Поступится ли Иран ядерной идеологией?

10 октября, 2008, 16:00 Распечатать Выпуск №38, 10 октября-17 октября

Министр иностранных дел Франции Бернар Кушнер невольно подтолкнул мировое сообщество к новому кругу активного обсуждения возможных действий Израиля в случае реализации Ираном своей ядерной программы...

Министр иностранных дел Франции Бернар Кушнер невольно подтолкнул мировое сообщество к новому кругу активного обсуждения возможных действий Израиля в случае реализации Ираном своей ядерной программы. Оговорка господина Кушнера или неправильная трактовка израильскими журналистами его ответа на английском языке привели к тому, что влиятельная израильская газета Ha’aretz преподнесла его фразу как «Израиль съест Иран». Сам же Бернар Кушнер утверждал, что Ha’aretz неправильно интерпретировала его высказывание, ведь он сказал не «съест», а «нанесет удар». Кушнер назвал это событие фонетическим недоразумением, и через несколько часов после его опровержения в статье газеты были сделаны исправления.

В том же интервью Бернар Кушнер заявил, что Израиль готов нанести удар по Ирану и предпринять это раньше, чем Тегеран овладеет собственным ядерным оружием. «Думаю, что вы хорошо проинформированы, — сказал Кушнер, — то же можно сказать о нас и американцах. Все оценки ведут к тому, что это дело двух-четырех лет. А это опасно. Израиль всегда говорил, что не будет ждать, пока бомба будет готова. Думаю, иранцы это знают, все это знают». Министр подчеркнул, что ему известно о подготовке со стороны израильских военных силового сценария решения иранской проблемы, и призвал дать время международной дипломатии. «Я знаю, что некоторые люди в армии Израиля готовят военное решение или военную операцию».

Бесспорно, как дипломат высокого ранга Бернар Кушнер должен был искать пути дипломатического решения конфликтной ситуации с Ираном. Но как быть в таком случае самим израильтянам, которые хорошо помнят, что президент Ирана Махмуд Ахмадинеджад призвал стереть Израиль с карты мира? Надеяться на силу дипломатии? Спокойно сидеть и ждать, когда режим иранских мулл решит «стереть» Израильское государство?

Конечно, военное решение любой конфликтной ситуации может стать последним аргументом в противостоянии двух сторон. Но, скорее всего, и сам Бернар Кушнер мало верит в то, что Ахмадинеджада удастся остановить переговорным путем. Ведь исламский фанатизм и бескомпромиссный радикализм Махмуда Ахмадинеджада неоднократно доказывали мировому сообществу, что все переговоры с иранским руководством — бесполезная трата времени. Ахмадинеджад вполне способен превратить свою страну в государство «бомбиста-смертника», поставить на кон ее историческую судьбу ради уничтожения Израиля. В таком случае превентивные действия Израиля кажутся единственной возможностью избежать реализации планов иранских мулл и предотвратить уничтожение своей страны. Поскольку, разумеется, любое государство на случай реальной угрозы, как та, которую демонстрирует Иран, имеет право и обязательство перед своими гражданами сделать все возможное для избежания катастрофы.

К сожалению, Махмуд Ахмади­нед­жад и его сторонники зашли так далеко в своем стремлении иметь ядерное оружие, что дипломатическим путем их остановить уже невозможно. Одной из гарантий ядерного курса Тегерана является слепая вера его лидеров в то, что адекватного ответа на их действия не будет. Ведь не кто иной, как высокопоставленное иранское должностное лицо, министр иностранных дел Ирана Манучехр Моттаки просто не верит в возможность военной атаки Израиля или Соединен­ных Штатов на Иран из-за его ядерной программы. Так, в интервью журналу Newsweek на вопрос о возможности нападения на иранские ядерные объекты Моттаки, не вдаваясь в подробности, ответил: «Нет». Кроме того, он также заявил, что Иран никогда не остановит обогащение урана, даже если Запад будет гарантировать поставку необходимого для работы иранских АЭС ядерного топлива. «Западные страны не заслуживают доверия», — подчеркнул иранский министр. Заверив, что обогащение урана в Иране не будет остановлено до тех пор, «пока мы не получим независимость в этом вопросе».

Впрочем, можно сказать, что постоянный ядерный шантаж режима Ахмадинеджада не является таким уж абсурдным. По крайней мере, для самих иранских мулл. Тем не менее, ввиду отсутствия каких-либо креативных идей, апологеты этого режима не нашли ничего лучшего, как ввести ядерную программу на уровень государственной идеологии. В этом смысле призывы Бернара Кушнера и других западных высокопоставленных лиц практически не имеют смысла. Ведь с таким же результатом можно было бы призывать неформального лидера России Владимира Путина найти общий язык с Западом, в то время как Путин возвел противостояние с Западом в ранг государственной идеологии России. Махмуд Ахмадинеджад фактически бросил на ядерную программу все государственные ресурсы, и точка невозврата уже давно пройдена. Так логично ли призывать иранского лидера отказываться от своей заветной мечты уничтожения Израиля?

С другой стороны, если предположить, что Израиль все-таки отважится на военную операцию против иранских ядерных объектов, то есть ли гарантия, что ему удастся их все уничтожить за довольно короткий срок, который отводится на такие акции? Кроме того, израильтяне пока что не получили зеленый свет от США на удары по ядерным объектам Ирана.

Президентская кампания в Соединенных Штатах является для Ахмадинеджада одновременно страховым полисом и большим риском. Если республиканская администрация президента Джорджа Буша окончательно убедится в том, что кандидату от Республиканской партии Джону Маккейну не светит победа на выборах над демократом Бараком Обамой, то Буш воспользуется достаточно весомым политическим козырем, который держит про запас. Он может негласно дать Тель-Авиву свое согласие на начало военной операции против иранских ядерных объектов и пообещать поддержку. Решительная же поддержка республиканской администрацией военной кампании Израиля и открытое противостояние с фундаменталистским Ираном вполне может стать весомым аргументом, чтобы переломить симпатии избирателей в пользу республиканского кандидата в президенты Джона Маккейна.

Если администрация президента Джорджа Буша действительно примет такое решение, то израильских военных акций следует ожидать буквально через несколько недель, ведь выборы президента США состоятся 4 ноября. Тем не менее, размышляя о временных рамках возможной израильской операции против Ирана, следует принимать во внимание еще один довольно весомый и важный фактор. Если иранцы получат и успеют оперативно развернуть анонсированную систему противовоздушной обороны от Российской Федерации, то само проведение такой операции окажется значительно более затратным и убыточным. То есть и с этой стороны время работает против израильтян, вынуждая их не медлить с активными действиями для реализации своей государственной безопасности.

Вне сомнения, мнимая сдержанность США в этом вопросе, кроме прочего, зиждется еще и на том, что израильские ВВС не смогут в достаточной степени повредить иранские ядерные объекты, и при этом пострадает множество мирных иранских жителей. Важным сдерживающим фактором является и то, что после воздушной атаки израильтян иранское возмездие способно включить в себя волну нападений на американский военный и гражданский персонал в Ираке и Афганистане, а также на торговые суда в Персидском заливе.

Если же американская администрация не хочет давать израильтянам зеленый свет на решение неотложного вопроса их безопасности, то в таком случае, возможно, США следует предложить Израилю альтернативу гарантирования их безопасности. Скажем, что-то наподобие американско-израильского договора, в котором было бы четко зафиксировано, что любое ядерное нападение на Израиль будет считаться нападением на Соединенные Штаты, так что Америка ответит применениям ядерного оружия против Ирана. Что могло бы стать важным сдерживающим фактором или же и способом гашения иранской ядерной агрессии против Израиля.

Впрочем, как пишет Ha’aretz, можно предусмотреть несколько сценариев. По мнению газеты, ситуация с ответом на иранскую ядерную программу прояснится во время переходных недель, в период между американскими президентскими выборами и приведением к присяге нового президента, то есть на временном отрезке 5 ноября — 20 января. Тогда, пишет издание, президент Джордж Буш будет свободным от ограничений избирательной кампании, все еще сохраняя свои полномочия. Это даст ему возможность согласиться с нападением на Иран или отважиться на израильскую операцию так, как он согласился на бомбежку подозрительного реактора в Сирии. Таким образом, он положит конец прошлому и откроет чистый лист для своего преемника, что даст ему возможность наводить контакты с Ираном с позиции силы, а не в ситуации шантажа иранской бомбой.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 14 сентября-20 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно