ПОЛИТИКА МЕЧТЫ ИЛИ МЕЧТЫ О ПОЛИТИКЕ

30 июня, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №26, 30 июня-7 июля

На этой неделе МИД собрал на совещание всех глав дипломатических представительств Украины за рубежом...

На этой неделе МИД собрал на совещание всех глав дипломатических представительств Украины за рубежом. Последний раз столь крупномасштабный совет украинские дипломаты держали два года назад. В течение трех дней послы и представители консульского корпуса встретились с большинством министров, председателем СБУ Валерием Маликовым, премьером Евгением Марчуком, председателем Верховного Совета Александром Морозом, отчитались о проделанной работе, выслушали критику и благодарность, а также получили «Ц.У.» на будущее от министра иностранных дел Геннадия Удовенко и, конечно же, напоследок встретились с Президентом Украины Леонидом Кучмой.

Как сообщает агентство «Интерфакс-Украина», глава державы в своей речи перед главами дипломатических представительств Украины призвал собравшихся сосредоточить усилия на расширении экономического сотрудничества с зарубежными странами. По словам начальника управления администрации Президента по вопросам внешней политики Владимира Фуркало, Президент подчеркнул, что Украина намерена активно участвовать в экономических органах СНГ, и в то же время она «не входила и не будет входить в военно-политические структуры Содружества». Леонид Кучма также заметил, что существует явное несоответствие экономического уровня сотрудничества Украины с Западом уровню сотрудничества политического, а также месту и роли, которую должна играть Украина в современном мире. Говоря о внешнеполитических приоритетах, Леонид Кучма назвал прежде всего страны СНГ и страны «большой семерки». Что же касается отношений Украины с остальными державами или их группами, то, в частности, среди восточноевропейских стран Леонид Данилович выделил отношения Украины с Польшей. «На этом направлении, — сказал Президент, — необходимы двойные и тройные усилия». Вместе с тем, Л.Кучма отметил необходимость подписания межгосударственного договора с Румынией, в котором «раз и навсегда фиксировались бы существующие государственные границы, включая границы на острове Змеиный».

Несколько странным выглядело то, что перед визитом в Германию Президент Украины ни словом не обмолвился о приоритетности развития отношений, в особенности экономических, с этой страной.

К плюсам же можно отнести тот факт, что, похоже, наконец, после долгих метаний, устоялась украинская позиция по отношению к НАТО. На встрече с послами Президент заявил о том, что Украина намерена активно сотрудничать с НАТО в рамках программы «Партнерство во имя мира», но, наряду с этим, подчеркнул Леонид Кучма, «время и существующие геополитические реалии требуют идти дальше». Ближайшей задачей, сказал он, является установление с Североатлантическим блоком отношений особого партнерства. Тут же, отметив, что Украина пока отстает от центральноевропейских стран в плане построения отношений с Западноевропейским союзом, Леонид Кучма призвал активизировать действия и в этом направлении.

Сориентированный дипломатический корпус разъехался по местам назначения с целью воплощать в жизнь намеченную генеральную линию. Сверившись с центром, кто-то будет ожидать давно обещанной ротации, кто-то долгожданной секретной шифрованной связи, которую так и не удосужились в Украине наладить со времен распада Союза, кто-то будет надеяться, что после этой встречи к присылаемым им предложениям в Киеве будут прислушиваться и присматриваться чуть больше. Одним словом, дипломаты разъехались ждать и надеяться. А чего и на что? Об этом отчасти — в материале Виталия ПОРТНИКОВА «Политика мечты или мечты о политике».

Писать о внешней политике Украины всегда неудобно: зная, сколько профессионалов в последние годы пытались сформировать нашу внешнеполитическую стратегию, просто действовать, застраивая неблагоустроенный пустырь, доставшийся в наследство от Украинской ССР, всегда боишься кого-нибудь несправедливо обидеть, кого-то задеть... А между тем отнюдь не дипломаты-профессионалы виновны в том, что внешняя политика Украины до сих пор не состоялась: тут проблема в самом украинском государственном строительстве, в больной экономике, в стремлении скорее демонстрировать, чем быть...

Не так давно мне пришлось присутствовать на записи останкинского «Пресс-клуба», посвященного проблемам российских спецслужб. Я подумал: почему мы не очень задумываемся о спецслужбах, а в России только о них и слышно: то охрана президента, то «силовики»... Дело, конечно же, не в них самих: постимперское общество всегда больно манией преследования, новыми имперскими амбициями, тягой к авторитаризму. Россия здесь далеко не исключение. Но Украина, тот обломок умершего имперского государства, тоже мучается болезнью иной, правда тоже далеко не новой — экономическим провинциализмом, страхом перед реформами и тотальным (бодрые разговоры не в счет) отсутствием людей, способных реформы осуществить. Как следствие — повисает в воздухе внешняя политика. Министром иностранных дел Украины мог бы быть не Удовенко, а, скажем, Талейран, легко составляющий геополитические пасьянсы, обыгрывающий противников, завораживающий партнеров... Ну и что с того, если украинская экономика не позволяет даже желающим быть рядом с нами сделать хотя бы шаг вперед? О каком приоритетном сотрудничестве с Западом могут говорить наши политики (бодрые декларации не в счет), когда они до сих пор руководят государством с полусоциалистической-полухаотической экономикой, не позволяющей инвестировать, даже реально влиять. И были бы мы размером с Молдову — ну, содержали бы нас, а так... Я не хотел бы быть послом Соединенных Штатов или Германии в Киеве — многое можно сделать, вырисовываются великолепные схемы, а интуицией западного человека понимаешь, что ничего не получится, не выйдет...

Но еще больше я не хотел бы быть послом Польши или Венгрии. Уж казалось бы — рядом и необходимость объединения усилий очевидна, а проблемы уже совсем другие, совсем другая экономика. И можно сто раз говорить, что Украина когда-нибудь подключится к Вышеграду, но ведь то будет подключение на бумаге... То же и с Балтийскими странами, так радушно принявшими нашего Президента: при всей искусственности их экономик хозяйственная структура у них — совсем другая...

Вот и выходит, что при всей необходимости держать баланс между Востоком и Западом, при естественной роли буферного государства, способного как будто улыбаться и Вашингтону, и Москве одновременно, все упирается в Россию. Причем заметим, уже не как в крупнейшего партнера, а как поставщика энергоносителей, «единственную трубу», от которой питается наша агонизирующая промышленность и перекормленное социалистическими кредитами колхозное хозяйство. Был в истории украинской внешней политики один важный, прямо знаменательный визит: премьер-министр (тогда — Леонид Кучма) отправился в страны Персидского залива после достаточно углубленной подготовки — после закрытой встречи в украинском посольстве в Москве с послами посещаемых стран... Я только хотел бы спросить: где результаты того визита? Где механизм получения альтернативных энергоносителей, позволяющих быть вне абсолютной зависимости от России? Причем речь не только о терминалах, продуктопроводах, но и о деньгах, о возможных кредитах для закупки нефти не у той страны, которой мы и так задолжали постыдно много, как не пытались «по-братски» договориться с Виктором Степановичем, что вот изберемся — и заплатим...

Первые месяцы украинской внешней политики были .запоминающимся политическим туризмом. Леониду Кравчуку необходимо было просто сообщить миру, что «есть такая держава — Украина», он и сообщал. Все были довольны: и мы, и наш первый Президент, и Буш с Миттераном. Спустя несколько лет продолжающийся политический туризм выглядит неприлично, а в большинстве случаев захлебывающиеся от восторга репортажи взятых в самолет журналистов об успехах поездки — нормальными впечатлениями хуторян, которых взяли мир посмотреть. Мы-то знаем, что результатов все равно нет (декларации не в счет). Если нечего подписывать — нечего тратить время Президента 50-миллионной страны: он столько успел бы сказать дома! А в означенные государства мог бы съездить министр иностранных дел, его заместители и поговорить о том, как славно мы будем дружить, когда у нас будет экономика.

Мы хорошо знаем, что от нас мало что зависит. Вот полюбили нас американцы. Да разве мало усилий было потрачено украинскими дипломатами, чтобы объяснить Вашингтону хотя бы геополитический смысл существования Украины? А заметили нас там только тогда, когда началась война в Чечне. Ельцин пообещал Клинтону не продавать иранцам пресловутую центрифугу. Американцы не могли не испугаться, а в испуге не могли не заметить нашу страну. А заметив, не могли не поразиться нашим экономическим успехам... Круг замкнулся. А теперь давайте подумаем: а чем вообще была бы на политической карте мира Украина, если бы в России шли дела хорошо? Если бы не было там ни октября 1993, ни Чечни, ни Жириновского, а сплошные реформы, мудрый Ельцин, рассудительный Черномырдин, умный Гайдар и национальное согласие без участия танков генерала Грачева? А амбиции бы оставались на великую державу... Защитил бы нас Запад, вспомнил бы о нас? Если даже сейчас он с трудом нас рассматривает в российской тени и любимая фраза в западных и центральноевропейских столицах: «Да нет у нас никаких проблем с Украиной, но эта их экономика...»

Наше Министерство иностранных дел — консилиум экспертов, тщательно латающих прорехи политиков. Спасибо! Наше настоящее Министерство иностранных дел — неработающие экономические ведомства. Они, а ничто иное, виной тому, что многолетние усилия Бориса Тарасюка на американской ниве стали давать всходы только после Грозного. Они — причина того, что виртуозное мастерство Евгения Марчука на российско-украинских переговорах, которое признавали даже оппоненты в Москве и некоторые незлопамятные люди в Киеве, разбивалось о цифры долга — а какими могли бы быть переговоры, если бы... Не будет нормальной экономики — не будет нормальной внешней политики, не бывает Талейрана верхом на осле: осанка вырабатывается только на настоящем скакуне. И на пороге формирования, кажется, первого профессионального правительства за последнее время остается только рассчитывать, что каждый наконец-то займется своим делом: президент — реформами, правительство — изменениями в макроструктуре хозяйства, руководство президентской администрации — хозяйственными делами, пресса — анализом происходящего, а не восторгами. Тогда по-настоящему заработает и МИД, и посольства Украины, сотрудникам которых стоит искренне посочувствовать: то, что они хотели и должны были бы сделать, им не позволяет делать ситуация в стране. Я не сказал еще одного: гораздо меньше, чем быть чьим-либо послом в Украине, мне не хотелось бы быть украинским послом где-либо. Это и в самом деле очень тяжело.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно