ПЕКИН ПРОТИВ ТРИАД

17 ноября, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №45, 17 ноября-24 ноября

Триады. Они являются непременным атрибутом гонконгских, а в последнее время и голливудских боевиков...

Триады. Они являются непременным атрибутом гонконгских, а в последнее время и голливудских боевиков. Они наводят ужас на жителей чайна-таунов американских и европейских городов. Они обязательно присутствуют там, где существует китайский бизнес. О них ходят легенды. Говорят, что с ними бороться бесполезно, что они бессмертны, как и итальянская, американская, русская и любая другая мафия.

Впервые триады появились на свет в 1674 году. Тогда были созданы секретные организации, ставившие своей задачей отстранение от власти правящих в то время в Китае маньчжурцев и возвращение китайского трона представителям династии Минг. Само понятие «триада» связано с символом движения, в качестве которого известные своим философским восприятием мира китайцы избрали триединство неба, земли и человека.

На протяжении последующих столетий триады постепенно превращались из патриотических организаций в тайный синдикат криминальных группировок. Центр их деятельности переместился в Гонконг, где на сегодняшний день насчитывается от 15 до 20 крупных триад, активно занимающихся преступной деятельностью. В некоторые из них входят около 50 человек, другие же состоят из более чем 30 тысяч членов.

Банды триад контролируют тот же бизнес, что и родственные им мафиозные группировки из других стран мира. Это — азартные игры, проституция, незаконная продажа оружия, контрабанда наркотиков. Они «подгребают» под себя и наиболее прибыльные легальные предприятия, прежде всего те, которые занимаются недвижимостью, транспортом, кинопроизводством. К примеру, в том же Гонконге, ненамного отстающем от Голливуда по объемам производства кинопродукции, большинство боевиков о китайской мафии (приносящих их создателям наибольшую прибыль) по иронии судьбы снято на студиях, принадлежащих тем же триадам. Китайский бизнесмен в любой стране мира не боится местного рэкета — он находится под защитой триады, отчисляя ей за это часть своей прибыли. При этом самый минимальный взнос составляет сто долларов в месяц, максимальный же исчисляется цифрами с шестью нулями. Нелегальная миграция из стран Юго-Восточной Азии в развитые государства Европы и Америки также контролируется китайской мафией, и за каждого переправленного нелегала она получает свой процент. В последнее десятилетие триады стали активно завоевывать новые развивающиеся рынки. Они активизируют свою деятельность не только в странах, носящих название «азиатских драконов», но и в государствах СНГ, особенно тех, которые граничат с КНР. Под их пристальным вниманием сегодня находятся южные области Казахстана и Дальний Восток России.

За период коммунистического правления триады в Китайской Народной Республике были практически полностью уничтожены. Однако после начала китайских реформ именно компании, находящиеся под их контролем, оказались в числе первых инвесторов, отважившихся вложить свои деньги в экономику КНР. По сведениям некоторых западных аналитических центров, руководители наиболее крупных и влиятельных триад установили контакты с представителями китайского руководства на всех уровнях, что обеспечило безопасное проникновение их капиталов на материковый Китай, главным образом в его южные провинции. Деньги триад использовались для создания прибыльных совместных предприятий, таких, как ночные клубы или казино. Причем с китайской стороны соучредителями этих заведений были региональные представители силовых ведомств КНР, в частности Бюро общественной безопасности (аналог советского КГБ) и Народной освободительной армии.

Однако безоблачные отношения между китайскими мафиози и руководством Китая не могли существовать бесконечно долго. Пекин они устраивали до тех пор, пока ему удавалось вытягивать у триад их капитал, активно работавший на китайские экономические реформы. Сегодня же становится ясно, что последние уже не нуждаются в дальнейшей поддержке со стороны, мягко говоря, не совсем законных организаций.

И власть начала наступление на триады. В конце прошлого месяца в государственном китайском еженедельнике China News Weekly Review появилась публикация о том, что триады стали активно привлекать в свои ряды лиц из рабочей среды, перемещенных в связи с экономическими реформами к новым местам жительства. Газета указывает, что деятельность китайской мафии более не ограничивается Гонконгом или Макао, она уже распространилась на крупные промышленные центры КНР, такие, как Гуаньчжоу, Шанхай и Тяньцзинь. По мнению еженедельника, преступные группировки в настоящее время превратились в серьезную угрозу для социальной стабильности Китая, причем возможным это стало по причине попустительства со стороны высокопоставленных чиновников и руководителей правоохранительных органов китайских провинций, не брезгующих взятками от руководителей триад.

Как все мы знаем, появление критической статьи в контролируемом государством издании случайно не происходит. Использование официальной прессы для привлечения внимания общественности к проблеме организованной преступности в Китае является предвестником применения руководством страны крутых мер по отношению и к триадам, и к власть имущим коррупционерам, покрывающим деятельность последних. Такие действия вполне отвечают провозглашенным недавно намерениям Пекина взяться за потерявших совесть взяточников. Вместе с тем, они являются серьезным предупреждением руководителям на местах не делить свою преданность между Пекином и другими «хозяевами», у которых они неофициально «находятся на ставке».

С другой стороны, объявление войны триадам является для китайского руководства чрезвычайно удобным механизмом, с помощью которого они могут повысить свое присутствие в местной власти Гонконга, особенно в правоохранительных и судебных органах бывшей британской колонии.

Итак, Пекин имеет все основания для того, чтобы вытеснить триады из Китая, а Гонконг является идеальным местом для начала этой операции. Центральное правительство получает прекрасную возможность для того, чтобы начать свое «вторжение» в органы управления Гонконга под прикрытием борьбы с китайской организованной преступностью непосредственно в ее «логове». Ведь все время после официального перехода бывшей британской колонии под китайское управление в 1997 году Пекин был вынужден обращаться с ней весьма деликатно. Присутствие здесь правительственных сил безопасности было сведено до минимума, а большинство гражданских свобод остались неприкосновенными.

Именно поэтому Гонконг оставался весьма удобным пристанищем для правозащитных и оппозиционных по отношению к существующей власти организаций, деятельность которых Пекин расценивает не иначе как подрывную и угрожающую интересам КНР. Расположенный здесь Информационный центр по вопросам прав человека и демократии активно распространяет по миру соответствующие сообщения, а правозащитная организация Фалун Гонг беспрепятственно проводит регулярные антиправительственные демонстрации протеста на улицах города.

Необходимость борьбы с триадами может служить великолепным поводом для более активного присутствия представителей органов безопасности КНР в Гонконге или более значительного представительства Пекина в местных правоохранительных, судебных и других институтах управления. А возложение ответственности за рост влияния организованной преступности в Китае на коррупционеров из местных органов власти дает Пекину возможность начать массовые увольнения гонконгских чиновников, заменяя их кадрами, назначенными центральным правительством.

Наступление Китая на триады совпадает по времени и с другими активными попытками китайских властей «подмять» под себя бывшую британскую колонию. Так, в местной прессе недавно появилась информация о том, что по инициативе Пекина управление гонконгского порта ограничило деятельность компании Hutchison Port Holdings, владельцем которой является известный магнат Ли Ка- шинг. Его называют одним из самых могущественных людей Гонконга, имеющим мощное влияние в том числе и на местные органы власти.

Заметным стало и более внимательное отношение Пекина к гонконгской прессе. Китайское правительство пошло даже на критику отдельных публикаций газеты South China Morning Post, которая традиционно считалась рупором центральной власти в Гонконге.

Стоит, наконец, вспомнить о недавнем решении командования вооруженных сил КНР включить территорию Гонконга в систему ПВО Китая. В китайской военной прессе было опубликовано сообщение о создании новой зоны противовоздушной обороны, которая «накроет» собой и полуостров, и перешедшую под контроль Пекина бывшую португальскую колонию Макао. Для обеспечения этой задачи предусмотрено развертывание в регионе частей зенитной артиллерии и ракет ПВО.

Заинтересованность Пекина в установлении своего полного контроля над Гонконгом вполне объяснима. В конце концов, уже три года эта территория полностью принадлежит КНР, и китайское правительство имеет право распоряжаться ею по своему усмотрению. Однако резких движений от него в этом направлении все же ожидать не стоит. Гонконг продолжает оставаться весьма привлекательным для зарубежных инвесторов и успешно выполняет роль моста между ними и материковым Китаем. Поэтому свои намерения установить более жесткий контроль за местными органами власти Пекин будет реализовывать очень осторожно, стараясь не напугать зарубежных бизнесменов, деньги которых текут в экономику КНР. Поэтому война с триадами будет проходить гласно и даже шумно. А все остальное, происходящее под прикрытием этой войны, будет тщательно скрыто от посторонних глаз.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно