Переступить порог

10 февраля, 2012, 16:35 Распечатать Выпуск №5, 10 февраля-17 февраля

Возможна ли война с Ираном?

© schoella, panoramio.com

В ноябре прошлого года стало ясно, что иранская эпопея перешла в новую фазу. Катализатором изменений стал вывод нового доклада Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) по ядерной программе Ирана: Тегеран до 2003 года вел работы, направленные на создание ядерного оружия, реализовывал другие исследовательские и испытательные программы в этой области, но самое главное — подобная деятельность может продолжаться и сегодня. Кроме того, в отчете присутствуют данные о том, что Исламская Республика разрабатывает средства доставки, например, боеголовок для ракет.

И хотя авторы доклада не утверждали прямо, что Тегеран сегодня работает непосредственно над созданием боевого ядерного заряда, его содержание однозначно свидетельствует о продвижении страны к такому состоянию, которое позволит, в случае принятия политического решения, такой заряд создать. Страна находится на пороге обладания ядерным оружием, а мировое сообщество ничего с этим пока что поделать не может. 

Доклад МАГАТЭ изменил динамику ядерных споров вокруг Ирана: отныне иранским властям стало трудно убеждать мир в том, что ядерная программа их страны преследует исключительно мирные цели. Документ стал, по сути, тем спусковым механизмом, который вывел из шаткого равновесия систему международных отношений в регионе Персидского залива и стал отправной точкой цепной реакции событий, поставившей сегодня мир на порог самого масштабного политического и военного кризиса нового тысячелетия. 

Итак, официальное подтверждение агентством многократных заявлений и предупреждений Соединенных Штатов об игнорировании Ираном требований международного сообщества прекратить разработку оружия массового уничтожения и средств его доставки развязало Вашингтону руки. 

Избегая волокиты согласования ответных мер на уровне ООН, США в ноябре прошлого года ввели против Ирана беспрецедентный пакет односторонних санкций. Под их действие попали иранские нефтехимический и энергетический секторы, а также все физические и юридические лица, оказывающие помощь Ирану в разведке и добыче энергоресурсов. 

Поняв, что ему уже нечего терять, Тегеран принялся активно играть мускулами, снабжая американцев все новыми и новыми доказательствами своих опасных намерений. Новый год начался с сообщений о введении Ираном в эксплуатацию ядерного центра, который позволит утроить производство урана, обогащенного до 20%, и начать экспорт услуг, связанных с ядерной энергией. Оказалось, что МАГАТЭ неоднократно обращалось к властям страны с запросами о предоставлении дополнительных сведений по этому объекту, однако до сих пор эти просьбы оставались без удовлетворения. Одновременно иранские власти заявили, что им впервые удалось создать свой топливный стержень для атомного реактора. 

2011 год завершился сообщениями о проведении Тегераном масштабных учений в Аденском заливе и Ормузском проливе, на которых были продемонстрированы крупные достижения иранских ВМС. Серия таких учений продолжилась в январе и феврале текущего года. 

Последний год стал знаковым для Ирана в развитии ракетной техники. Им были проведены многочисленные успешные испытательные пуски ракет разного класса, в том числе полностью сконструированные и собранные в Иране, собственных ракет противовоздушной обороны, сходных по своим характеристикам с российскими С-300. На околоземную орбиту были выведены спутники (последний, кстати, на прошлой неделе), аппараты для полета в космос, капсулы с живыми организмами. Уже за первые полтора месяца текущего года иранские военные успели провести испытания новых ракет дальнего действия (до 2000 км), класса «земля—море» и «земля—земля», а также вывести в космос очередной искусственный спутник. В общем, аргументов для обоснования создания системы противоракетной обороны если не американского, то уж точно европейского континента Вашингтону теперь не занимать. 

Такое развитие событий не могло остаться без внимания США и их союзников. Тегеран оказался под мощным давлением Запада как в экономической, так и военной областях. Вслед за Соединенными Штатами невиданные санкции против Ирана ввел Европейский Союз: эмбарго на импорт иранской нефти и меры против иранского Центробанка, ограничивающие возможности страны в проведении международных торговых операций. 

А в Персидском заливе накапливается мощнейшая ударная военно-морская группировка из трех американских авианосноударных соединений (в марте к ним присоединится четвертое) и амфибийно-десантной группы кораблей с экспедиционным батальоном морской пехоты на борту, а также группы британских кораблей. На фоне этого США реализуют масштабную программу вооружения своих ближневосточных союзников. Аргументами для наращивания Вашингтоном военного присутствия является угроза иранских руководителей ответить на введение санкций ЕС закрытием Ормузского пролива, через который проходит около 40% нефти, реализуемой на мировых рынках.

Все эти события дают возможность политологам и экспертам рисовать апокалиптические картины будущей войны в Иране, в которую будут втянуты все страны Персидского залива, а за ними весь Ближний и Средний Восток, Закавказье и Причерноморье. А там недалеко и до мировой войны, учитывая диаметрально противоположное отношение к иранским событиям США с Евросоюзом с одной стороны и России с Китаем — с другой. 

При этом существенное влияние локальный конфликт окажет и на государства, далекие от Персидского залива, на нашу с вами страну в том числе. Беспрецедентный скачок цен на нефть и газ просто разрушит отечественную экономику, оборвутся устоявшиеся торгово-экономические связи, рухнет чудом удерживаемый до последнего времени режим нераспространения ядерного оружия.

Рассматривая эти сценарии, следует иметь в виду, что война как вещь в себе никому из потенциальных участников не нужна, и они всеми силами будут пытаться урегулировать кризис иными способами. Однако использовать напряженность вокруг Ирана в решении собственных проблем будут пытаться все, кто только сможет. 

И прежде всего это касается самого Ирана. Предстоящие уже в марте нынешнего года парламентские выборы могут существенно повлиять на позиции президента страны Махмуда Ахмадинежада. В памяти иранцев еще свежи многотысячные митинги протеста, которыми сопровождалось его скандальное переизбрание на второй срок. К тому же секретом полишинеля являются противоречия Ахмадинежада с духовным лидером страны аятоллой Али Хаменеи. 

Все это свидетельствует о шаткости политических позиций главы иранского государства. Даже неискушенному читателю понятно, что при таких условиях изменить положение дел в его пользу могут только какие-то неординарные события. Из них наиболее простыми и очевидными являются успехи действующей власти в ядерной программе, которая остается достаточно популярной в иранском обществе. Ну и весьма выгодно команде президента поддерживать обострение внешнеполитической ситуации для эксплуатации образа врага с целью мобилизации иранских избирателей (и, в первую очередь, протестно настроенной молодежи) на поддержку главного претендента на пост главы государства.

Кроме того, нарастающую провокационность поведения Ирана можно объяснить стремлением руководства страны получить более выгодные стартовые позиции в переговорном процессе с мировым сообществом по вопросу о перспективах своей ядерной программы. 

В то же время большинство международных экспертов не склонны драматизировать ситуацию, полагая, что, намеренно обостряя ситуацию в районе Персидского залива, Тегеран вряд ли готов доводить дело до военных действий. Несмотря на весь свой радикализм, иранское руководство прекрасно отдает себе отчет в том, что, даже обладая значительной военной мощью, страна окажется неспособной противостоять коалиции США, Израиля и союзных американцам государств Аравийского полуострова. Можно бесконечно демонстрировать мощь «москитного флота» Корпуса стражей исламской революции, грозя авианосцам таранами скоростных катеров с террористами-смертниками на борту. Однако вреда западной коалиции эти асимметричные действия вряд ли могут нанести больше, чем японские камикадзе американскому флоту во Второй мировой войне. 

Именно поэтому Тегеран в своих намерениях блокировать проход танкеров через Ормузский пролив не пошел далее угроз, а сосредоточился на экономических шагах по преодолению последствий санкций. Речь идет о переориентировании импорта нефти с Европы на Азию и развитии торгово-экономических отношений с соседней Турцией. В частности, на турецко-иранском экономическом форуме, который состоялся 20 января в Анкаре в рамках визита в Турцию главы иранского МИДа А.Салехи, стороны договорились активизировать финансовое и торговое сотрудничество. При этом турецкие представители заявили, что их страна намерена стать мостом для транспортировки природных ресурсов Ирана, в частности нефти и газа. (Такое заявление, кстати, достойно внимания Украины, учитывая курс правительства страны на поиск альтернативных источников поставки энергоресурсов.)

Не заинтересованы в начале вооруженного конфликта в Персидском заливе и Соединенные Штаты. И дело не только в колоссальных расходах на операции в Ираке и Афганистане, а и в политических раскладах накануне президентских выборов в ноябре этого года. Для убеждения американских избирателей действующей администрации США сегодня не нужна «маленькая победоносная война». Во-первых, война с Ираном вряд ли получится маленькой и триумфальной, а во-вторых, американское общество уже пресытилось бесконечной борьбой с террористами методом устранения враждебных Вашингтону заморских режимов. Для обеспечения успехов на выборах находящимся у власти демократам сегодня нужно что-то более свежее, главным образом в экономической области. 

То же касается и Франции, также стоящей на пороге президентских выборов. Президент Николя Саркози, активно поддерживавший участие своей страны в ливийской операции НАТО, сегодня готовится к переизбранию на пост главы государства, и ему не нужна новая головная боль в связи с возможной иранской военной авантюрой. Поэтому в публичных выступлениях Саркози призывает не допустить удара по иранским ядерным объектам, который, по его мнению, «станет причиной войны и хаоса».

Из ведущих стран мира остается Великобритания, руководство которой достаточно разумно для того, чтобы не развязывать войну против Ирана без своего главного союзника — США. На силовое давление на Тегеран и демонстрацию военного присутствия в ключевых точках нефтяных путей Лондон готов, а на большее — только в связке с Вашингтоном. 

Единственным влиятельным региональным игроком, способным самостоятельно переступить порог между нынешней хрупкой стабильностью в Персидском заливе и всеобщим хаосом, остается Израиль. На этой неделе британская Sunday Times сообщила, что глава Объединенного комитета начальников штабов вооруженных сил США Мартин Демпси, посетивший Израиль в минувший уикэнд, был поставлен в известность, что Тель-Авив не будет просить разрешения у Вашингтона на осуществление военной операции против Ирана. Более того, Израиль якобы уведомит Соединенные Штаты о своей атаке на иранские ядерные объекты всего за 12 часов до ее начала. Вот это уже серьезная заявка на силовое решение иранской проблемы.

В общем-то, такое развитие событий и ожидалось многими экспертами. Сразу же после предания гласности выводов ноябрьского доклада МАГАТЭ появилась гипотеза, что формально войну против Ирана начнет Израиль, а западные лидеры останутся в стороне.

Но воевать в одиночку Израиль, возможно, и не собирается. Нанесение ударов по иранским объектам может иметь целью «по факту» вовлечь в конфликт США. У Тель-Авива нет серьезных шансов чего-то добиться самостоятельно, кроме крупных неприятностей вроде ответного ракетного удара и массированной атаки «Хезболлы» из Ливана. Поскольку ядерное оружие применяться в конфликте вряд ли будет, Израиль просто не обладает физической способностью нанести Ирану существенный урон (обратное, конечно, тоже верно). С военной точки зрения удар Израиля по Ирану задача исключительно сложная. Перед уничтожением самих иранских ядерных объектов (в инженерном отношении надежно защищенных) атакующей стороне предстоит прорвать эшелонированные системы ПВО и ПРО как территории Ирана, так и самих объектов. Это потребует тщательного планирования, применения всего спектра наступательных вооружений и значительного времени.

Кроме того, удар по Ирану для Израиля сомнителен в плане последствий с политической точки зрения. В результате «арабской весны» пали светские режимы влиятельных стран региона, вместо которых к власти пришли умеренные исламисты, пересмотревшие прагматичные подходы к Израилю своих предшественников. Поэтому Тель-Авив оказался в ситуации, когда играть на противоречиях в арабском мире он уже не может. 

К тому же в конфликт могут быть вовлечены государства не только Ближневосточного региона. Чего стоят радикальные заявления высокопоставленных военных из Пакистана и Китая (ядерных, кстати сказать, государств) о готовности в случае эскалации напряженности выступить на стороне Ирана. Да и в России влиятельные аналитики публикуют развернутые прогнозы об участии в возможном конфликте российских вооруженных сил (на стороне Ирана, разумеется). 

Наконец, Израиль неожиданно попал в сложную ситуацию с ранее лояльной к нему Турцией. С одной стороны, Анкара демонстрирует свое неприятие силовых действий против Ирана, а с другой — США в последнее время дипломатически обхаживают турецкое руководство с целью получения возможности разместить на территории страны элементы создающейся системы противоракетной обороны. И никто не может гарантировать Тель-Авиву, что, в случае необходимости для американцев делать выбор, он не останется с Ираном один на один. В обстановке, когда на кону находится стабильность самих Соединенных Штатов, привычные постулаты об особых отношениях Израиля и США и произраильском лобби в Вашингтоне вряд ли останутся догмой. 

Все это прекрасно понимают в Тель-Авиве. Поэтому хочется надеяться, что нынешняя шумиха в СМИ о готовности израильтян ударить по Ирану носит (по крайней мере пока) сугубо пропагандистский характер. Израильтяне такими заявлениями хотят раздразнить Тегеран, спровоцировать его на воинственную риторику и опрометчивые действия, чтобы заставить мир поверить в желание и намерения Ирана уничтожить Государство Израиль.

Если дело обстоит именно так и Тель-Авив банально блефует, то вероятность нападения Израиля на Иран сегодня остается невысокой при условии, что ни одна из сторон не сделает какой-нибудь глупой ошибки. Что же касается Тегерана, то он, очевидно, постарается каким-то образом восстановить сотрудничество с МАГАТЭ для того, чтобы выиграть время и дать козырь своим союзникам в Совбезе ООН.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно