрд. грн. в этому году», — сообщил Сергей Леонидович. «Количество денег на дополнительные социальные инициативы — Министерство финансов вчера подсчитывало — нужно порядка 8 млрд. грн.», — сказала Ирина Михайловна.

Судя по всему, ближе к истине цифра Тигипко, ведь только увеличение с 1 мая пенсий 9 млн. пенсионеров в среднем на 100 гривен выльется в текущем году госказне ориентировочно в 7,2 млрд. грн. Плюс еще 6 млрд. понадобятся на выплаты по одной тысяче 6 млн. недополучивших их во времена премьерства Юлии Тимошенко.

Впрочем, даже верхняя планка (16 млрд. грн., но без ипотеки) — это около 4—5% запланированных на нынешний год бюджетных расходов. Так что сумма, в общем-то, достаточно посильная для госказны (хотя и способная спровоцировать дестабилизацию госфинансов в случае реализации неблагоприятных макросценариев).

По крайней мере, несмотря на некоторые сомнения экспертов, чиновники дружно заверяют, что госбюджет вполне в состоянии справиться с заданием президента. Источники, которые заявлены Тигипко, — около 3 млрд. грн., которые могут дополнительно поступить в бюджет после принятия ВР инициируемого Минсоцполитики закона о налоге на богатство, а также принятия Кабмином решения о введении налогообложения операций с офшорными компаниями (неужто сбудется?). 

Остальное, по словам вице-премьера, можно аккумулировать поступлениями от государственных таможенной и налоговой служб. По мнению же г-жи Акимовой, необходимый объем средств можно дополнительно получить только за счет экономического роста, перевыполнения доходов бюджета и детенизации заработной платы.

На «историческом» заседании правительства, как его охарактеризовал премьер-министр Николай Азаров, он сам тут же пообещал, что правительство подготовит поправки к бюджету на 2012 год с учетом новой соцполитики. По словам премьера, правительство должно выполнить президентские задания «за счет роста экономики,  оптимизации администрирования  налогов, увеличения производства».

Расплывчатость формулировок означает, что конкретные источники поступлений пока  толком не определены, так что недавно назначенному министру финансов Юрию Колобову еще предстоит с этим вопросом как следует разобраться. Мы не говорим о нюансах: например, Богатырева уже назначила главой группы по подготовке к переходу на референтные цены ручного зама, а в ГАИ никто не воспринял слова президента как упразднение института МРЭО...

Ну а отечественной экономике еще предстоит переварить процесс раздачи предвыборных президентских пряников. Слава богу, значительного ускорения инфляции в результате вроде не предвидится (по оценкам экспертов, максимум на 1—2 процентных пунктов), что в нынешней ситуации вроде бы не так и страшно. Так что особого вреда (если в госбюджете удастся свести концы с концами) от них не предвидится. Впрочем, как и особенной пользы для экономики (за исключением кратковременной активизации потребительской активности) — тоже.

 

Александр Пасхавер, президент
Центра экономического развития

— Если задаться вопросом, насколько озвученные президентом инициативы подъемны для бюджета, то на сегодняшний день ответить на него невозможно. Во-первых, для того чтобы это сказать, нужно увидеть тщательные расчеты, которых пока никто не предоставил. Из-за разночтений в озвученных Ириной Акимовой данных от Минфина (8 млрд. грн.), а Сергеем Тигипко — от Минсоцполитики (16 млрд.), невозможно понять, что правда, а что нет, а также то, включаются ли сюда те деньги, которые предназначены на отдачу «тысяч» вкладов Сбербанка СССР. Или, например, та же ипотека — включена она в эту сумму или нет, а это большие деньги.

Впрочем, рассчитывать и думать о том, хватит этих денег или нет, — бессмысленно, поскольку наш исторический опыт подсказывает, что некоторые вещи будут выполнены, а некоторые — нет. Скорее всего, будет выполнено то, что сделать проще всего и недорого. А то, что дорого, например ипотека, по каким-то организационным или другим причинам не будет реализовано. Это — общий подход, совершенно не связанный с нынешней властью.

Что касается в целом озвученных инициатив, то если вы внимательно перечитаете их содержание, то увидите, что в них нет ничего экстраординарного, и они не должны восприниматься как какая-то сверхинициатива. Поскольку основная часть этих предложений связана с обыкновенной текущей деятельностью любого правительства. Любое правительство должно повышать выплаты людям, потому что инфляция, рост экономики, а это означает, что должны повышаться выплаты тем, кто не работает, или бюджетникам. Ничего необычного в этих действиях нет.

Однако три вещи я все же нахожу необычными. Первое, на что никто не обращает внимания, там сказано одной фразой: нужно восстановить справедливость и давать льготы и выплачивать субсидии только тем, кто этого действительно заслуживает. Это классическая либеральная фраза, которая подчеркивает, что надо льготы давать только бедным. Это принципиально верно. Но перейти от старой схемы низких цен, которая была при Советском Союзе, к дотациям бедным возможно и нужно, но сделать это может только власть, которой доверяет общество. Иначе это будет воспринято как ограбление людей. Доверия нет. И не зря же высшие чины уже начинают говорить, что главное для них — это доверие. Даже в речи президента это сказано. Но завоевать доверие — это принципиально изменить власть. Не углубляясь в подробности, я не могу представить себе, как эта власть может завоевать доверие. Она просто должна стать другой. Конечно, было бы радостно видеть, как она становится скромной, прекращает участвовать в коррупционных схемах. Но это вряд ли. А если доверия нет, то фраза президента нереалистична. Хотя она, в принципе, показывает, откуда взять деньги. Если реформировать социальный сектор и платить только бедным, то тогда появятся деньги для того, чтобы платить им больше. И это правильное направление, но невозможное в условиях недоверия к власти.

Вторая необычная вещь связана с «именной» тысячей. Возвращение тысячи вкладчикам Сбербанка СССР — это просто популистская мера. Она сформулирована таким образом, что мы вообще собираемся отдать эти деньги населению. Кажется г-н Стоян на 5-м канале высказался совершенно определенно, и я с ним полностью согласен: этого никогда не будет. Как экономист я считаю, что правительство вообще не имело права взять на себя это обязательство. Это обязательство страны, которой не существует. И его невозможно выполнить чисто экономически. Это было бы возможно, если бы мы имели гиперинфляцию и эти цифры превратились бы в ничто. А пока такого нет и, я надеюсь не будет, то это сделать невозможно. Отдать же кусочки первой тысячи — возможно. Там осталось невозвращенных шесть миллиардов.

И самый интересный момент — идея стимулировать строительство жилья с помощью уплаты процентов. Прежде всего следует проанализировать риски. Я посмотрел, как построено стимулирование ипотеки в США. Это более рыночные методы, чем прямое уменьшение процента. Когда вы прямо уменьшаете проценты — там дьявол кроется в мелочах. Если вы скажете прямо, что такие-то проценты будут рыночными, а мы их снизим до 3%, например, то с точки зрения рыночных закономерностей это создает много рисков. В частности, возникает вопрос, почему бы банкам не завышать такие проценты, ведь все равно государство оплатит?

Очень быстро и неестественно растет жилищное строительство вне рынка. Вроде бы это неплохо, но мы же знаем, что мировой кризис возник по этой же причине. Потому что без учета рисков была создана система кредитования. Сама по себе эта идея выделяется из ряда инициатив, которые являются просто текущей политикой. Но если за нее возьмутся специалисты, включая банкиров, то она резко затормозится, возникнет множество трудностей. И тогда мы сможем более конструктивно рассматривать возможности это сделать. Например, в США это страхование кредитов. Это когда банк дает кредит, но государство берет на себя гарантию отдачи кредита. Есть много других способов уменьшения рисков банков и стимулирования ипотечного кредитования. А предложенный способ вызывает у меня сомнения. Кроме того, сразу возникает вопрос: откуда возьмутся деньги? Если же деньги будут выданы не всем, а только какой-то части, то это сразу спровоцирует коррупцию.

Основной мой посыл заключается в том, что ничего экстраординарного в озвученных инициативах нет. Это простое политтехнологическое и, может быть, правильное с точки зрения правительства напоминание населению о том, что мы о вас заботимся.

— А как это повлияет на экономику?

— Никак не повлияет. Если вы немного даете денег потребителям, то экономика оживляется, конечно. Они бросаются покупать продукты и лекарства. Процесс может вызвать небольшую инфляцию. А что касается ипотеки, то, я думаю, никак не повлияет, ибо для того, чтобы было влияние, это должно заработать на полную катушку. Для того чтобы это заработало на полную катушку, первоначальный замысел должен быть полностью изменен, и тогда мы можем поговорить о влиянии.

 

Игорь Бураковский, Институт экономических исследований и политических консультаций

Повышение социально-экономических стандартов общества является прямой ответственностью государства и правительства, ведь экономика и должна работать на обеспечение более высокого уровня благосостояния населения. Но при этом уровень благосостояния прямо коррелирует с уровнем развития экономики, ее текущей активностью и конкурентоспособностью страны на мировом рынке.

Если посмотреть на украинскую ситуацию, то, на мой взгляд, когда мы говорим о пересмотре тех или иных социальных стандартов, должны иметь в виду четыре основных момента. Первый заключается в том, что опыт украинской экономики, экономической политики подсказывает — простое повышение тех или иных социальных стандартов, если это не связано с другими аспектами экономической и финансовой политики государства, как правило, приводит к традиционному отрыву наших желаний от наших возможностей. Поэтому любые изменения должны рассматриваться в более широком контексте, ведь нельзя вырвать один сегмент экономики и отделить его от другого, только его развивая или регулируя.

Второй момент. На сегодняшний день, по моему мнению, проблема заключается вот в чем: еще не реализовано то, что уже обещал президент. Речь идет о жестком и очень серьезном аудите и системы социальной помощи, и различных льгот, которые непосредственно выплачиваются украинскому населению. А без наличия конкретного видения, что и где мы имеем на сегодняшний день, в том числе по источникам финансирования, любые изменения, по меньшей мере, могут иметь лишь краткосрочный эффект.

Президент в своей речи сказал о необходимости пересмотреть систему льгот, однако я считаю, что сначала мы должны ее пересмотреть, а уже потом менять. Если же мы снова меняем то, что так и не пересмотрели, то возвращаемся к ситуации, сложившейся сегодня: в очередной раз сталкиваемся с традиционными проблемами, которые будут воспроизводиться.

Третий момент. Если речь идет о социальных льготах и т.д., то понятно, что одновременно с этим еще нужно решать большое количество других задач. Если мы перераспределяем или тратим большее количество денег, то сразу возникает вопрос к стабильности украинских государственных финансов и к тому, насколько эффективно тратятся деньги на другие цели государственной политики. Если мы, с одной стороны, повышаем социальные стандарты, а с другой — оставляем систему неэффективного использования государственных средств (речь идет о государственных закупках, инвестициях и т.п. — обо всем, что связано с экономической деятельностью государства), то ясно, что мы (пусть и из благородных соображений) создаем дополнительные проблемы для украинской экономики.

Четвертый момент. Если мы так будем двигаться и дальше, это создает дополнительные проблемы в сотрудничестве между Украиной и Международным валютным фондом. Ведь если сегодня для того, чтобы стабилизировать систему государственных финансов и избежать серьезных потрясений, всем странам прописывается экономия в тех или иных измерениях, то понятно, что такое поведение Украины, по меньшей мере, нуждается в дополнительных и очень непростых объяснениях для МВФ.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно