ПРЕМЬЕРЫ ДОНБАССА ЧАСТЬ ВТОРАЯ — ДОНЕЦКИЙ «КАПИТАЛИСТ»

28 апреля, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №17, 28 апреля-5 мая

Несмотря на присущий оптимизм, уверенность, что когда-нибудь мне удастся встретиться с губернатором Донецкой области В.П.Щербанем, начинала таять на глазах...

Несмотря на присущий оптимизм, уверенность, что когда-нибудь мне удастся встретиться с губернатором Донецкой области В.П.Щербанем, начинала таять на глазах. И дело здесь не в том, что Владимир Петрович тяжело идет на контакт с прессой, а в том, что застать первое лицо области на месте - задача еще та! «Понедельник - пятница? - В Киеве на сессии Верховного Совета. Суббота? - Поездка по области. Понедельник? - Вылет в Киев на сессию» - ответы сотрудников канцелярии были предельно корректны, но не оставляли ни малейшей надежды на успех. Оставалось, правда, воскресенье. Но должен же человека когда-нибудь отдыхать? Как оказалось, данное мнение было ошибочным. Для донецкого губернатора Владимира Щербаня последний день недели - обыкновенный рабочий день. Невзирая на вербное воскресенье за окном и на то, что в этом вопросе донецкие жители явно не согласны со своим премьером. На 11-м этаже облсовета кипела жизнь...

- Владимир Петрович, сегодня все-таки воскресенье. У вас что, много свободного времени, что вы и в выходной на работе? Какое в этом удовольствие?

- Свободное время? Я забыл, что это такое. С восьми до двадцати двух на работе, несмотря на день недели. А удовольствие? Удовольствие появляется тогда, когда решен какой-либо вопрос и получен положительный результат. А отдыхать буду в отпуске. Сейчас некогда.

- Вы родом из Луганской области. И при определенном раскладе вполне могли бы стать губернатором не Донецкой, а соседней области...

- Гадать о том, что могло бы быть - занятие неблагодарное. Еще будучи ребенком, я вместе с родителями переехал в Донецк, и именно с ним связана моя судьба. Здесь закончил школу и пришел на завод точного машиностроения, на котором работал токарем, слесарем и куда вернулся, отслужив в армии. Здесь закончил институт советской торговли, стал директором объединения «Универсам». Здесь в 1990 году был избран депутатом городского Совета, а в 1992 году утвержден в должности заместителя председателя горисполкома. В Донецке в 1994 году баллотировался кандидатом в депутаты ВС Украины и после избрания принял решение выставить кандидатуру на пост председателя областного Совета. Здесь мою программу поддержал народ и здесь я сделаю все от меня зависящее, чтобы Донецкая область - богатейшая по своему людскому потенциалу, природным ресурсам, географическому положению, экономическим возможностям, стала жить так, как она того заслуживает.

- Это все красивые, но слова. А как конкретно сказался приход вашей команды на жизнь области?

- Положительные результаты нашей работы уже начинают просматриваться. Стабилизируется работа металлургического комплекса. Объема производства по некоторым предприятиям за 3 месяца текущего года вырос на 20 - 30% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. В угольной отрасли увеличилась добыча угля, и это позволило нам, несмотря на характерные для минувшей зимы трудности, полностью обеспечить себя углем. В конце прошлого года тревогу вызывало состояние энергетического комплекса области. Электростанции были «голые», без запасов топлива. Работали что называется с колес. После принятых мер на сегодняшний день на них имеется до 2 миллионов тонн запаса угля.

Есть подвижки и в машиностроительном комплексе, который, если смотреть правде в глаза, сейчас переживает не самые лучшие времена в своей истории. Себестоимость продукции очень высокая, традиционные рынки сбыта утеряны и только-только начинают появляться новые. Утеряны, как я считаю, не только по объективным причинам, но и по субъективным. Разрыв связей со странами бывшего СССР - это объективная причина, на которую трудно было повлиять, но надо признать и тот факт, что многие руководители просто растерялись. Не работали, а ждали, когда все вернется на круги своя. Но этого не произошло. А та пирамида, которая была у нас в государстве, - пирамида материально-технического снабжения, пирамида планирования, - исчезла, и приходится теперь им самим искать выход из создавшегося положения. Не ожидая помощи и подсказки «сверху».

Не все к этому готовы. Понимая, что старые методы в работе уже не годны, мы готовим конкретные программы по структурной перестройке экономики Донецкой области. В первую очередь, речь идет о децентрализации экономики. Когда это произойдет, тогда и можно будет говорить о рынке. Ведь рынок и есть децентрализованные экономические отношения между предприятиями. Когда предприятие получает результаты своего труда, производит ту продукцию, которая пользуется спросом и на основе этого получает доходы. Сейчас же нам до этого далеко. Дошли только до «базара».

- Какие «плюсы» вы заработали за 8 месяцев губернаторства?

- Я сам разработал сельскохозяйственную программу, которая, как надеюсь, позволит накормить область. Упреждая вопрос, скажу, что до этого никакого отношения к сельскому хозяйству не имел. Но глубоко убежден в том, что губернатор (неважно, я или кто-то другой) в первую очередь должен быть организатором, а не узким специалистом по сельскому хозяйству или выпуску стали. Еще баллотируясь на пост председателя облсовета, во время встречи в одном из хозяйств области узнал, что оно выращивает кукурузу по иностранной технологии. И там же родилась идея - сделать так, чтобы по этой же технологии, которая зарекомендовала себя с самой положительной стороны, начали работать и остальные сельхозпредприятия. А так как я привык доводить задуманное до конца, подготовлен и уже работает проект по выращиванию подсолнечника и кукурузы.

Данной программой мы охватили 200 хозяйств из тех 435, что находятся у нас в области. Два плюса проекта несомненны. Во-первых, наши климатические условия благоприятны для выращивания этих культур, а во-вторых, если взять подсолнечник - это тот продукт, который сегодня может реализовываться за валюту. Т.е. в нашей программе упор сразу сделан на экономику, на тот результат, который должно получить каждое сельскохозяйственное предприятие. Идти надо по пути производства наиболее рентабельной продукции, которая позволит вытянуть экономику из кризиса. Ведь почему именно с сельского хозяйства начал? Потому что здесь наиболее реальная и наиболее быстрая отдача. Причем не только в производстве продукции, но и ее переработке. Это интерес к быстрому результату, интерес к работе и как следствие - новая идеология - идеология воспитания людей на получение доходов.

Кроме этой программы, внедряем еще одну. В 10 хозяйствах будем выращивать картофель, используя технологию голландской фирмы «Агрико», чтобы самим обеспечивать потребности области. Выполняем сразу несколько задач - кормим народ и способствуем становлению нового типа хозяина на земле.

- С плюсами разобрались. А как дела с противоположным знаком?

- Я бы не спешил сейчас разбираться, где именно наработан отрицательный результат. Ведь ситуация, в которой мы оказались, прийдя к управлению области, сродни с той, когда с горки пустили сани, которые понеслись непонятно куда. Мы в них впрыгнули на полной скорости и теперь пытаемся остановить, чтобы направить по нужному пути. Это очень сложно быстро сделать в реальной жизни, а уж в экономике и подавно.

Процесс падения продолжается. Почему? Я постоянно задаю себе этот вопрос. И ответ один. Потому что у нас нет нормальной структуры экономики, структуры управления, и это отражается на взаимоотношениях между предприятиями.

Мы сейчас готовим изменения структуры угольной отрасли. Речь идет о предоставлении самостоятельности каждой шахте независимо от того, убыточна она или нет. Шахты должны быть самостоятельными, т.е. иметь право выбора - войти ли им в ассоциацию, объединение, ФПГ, находиться ли под министерством. Но руководитель предприятия должен иметь свой закрытый баланс, должен видеть, что он зарабатывает, защищать баланс своего предприятия и должен суметь доказать, что ему нужна дотация именно в тех размерах, что он просит. А то сидит каждый и ждет, что все равно ему дадут деньги. Теряется не только стимул к работе, но и та заинтересованность, которая присуща любому человеку в достижении результата. А возвращаясь к вопросу, скажу, что минус надо ставить экономической политике, которую проводит государство, а не людям, вынужденным работать по спущенным им сверху правилам.

- Насколько мне известно, вы не были в рядах сторонников воссоздания Министерства угольной промышленности...

- От вывески зарплата у горняков не появилась. Вывеска-то есть, но отрасль продолжает ежемесячно лихорадить. Вот когда каждое предприятие увидит свои возможности и научится ими толково распоряжаться, тогда и названиями можно заняться.

Есть у нас вопросы к Минуглепрому по ценовой политике. Но не только к нему. Большие нарекания вызывает работа «Углесбыта». Сейчас это организация, которая аккумулирует все материальные ресурсы угольной промышленности и своеобразный банк тех денег, которые угольщики зарабатывают. И распределяет он деньги между шахтами в значительной мере по собственному усмотрению. Руководитель же предприятия просто не знает, куда ушел его уголь. Обогатили на обогатительной фабрике, передали в «Углесбыт» и куда он делся дальше - вопросы без ответов. Соответственно, и деньги на ту же зарплату рабочим можно требовать только с «Углесбыта». С учетом всеобщих неплатежей, когда потребители не очень торопятся рассчитаться за полученный уголь, что в свою очередь ведет к дальнейшим неплатежам, сами знаете, что из этого получается. Денег или нет, или их получение затягивается до очередной забастовки. Чтобы такого не было, в нашей программе заложено положение, смысл которого в том, что каждая шахта заключает контакт «напрямую» с конкретной электростанцией, облтопливом, коксохимзаводом. Если я, как директор шахты, буду отдавать свой уголь конкретному предприятию, общий язык с его директором мы всегда найдем. Взаиморасчеты будут. Может, и не деньгами (хотя это и каменный век). Но все же лучше, чем то, что происходит сейчас.

- Ваши соседи-луганчане сетуют, что уж больно дорогой уголек у дончан...

- Я, может, и согласился с луганчанами, если бы был на их месте, но есть одно маленькое «но». Почему они подзабыли, кто был инициатором воссоздания министерства? Ведь именно угольные коллективы Луганской области были горячими сторонниками его организации, пусть вспомнят осень прошлого года. И почему же они не спросят сейчас в Министерстве угольной промышленности: «А кто этот прейскурант утверждал?» На каком основании чиновник утверждает цену на тот продукт, который он не производил? Хотя понять чиновника я могу. Ведь он определяет цену вкруговую, чтобы полностью закрыть затраты всей отрасли. А если разложить цену по полочкам, по каждому предприятию, то можно легко вычислить, сколько предприятий бесполезны. Кто получает деньги, но не дает никакой отдачи. И соответственно, принять по ним меры.

Сегодня стоит вопрос о закрытии 13 шахт. Я - сторонник их закрытия, но в то же время надо дать возможность всем им проявить себя. Время покажет, кто действительно ничего, кроме убытков, экономике принести не может. Но самостоятельность дать нужно - этот вопрос для меня не подлежит обсуждению. Приведу такой пример. Ездила делегация нашей области в Молдавию. И на встрече с премьер-министром Молдавии услышали следующее: «Дайте нам несколько шахт. Тех, из которых Молдавия сейчас получает уголь. Дайте на условиях концессии. Мы готовы вложить в них деньги, чтобы они заработали на полную мощность». Это предложение со всех точек зрения выгодное, мы тоже не используем. Почему? Да потому, что шахты в объединении с разными возможностями и не все хотят, чтобы сосед жил лучше.

- Какие у вас взаимоотношения с директорами таких крупнейших предприятий, как «Азовсталь», завод имени Ильича? Ведь они, по сути, «государство в государстве» в экономике области.

- Великолепные. Тьфу-тьфу-тьфу, чтобы не сглазить.

- А как вы относитесь к созданию свободной экономической зоны в Мариуполе?

- Это сейчас нереально. Ведь СЭЗ предусматривает экономические ограничения для тех, кто находится вокруг нее. Пойдут ли на это остальные жители области? Сильно сомневаюсь. СЭЗ появится только тогда, когда у деловых людей Запада будет гарантия возврата инвестиций. И тогда речь не будет идти об одном Мариуполе. Свободной экономической зоной станет вся Украина. Создавая предприятия, привнося на производство свои технологии, беря в долгосрочную аренду землю, иностранные бизнесмены будут заинтересованы в нас - мы будем заинтересованы в них. Вот это и есть та свобода, которая нам необходима.

- Владимир Петрович, как вы сами считаете, почему при упоминании вашего имени очень часто присутствует приставка - «капиталист»?

- Давайте договоримся сразу. При капитализме я не жил, но видел, как живут «капиталисты». Я - за общество, которое может защитить людей, социально незащищенных при условии, что работоспособное население обеспечит себя само. «Через труд для себя - достаток для всех!» - говорил я год назад и повторяю сейчас. Если это капитализм - пусть будет так.

- Представим, что уже прошло 4 года, заканчивается ваш срок пребывания в этом уютном кабинете и пора подводить итоги. В каком случае можно было бы сказать самому себе: «Я сделал это!»

- Во-первых, создал условия предприятиям для нормальной работы; во-вторых, защитил тех людей, которые находятся на пенсии; в-третьих, создал базу для создания запаса денег тем, кто работает.

Если эти условия выполню, думаю, что для первого раза будет достаточно.

- Вы сейчас, кроме того, что губернатор, еще и депутат Верховного Совета. Вопрос, как к законотворцу. Вы - «за» закон о власти или «против»?

- Я - за закон, хотя есть в нем моменты, над которыми еще надо работать. Города оставлены в стороне, и это немаловажный вопрос. Упустим его, наверняка получим неприятности - растаскивание бюджета, ненахождение общего языка с областью и т.д.

- Вопрос к губернатору. Какой из законов больше всех мешает в работе?

- Я неоднократно высказывал мнение и на Совете регионов, и в Кабинете министров о том, что прежде чем принимать какое-либо постановление, не мешало бы спросить о нем мнение в регионах. Ведь именно здесь, а не в Киеве, работают люди, которые каждый день сталкиваются с проблемами и имеют четкое представление о том, как их решать. Ведь из-за того, что их не слушают, и получаются несогласованные действия центра и регионов, принимаются документы, которые не отражают действительности и не решают проблем. Несомненно подлежит корректировке закон о налогообложении прибыли, Закон о пенсиях.

- Вы упомянули Совет регионов. Для меня непонятно, когда столько умных мужиков не могут повлиять на принятие решений, от которых зависит судьба их областей. Как такое может быть?

- Считаю, что надо вносить изменения в Конституцию Украины с тем, чтобы у нас в государстве был двухпалатный парламент, в одной из палат которого были представлены члены Совета регионов и председатели областных Советов с правом законодательной инициативы. Ведь большинство депутатов нынешнего ВС отражают только проблемы того округа, который их избрал, не учитывая проблем областей.

- Владимир Петрович, вы - беспартийный губернатор. Это помогает в работе?

- Ну, уж не мешает точно. Я искренне завидую своему луганскому коллеге, у которого нет митингов на площадях, ведь во главе области стоит первый секретарь обкома КПУ. В отличие от Донецка, где для митингующих главный виновник всех бед - ваш собеседник.

Что касается взаимодействия с политическими партиями, то сотрудничаю со всеми. Для меня безразлично, с каким они уклоном. Но должен сказать, что программа ни одной партии не отвечает интересам человека.

- Ну никак не тянете вы на образ «капиталиста». Еще скажите, что и собственного дома у вас нет.

- Нет, есть. Только построил я его еще до того, как стал губернатором. Строил семь лет, своими руками, по собственному проекту.

- Чтобы работать в таком режиме, как работаете вы и ваша команда, надо обладать крепким здоровьем...

- Несомненно. Чтобы поддерживать себя в форме, два раза в неделю весь коллектив облисполкома занимается спортом. Личный пример подаю, не сачкую.

- Владимир Петрович, вы всегда добиваетесь того, что задумали?

- Несмотря на то, что мне все в жизни дается громадным трудом, цели своей добиваюсь всегда. Надеюсь, что и теперь, будучи губернатором, смогу осуществить задуманное с тем, чтобы помочь людям выжить в это трудное время.

P.S. Две книги на рабочем столе донецкого губернатора привлекли внимание. Рядом с «Библией», чуть в стороне лежала «Шлях радикальных реформ» Л.Кучмы. Путь в счастливую жизнь найден?..

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно