ПРЕВРАТИТСЯ ЛИ ПОЛЬША В TERRA LEPPERA? ИЛИ ЧЕМ ЗАКОНЧИТСЯ АТАКА ПОПУЛИЗМА НА ПОЛЬСКУЮ ДЕМОКРАТИЮ? - Политическая ситуация в Украине. Новости, обзоры, аналитика, эксклюзивы. - zn.ua

ПРЕВРАТИТСЯ ЛИ ПОЛЬША В TERRA LEPPERA? ИЛИ ЧЕМ ЗАКОНЧИТСЯ АТАКА ПОПУЛИЗМА НА ПОЛЬСКУЮ ДЕМОКРАТИЮ?

18 января, 2002, 00:00 Распечатать

Леппер (Lepper) — это фамилия эпатажного польского политика, за 10 лет прошедшего путь от уличного бунтаря, предводителя агрессивного крестьянства, до вице-маршалека (вице-спикера) сейма...

Леппер (Lepper) — это фамилия эпатажного польского политика, за 10 лет прошедшего путь от уличного бунтаря, предводителя агрессивного крестьянства, до вице-маршалека (вице-спикера) сейма. Возглавляемая им партия на осенних выборах 2001 года впервые вошла в парламент, набрав более 10% голосов. Эта победа для многих поляков из «неожиданности» превратилась в настоящий шок на фоне того, что в Сейм не вошли его старожилы — известные деятели Унии свободы (УС) и коалиции правых сил Выборчей акции «Солидарность» (ВАС). В результате на сегодняшний день имя Леппера чаще всего ассоциируется с угрозой польской демократии. Определенным курьезом является то, что защитниками демократии теперь выступают левые партии, объединенные в правящую коалицию, в свое время немало сделавшие для обеспечения популяризации «бунтаря против власти», который теперь объявил им войну. Рождественские праздники принесли временный спад эмоций, но все понимают, что это затишье перед бурей, которая разразится в нынешнем 2002 году. Кого сметет эта «буря» с политической сцены, будет зависеть только от того, насколько сильной и способной к самообороне перед популизмом окажется польская демократия. Кстати, по иронии политической судьбы, партия, возглавляемая Леппером, называется «Самооборона».

Карьера Леппера

Имя Анджея Леппера впервые прозвучало в начале 90-х годов, когда польские крестьяне массово брали недорогие кредиты в банках, но в связи с инфляцией платить им пришлось уже значительно большие суммы, чем они рассчитывали, и это многих поставило на грань банкротства. Основанный им профсоюз «Самооборона», в который вошли преимущественно крестьяне, имевшие проблемы с возвращением кредитов, начал организовывать протесты против попыток взыскания банками долгов с «горе-фермеров». Протесты «Самообороны», в отличие от прочих организованных групп, носили агрессивный характер и были театрализованы под «традиционный крестьянский бунт». Они выходили на митинги с «косами на сторч», как во времена исторических восстаний бедноты против господ, размахивали под Сеймом обгрызенными костями и пытались ворваться в него силой. Как описывают польские газеты, во время своих акций Леппер, сам имевший долги, требовал прекратить «продажу с молотка» хозяйств должников, начисление штрафных процентов за задолженность и предоставить крестьянам новые «дешевые» кредиты. Чем больше было лиц, заинтересованных в воплощении этих требований, тем больше становилось участников акций и сторонников «Самообороны».

Кроме того, пишет польская пресса, «Самооборона» оккупировала служебные помещения, блокировала общегосударственные пути сообщения, запугивала работников банков и судебных исполнителей». Чтобы запугивания были действенными, их не оставляли голословными. Сначала «самообороновцы» повозили на телеге для навоза бурмистра одного из небольших городков, а потом публично применили «телесное наказание» и бритье налысо к одному из арендаторов земли, отнятой у другого хозяина за долги. За эти самосуды Леппер и еще пять человек были приговорены к 18 месяцам заключения условно. Потом его еще несколько десятков раз привлекали к судебной ответственности, но осудили только раз, да и то поздно, т.к. теперь Леппера защищает депутатский иммунитет. Эта безнаказанность Леппера порождала среди простых людей уважение, граничившее со страхом перед человеком, которому «даже власть не может ничего сделать».

Однако, несмотря на все это, «народная поддержка» была недостаточной для того, чтобы «Самооборона» прошла в парламент в 1993 и в 1997 годах. Не везло и самому «предводителю», дважды пытавшемуся стать президентом страны: в 1995 г. он набрал 1,32% голосов, а в 2000 г. — 3,5%. Еще за три-четыре месяца до парламентских выборов 2001 года различные социологические опросы давали «Самообороне» около 3% поддержки (избирательный порог — 4%), за месяц — уже более 5%, а сами выборы принесли ей более 10% голосов. Правда, в голосовании участвовало меньше половины избирателей.

Победа «Самообороны» и избрание ее лидера одним из четырех вице-маршалеков сейма сделали Анджея Леппера «лицом» всех центральных телеканалов и обложек солидных журналов и газетных передовиц, не говоря уж о бульварной прессе. Благодаря такой рекламе даже самый забитый крестьянин, не голосующий, не интересующийся политикой, не читающий газет, узнал, что «Леппер победил, и теперь он им всем покажет».

Однако высокую парламентскую должность он занимал недолго — полтора месяца. Через несколько недель работы новоизбранного парламента он как зампред высшего законодательного органа страны приехал на служебной машине в один из небольших городков, чтобы под одобрительные аплодисменты толпы не позволить судебному исполнителю осуществить законное решение суда об удалении с центральной площади нелегального торжища. Еще через две недели Леппер с трибуны сейма назвал министра иностранных дел «канальей» и добавил, что его отец «преступник, убивавший поляков». Во время снятия с должности Леппер произнес 40-минутную пламенную речь, в которой обвинил весь «политический истеблишмент» в измене народных интересов, а двух министров и трех депутатов — в коррупции. Выступление Леппера полностью транслировал один из популярнейших телеканалов. Кто хотел увидеть в этом смесь клеветы и извращений, демагогии и популизма, тот увидел, но все, имеющие претензии к власти, впервые за 12 лет увидели на телеэкране, как некто «на понятном для людей языке» решительно обвинял всю политическую элиту страны в коррупции, высокомерии и пренебрежительном отношении к проблемам народа. Поэтому «народ» был уверен, что Леппера сняли с должности вице-маршалека не за некомпетентность и хамство, а за то, что «сказал правду прямо в глаза сильным мира сего».

Демократия как заложник демократов

Чтобы понять, как в демократической Польше смог достичь таких высот на властном Олимпе человек, карьера которого тесно связана с нарушением закона, нужно знать слабые стороны польской демократии. За последние 12 лет власть в Польше несколько раз переходила из рук в руки — от правых к левым и наоборот. Почти всегда здесь находилось место для либерального центра как уравновешивающей силы. Имелись там и свои популисты, но до сих пор они не являлись властной самостоятельной силой, а лишь обособленными «маргиналами». Соблюдение принципов демократии было важным как для посткоммунистов, составлявших основу Союза левых демократов (СЛД), так и для выходцев из легендарного профсоюза «Солидарность», объединившихся в ВАС. Посткоммунисты стремились любой ценой отмежеваться от своего тоталитарного прошлого, а вчерашние члены антикоммунистического профсоюза как огня боялись обвинений в том, что они оторвались от народа и предают идеалы солидарности, братства, справедливости. Желание показать себя большим демократом, чем политические оппоненты, часто парализовало власть, делало ее бессильной. Именно это и использовали популисты разных мастей.

Еще одной слабой стороной польской демократии является ее нереформированное судопроизводство. Судебные процессы, необоснованно тянущиеся уже многие годы, превратились в настоящую болезнь судебной системы в Польше. За сравнительно непродолжительный период Польское государство проиграло польским гражданам уже 30 судебных исков в Страсбургском суде прав человека — большинство из них за неоправданное затягивание процессов. В значительной степени благодаря такой ситуации Анджей Леппер сумел избежать уголовной ответственности, несмотря на десятки судебных процессов, ведущиеся против него годами. Единственный завершившийся приговором судебный процесс касался «оскорбления высоких государственных должностных лиц» — президента и министров финансов и внутренних дел. Но от полуторалетнего заключения лидера «Самообороны» спас депутатский иммунитет.

Лидеры правящей сейчас коалиции СЛД-СП-ПНП выражали тихую надежду на то, что Леппера и его однопартийцев депутатские мандаты сделают более цивилизованными. Из этих же соображений и для соблюдения вышеназванного принципа демократии Анджея Леппера как руководителя одной из четырех крупнейших фракций избрали одним из четырех вице-маршалеков сейма. И, очевидно, почувствовав за собою силу и благоприятную ситуацию (страна на грани экономического кризиса — правительству придется «затягивать пояса», а недовольных будет все больше), Анджей Леппер решил сыграть собственную игру с довольно высокой ставкой. Путем нескольких непарламентских проделок и высказываний, а также «отходной» речью с поста вице-маршалека лидер «Самообороны» сумел поставить себя в глазах «народа» не только вне политического истеблишмента, но даже против него — и, следовательно, за «униженных и обиженных».

«Страшная месть»

После «обвинительной речи» Леппера с трибуны сейма 29 ноября один из авторов «Газеты польской» написал: «Польша уже не является той страной, которой была до 29 ноября. Политическая сцена Польши уже не является той политической сценой, к которой нас приучили годы ІІІ Речи Посполитой». Что же изменилось? В разговоре с корреспондентом «Зеркала недели» Анджей Олеховски так ответил на этот вопрос: «Изменилось многое, и это, по моему мнению, грустно. Поскольку значит, что голоса, ставящие под сомнение членство Польши в Европейском Союзе, являются частью официальной политики. «Официальной» в кавычках политики, провозглашаемой с трибуны сейма. Это голоса маргинальные — до сих пор они звучали в основном на улице и на базаре, а теперь — в парламенте».

По мнению известного кинорежиссера Анджея Вайды, то, что поляки не отдали на выборах голоса за авторитетных людей периода «Солидарности», но проголосовали за популистов, — было «местью общества элитам». Отрыв элит, настойчиво тянувших и тянущих Польшу в ЕС, от народа, боящегося безработицы, зарубежного капитала, западной конкуренции и т.п. — становился все более очевидным. Лепперу, кажется, удалось чувствительно потоптаться на ростках гражданского общества и снова разделить общественное мнение на «мы» и «они». Однако ошибкой было бы считать, что сторонники «Самообороны» — это лишь бедные, безработные и бездомные. Настоящим шоком стала информация о том, что не самая большая в сейме фракция «Самообороны» насчитывает наибольшее количество миллионеров и, прежде всего то, что многие из этих депутатов имеют проблемы с законом. Наказания они, как и их лидер, сумели избежать благодаря иммунитету.

Известный бывший диссидент, главный редактор крупнейшего ежедневного издания Польши «Газеты выборчей» Адам Михник не считает успехи лидера «Самообороны» главной проблемой польской демократии: «Что может Леппер предложить людям, кроме воплей? Ничего. Следовательно, его так долго будут поддерживать, сколь долго люди будут спокойны за «мейнстрим». Он является добрым в качестве крикливого маргинеса. В качестве формации, с которой можно было бы совместно осуществлять руководство, их никто серьезно не воспринимает. Я думаю, Леппер быстро скомпрометирует себя». А настоящей проблемой пан Михник считает то, что менее половины поляков приняли участие в выборах: «И это, разумеется, сигнал опасный, хотя и не новый. В Польше посещаемость выборов никогда не превышала 60%. Что всегда опасно, поскольку демократия возможна только для демократов. Если общество не желает пользоваться своими правами, демократическими правами, то демократические обычаи засыхают. А главным институтом парламентарной демократии являются парламентские выборы».

Очевидно, это хорошо понимает и Анджей Леппер, все чаще настаивающий на необходимости проведения досрочных выборов. В своей неоднократно уже упоминавшейся речи он откровенно угрожал депутатам, что «этот парламент просуществует не более полугода», а потом его сметет волна народного гнева и негодования. Леппер хорошо понимает: в ситуации кризиса, когда наиболее активен протестный электорат, это дает ему и его политической группировке солидный шанс.

Однако сейчас Леппер оказался в «интересном положении». Его оппоненты считают, что он — в шаге от тюрьмы, его сторонники — что в шаге от того, чтобы возглавить народный бунт огромной силы. Как и первым, так и вторым не терпится увидеть, как на самом деле будут развиваться события. В последний день 2001 года министр юстиции Барбара Пивник передала на рассмотрение сейма просьбу прокуратуры о лишении Леппера депутатской неприкосновенности с тем, чтобы стало возможным привлечение его к судебной ответственности за клевету на известных политиков и за «препятствование выполнению обязанностей судебным исполнителем». Но вряд ли это глобально разрешит проблему. История знает случаи, когда несколько лет в тюрьме открывали путь разнообразным «вождям» к большой настоящей политической карьере.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно