ПЕРЕДЕЛ «ОБОРОНКИ»

21 июля, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №29, 21 июля-28 июля

Похоже, что на сегодняшний день определена еще одна веха в жизни национальной «оборонки»: 8 и 14 июля с.г...

Похоже, что на сегодняшний день определена еще одна веха в жизни национальной «оборонки»: 8 и 14 июля с.г. глава державы подписал два указа, которые должны существенно изменить жизнь украинского ВПК и, как следствие, не оставить в стороне и торговлю оружием. Согласно первому документу, касающемуся мер по повышению эффективности военно-технического сотрудничества Украины с иностранными государствами, ликвидирована комиссия по вопросам политики экспортного контроля и военно-технического сотрудничества Украины с иностранными государствами, которая с февраля 1999 г. заведовала вопросами заключения сделок в области торговли оружием, спецуслугами и продукцией двойного назначения. Вместо названной Комиссии при Президенте Украины теперь организовывается Комитет по вопросам политики военно- технического сотрудничества Украины с иностранными государствами и экспортного контроля, который возглавил Владимир Радченко, де-юре оставшись заведующим украинским торговым бизнесом.

Второй президентский указ (открытый, в отличие от первого), как считают эксперты, будет более эпохальным. В соответствии с этим документом, появился еще один центральный орган исполнителной власти со специальным статусом — Госкомиссия по вопросам оборонно- промышленного комплекса Украины, которую, как и ожидалось, возглавил экс-секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украны Владимир Горбулин. Напомним, что несмотря на относительную малочисленность таких органов в стране, влиятельность их неоспорима. Достаточно упомянуть их названия — ГНА, Антимонопольный комитет, СБУ...

Однако дело совсем не в том, сможет ли Владимир Павлович поставить новоявленную структуру в один ряд с новыми символами реформирующейся страны. Просто памятуя о притягательности оружейного дела и о его важности для отдельно взятой новостройки демократии, вопрос скорее в том, произошел ли передел этой сферы, и если да, то в чем причина.

ПРИДИ И ВОЗЬМИ!

Первое решение Президента указало, что глава государства не заинтересован в увеличении расстояния между собой и рычагами управления торговлей оружием. Довольно показательной является временная расстановка в подписании двух документов. Хотя, на первый взгляд, в превращении комиссии в комитет мало логики, теперь, несмотря на рекомендательный статус решений комитета, он будет иметь собственный аппарат и, скорее всего, заметно модернизирует структуру. К слову, уже сегодня известно о желании определенной части его представителей работать в родившейся неделей позже госкомиссии. Наблюдатели уверены, что состав голосующих в этом органе станет более однородным, противоречий при обсуждении вопросов, связанных с оружейными сделками и передачей чувствительных технологий, будет намного меньше. И все же появление у комитета собственного бланка и других имиджевых признаков не означает, что в здании на Грушевского заметно ускорится приведение в исполнение его решений. Особенно, если в новоиспеченной Госкомиссии по этому же поводу будет другое мнение.

Уже задолго до фактического появления Госкомиссии в коридорах власти звучали страстные призывы отдать ВПК в одни руки. Нельзя сказать, что Леонид Кучма не сделал этого. Но, подобно своему далекому тезке из древней Спарты, в ответ на просьбу отдать ключ от Фермопильских ворот он ответил так же лаконично: «Приди и возьми».

Есть все основания предполагать, что в наставшее для национальной оборонки неспокойное время играть в молчанку никто не будет. На Западе долго удивлялись, как на фоне общего экономического кризиса Украине удается оставаться в списке лидеров мировой торговли оружием. На что всегда был улыбчивый ответ: мол, весь секрет в организации. Сегодня же, научившись хорошо торговать оружием, торговцы вдруг обнаружили, что закрома родины не так полны, как хотелось бы, а многое из того, что есть, уже давно никому не нужно. А если и нужно, то лишь тем, кому нельзя продавать. По некоторым неофициальным данным, за полгода из арсеналов Минобороны продано лишь 6,5% годового плана (в Главном управлении экономики Минобороны эту цифру яростно опровергают, к сожалению, не называя других данных). Если учесть, что запланированные 845 млн. грн. внебюджетных средств уже расписаны и ожидаются в армии, как манна небесная, можно понять обеспокоенность тех, кто надеялся за счет внебюджетных поступлений модернизировать оружие (как ни крути, на 158 млн. грн., прописанных строкой госбюджета на модернизацию, реально ВСУ не разгонится). Об оружии нового поколения уже никто и не вспоминает. Однако все вполне закономерно — спрос на старое оружие катастрофически падает. Кроме того, очень активно начали сбывать свои стареющие арсеналы страны Восточной Европы, сбрасывая цены едва ли не на порядок. К примеру, Чехия сумела навязать сотню старых танков Т-55 Йемену, Белоруссия в срочном порядке готовит за рубеж солидную партию танков Т-72 и т.д. Кто хорошо знаком с ведомственной кухней, не исключает, что если к концу года мало что изменится, для выполнения плана может быть принято и волевое решение продать что-нибудь такое, что не вписывается в полюбившийся термин «надлишкове озброєння». Например, мобильные ЗРК «Бук» (которые уже как-то хотели приобрести американцы) или крейсер «Украина». О последнем даже некоторые особы в лампасах из здания на Воздухофлотском проспекте говорят, что он станет лишь ненужной обузой украинского флота. Во-первых, в Украине нет соответствующих морских вооружений: а если Киев за несколько лет переговоров не решил проблему покупки у стратегического партнера на Востоке комплектующих для С-300, то по меньшей мере наивно полагать, что Москва с радостью обеспечит украинский крейсер ударным комплексом «Базальт» и ракетами к нему. Что же касается покупателей, то как поговаривают, с Дели или Пекином можно было бы договориться...

Есть сведения и о том, что появились бреши и у самих торговцев оружием. Пока что шепотом, но уже говорят, что анализ результатов торговли военной продукцией за первую половину текущего года оказался не таким впечатляющим, как в прошлом. Когда же лидерам государства еще раз осторожно напомнили, что военно-техническое сотрудничество — это не только продажа оружия, натиск корифеев оборонки и был реализован в виде Госкомиссии...

КАК ХОРОШО БЫТЬ РЕЖИССЕРОМ... КАК ТЯЖЕЛО БЫТЬ РЕЖИССЕРОМ...

Без сомнения, рожденная революционной ситуацией в оборонно-промышленном комплексе Госкомиссия задумана как мощная авторитетная структура. Статус ее руководителя очень напоминает положение российского вице-премьера по вопросам ВПК Ильи Клебанова. Что касается аппарата Госкомиссии, то, как предполагается, его численность может достичь 70—100 человек, а среди замов председателя этой структуры могут оказаться такие знакомые в оружейном бизнесе лица, как Олег Урусский, Владимир Чумаков и недавно ушедший из Минобороны Анатолий Довгополый. По сути, если председатель Госкомиссии может созвать под крышей внутрикомиссионной коллегии министров экономики, обороны и финансов, председателя Госкомитета промышленной политики, директора Национального космического агентства и президента Национальной академии наук (последнего, правда, при его согласии), а также, если к этому прибавить, что решения Госкомиссии обязательны для выполнения всеми органами исполнительной власти, то становится ясно, что владения ее главы достаточно обширны. Кстати, не только для того, чтобы возрождать ОПК, но и для того, чтобы серьезно влиять на оружейный бизнес. Объективно Владимир Павлович не может не интересоваться этой деликатной сферой. И не только потому, что она ему хорошо знакома, а он сам не менее знаком ее сегодняшним руководителям. Просто для строительства ОПК ему будут нужны деньги, причем немалые. Рассчитывать на бюджетные средства не приходится и вряд ли придется в обозримом будущем. Особенно если вспомнить заявление Президента во время совместного заседания Совета регионов и Кабмина о том, что с начала года недоимка в Госбюджет увеличилась на 23%, а разрыв между доходами и расходами бюджета может составить аж 3 млрд. грн. Кроме того, в самом указе главы державы недвусмысленно обозначено, что одной из задач новой структуры является «развитие военно- промышленного и военно-технического сотрудничества, подготовка и подписание международных соглашений по этим вопросам». Вопрос лишь в том, как трактовать написанное.

Сегодня вполне очевидно, что в погоне за длинным долларом на рынке вооружений украинские лидеры упустили вопросы развития оборонной промышленности и именно это станет определяющим в работе новой Госкомиссии. Предполагается, что наиболее важным направлением станет развитие военно-промышленной кооперации с возможно большим количеством иностранных партнеров, в том числе и в области внедрения высокотехнологических проектов. Делом государственной важности может стать и проведение инвентаризации критических технологий, форсированное оформление до общепринятых в мире стандартов наиболее перспективных из них — другими словами, формирование современной системы трансфера технологий и обеспечение лицензионной торговли товарами военного назначения. Ну и, конечно, обеспечение качественных разработок по нескольким отраслям, где Украина еще уверенно чувствует себя впереди.

На сегодняшний день четко не определено, в каком направлении развиваться оборонке, не ясно, каким образом поддерживать перспективные предприятия. Как закрыть безнадежные? К примеру, нужно ли покупать для родной армии танки? Ведь в штабе вооружения утверждают, что они ВСУ не нужны? В планах мероприятий по выполнению поручений Президента Украины указывалось на необходимость изготовить десять новых машин Т-84 для ВСУ до конца 1999 г., 40 таких же танков — до конца 2000 г. и еще 40 — до конца 2001 г. Вряд ли стоит спрашивать о выполнении поручения...

Специалисты считают, что программа развития вооружений и военной техники, которая должна стать базой для развития военной промышленности на ближайшие 10—15 лет, должна непременно пройти тест на пригодность в Госкомиссии. Если так, надежд на то, что она будет утверждена Советом национальной безопасности и обороны Украины в сентябре, как хотелось Л.Кучме, маловато. К этому можно добавить, что появление в составе Госкомиссии бывшего замминистра обороны по вооружению А.Довгополого, который, как говорят одни, «ушел без боя», и как говорят другие, «отпущен с миром», может также отразиться на скорости принятия программы. Тем более что сам министр обороны на этой неделе отметил: «Я не вижу, чтобы определяющая и выдающаяся роль в разработке программы принадлежала пану Довгополому. Это труд многих профессионалов, в первую очередь Генерального штаба».

Сама торговля военной продукцией давно требует хороших финансовых вливаний в развитие новых направлений. Ярким примером «результативности» периода неспособности государства инвестировать оружейные проекты оказалось поражение Ан-70 в Европе. С другой стороны, именно провал программы военно-технического сотрудничества в области авиастроения с Европой явился той встряской, после которой всякий славянин начинает очень интенсивно действовать. Кстати, Госкомиссии предстоит еще тщательно разобраться в пользе соглашений о военно-техническом сотрудничестве, многие из которых оказались декоративными. На сегодняшний день только межправительственных соглашений Украины с иностранными державами о военно-техническом сотрудничестве более трех десятков. Но с рядом стран дальше бумажных договоренностей дело не пошло. Та же ЮАР подписала соглашение в надежде произвести ремонт военного корабля, когда-то выпущенного на херсонском заводе и приобретенного в начале 90-х. Однако, узнав после подписания документа о неспособности производственных мощностей украинского предприятия удовлетворить запросы, заказчик стал скептически относиться к дальнейшему развитию ВТС. Другой пример из этой же области: Израиль, по понятным причинам имеющий сходную интеллектуальную базу, являющийся стратегическим партнером Турции (чрезвычайно интересующей Киев) в области ВТС, рассматривающийся как альтернативный России партнер по модернизации парка боевых самолетов ВВС Украины и, наконец, настаивающий на подписании соглашения в области ВТС, почему-то не находит отклика со стороны Киева.

Ни у кого нет сомнений, что нужно реанимировать ВТС и военно-техническую кооперацию с Россией. Сосредоточиться обеим сторонам мешает политика. Плюс газовые долги Украины да долги России украинским оборонным предприятиям. Только по Ан-70 российская сторона должна около 50 млн. долл. Так не лучше ли Украине получать долг за будущие Ан-70, например, новыми самолемами Су-30МКИ, Миг-31 и модернизировать средства ПВО. Учитывая, что на 90% АНТК им. Антонова самостоятельно реализует этот проект. Госкомиссии, очевидно, придется ответить и на такие вопросы.

Но это лишь часть проблем, ибо немаловажным остается вопрос, произойдет ли реальный передел влияния на область торговли оружием. Как считают одни специалисты, он уже произошел, и новым куратором оружейного дела снова стал Владимир Горбулин. Другие уверены, что две структуры могут работать сколь угодно долго, не мешая друг другу, поскольку области их компетенции мало пересекаются. Самые осторожные предлагают подождать до того момента, когда будут известны составы двух структур.

Де-юре пока все остается по-прежнему. Надолго ли? Есть мнения, что довольно скоро президентский комитет и Госкомиссия сольются либо что-то одно поглотит другое. Тогда рычаги одного пульта управления все-таки окажутся в одних руках.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно