Пакистан: между коррупцией и военной диктатурой

14 сентября, 2007, 15:29 Распечатать Выпуск №34, 14 сентября-21 сентября

Высылая бывшего премьер-министра Наваза Шарифа с территории Пакистана, президент Первез Мушарраф противопоставил себя судебной власти...

Высылая бывшего премьер-министра Наваза Шарифа с территории Пакистана, президент Первез Мушарраф противопоставил себя судебной власти. Таким образом он признал, что не намерен считать правомочным решение пакистанского верховного суда, а также то, что в Пакистане правосудие имеет двойные стандарты.

Оказавшись довольно сообразительным и ловким для того, чтобы заручиться поддержкой со стороны Соединенных Штатов, генерал Мушарраф мастерски использовал в свою пользу заинтересованность Вашингтона для сохранения стабилизации в регионе. Успешно спроецировав себя в качестве выдающейся фигуры в искоренении терроризма на пакистанской почве, он смог получить стабильную поддержку от американских союзников. Однако американцы не в силах помочь Первезу Мушаррафу стабилизировать пакистанскую политическую систему, все больше погружающуюся в состояние хаоса. Граждане страны стремятся обрести лидера, который был бы способен прекратить беспорядки в стране. По сути, пакистанцы оказались перед необходимостью выбирать между двумя не совсем приемлемыми для них вариантами: военной диктатурой или возвращением в исламский халифат.

Вполне очевидно, что правление генерала Мушаррафа — военная диктатура, которая держится с 1999 года на насилии как инструменте реализации власти режима с целью заставить всех своих политических конкурентов замолчать. Однако, несмотря на все симпатии к вроде бы мнимому «политическому мученику» Навазу Шарифу, его правление было ничем не лучше. Коррупция приобрела большое распространение во время деятельности его правительства, а тайная полиция действовала не менее жестоко. К сожалению, ситуация в Пакистане складывается так, что ни одержимый желанием любой ценой удержаться у власти президент Первез Мушарраф, ни два бывших премьер-министра Наваз Шариф и Беназир Бхутто не являются лучшим выбором для страны. Такое впечатление, что, кроме них, нет уважаемых и честных альтернативных политиков, которые могли бы предложить иные пути выхода для пакистанского общества из затяжного кризиса.

Разве Наваз Шариф проявляет заботу о судьбе демократии в Пакистане? Конечно, нет. Забывчивая часть пакистанского населения, поддерживающая идею его возвращения, просто игнорирует тот факт, насколько недемократичным он был в времена пребывания на должности премьер-министра. И не желает помнить о вопиющих фактах приумножения его личного богатства и непомерное обогащение членов семьи Шарифа. Но самым худшим последствием длительного политического противостояния в Пакистане является то, что оно существенно ослабило возможность центральной власти противодействовать экспансии и давлению радикальных исламистов, стремящихся к отстранению от власти военных и установлению правления религиозных фанатиков вроде иранского. Это продолжительное противостояние сделало действующее правительство менее устойчивым и более уязвимым к давлению со стороны исламских фундаменталистов. Конечно, генерал Мушарраф — не лучший вариант лидера для Пакистана, но если бы оппозиционерам каким-то образом удалось отстранить его от власти, то нельзя исключать, что тогда Пакистан вместе с Ираком и Алжиром вполне мог бы стать одним из следующих фронтов, открытых исламистами в их мировой войне против умеренных мусульманских государств и Запада.

Опасно быть слепым защитником демократии и не признавать, что в таком состоянии, в котором сегодня реально находится общество, Пакистан просто не готов к демократии в ее западном измерении. Для будущего страны рисковано, что клептократ типа Наваза Шарифа сможет обрести такую популистскую поддержку населения. Ведь для Пакистана и остального мира пребывание Первеза Мушаррафа у руля власти будет означать, что исламистам не удастся в ближайшие годы силой захватить власть в стране.

Выдворяя Шарифа назад в Саудовскую Аравию, генерал Мушарраф допустил ошибку. Поскольку популярность бывшего премьера в последние несколько месяцев значительно возросла, решение не позволить ему остаться в Пакистане может еще больше гальванизировать и, быть может, радикализировать сторонников Шарифа. Прибегнув к этой мере, президент лишь усугубил возможность расширения конфликта между сторонниками Шарифа и правительством. И, видимо, только вопрос времени, когда разразятся новые мощные вспышки противостояния режиму, способные дестабилизировать ситуацию в Пакистане. Вместо того чтобы выпускать пар, участвуя в политике, некоторые его сторонники, вероятно, могут даже прибегнуть к террористическим методам.

Тем временем в сложившейся ситуации Пакистан нуждается в сильном лидере. Демократия не может сработать в условиях, когда народные массы необразованны, затурканы религиозной пропагандой и несведущи в реальном политическом процессе. К тому же Пакистан нуждается в просвещении и таком лидере, как Первез Мушарраф, который, несмотря на свои ошибки и пороки, просчитывает далеко идущие планы насчет будущего Пакистана и национальной экономики.

Нельзя исключать, что в условиях складывающейся в стране критической ситуации оптимальным решением стало бы не уменьшение, а увеличение ключевых полномочий президента Мушаррафа. Возможно, сегодня Пакистану не хватает сильного диктатора вроде такого, каким был в свое время иракский руководитель Саддам Хусейн? Ведь иначе практически невозможно удержать под контролем все взаимовраждующие пакистанские фракции, которые только расшатывают стабильность страны и подталкивают ее в руки исламских экстремистов. Механический перенос на пакистанские реалии западных моделей управления обществом не может принести ничего положительного. Такие попытки не сработали в Ираке и едва ли могут сработать в Пакистане.

В определенной степени можно сказать, что Пакистан — «государство-неудачник», продуцирующее неудавшихся лидеров. В то время как почти половина его населения безграмотна, правительство расходует миллиарды долларов на создание ядерного оружия. Хотя уместнее было бы позаботиться о качестве жизни своего населения: вывести на надлежащий уровень здравоохранение, образование и заботу о социальной сфере. Когда Шариф или Бхутто, не очень-то отличающиеся от Мушаррафа, пытаются выдавать себя за спасителей демократии, это мало может убедить тех, кто внимательно следит за развитием ситуации в этой стране. И до тех пор, пока пакистанцы будут терпеть у власти религиозных фанатиков и коррумпированных чиновников, страна будет двигаться в сторону анархии.

Если бы сейчас президент Мушарраф решился провести в стране свободные и справедливые выборы, очень вероятно, что большинство пакистанцев проголосовали бы за религиозных экстремистов, а Пакистан превратился бы в нестабильное государство типа Афганистана, но при этом еще и с ядерным оружием. Пока же генерал Мушарраф — единственный, кто сдерживает начало использования ядерного оружия в войне против Индии и Запада. Говоря о демократии на пакистанских землях, нельзя забывать, что именно «демократическим» путем были подписаны бумаги относительно массового открытия в Пакистане фундаменталистских медресе, со временем ставших базой для обучения террористов.

Можно найти немало просчетов в правлении генерала-президента, но во времена премьерства его оппонентов Наваза Шарифа и Беназир Бхутто произошел значительный спад пакистанской экономики, тогда как их личное благосостояние возросло. Когда Мушарраф взял страну под свой контроль, она, кроме прочего, еще и погрязала в «болоте коррупции». Однако за время его руководства экономическое положение страны чрезвычайно улучшилось, как и международное положение Пакистана. Кажется, что неизменной проблемой за все 60 лет существования пакистанского государства был небольшой выбор для его граждан — между коррумпированными гражданскими политическими деятелями и военными диктаторами. Не зря в такой ситуации радикальный ислам получает значительную поддержку в пакистанском обществе. Пакистанцы постоянно находятся на грани гражданской войны и войны со своими соседями. Поэтому представляется, что единственная возможность для страны не дать разрушить себя — сильная и стабильная власть.

Очевидно, что Пакистан нуждается в новом лидере. Но ни в коем случае на эту роль не могут претендовать бывшие коррумпированные политические деятели Наваз Шариф и Беназир Бхутто. Они лишь способны значительно ухудшить ситуацию. Если военное правление заменить коррумпированной анархией, даже если она будет представляться в качестве демократического правления, результаты всегда будут провальными. Шариф и Бхутто, скрываясь под зонтиком демократии, будут руководствоваться исключительно своими меркантильными целями — возвращением в высший эшелон власти и получением от этого, как и раньше, неконтролируемых финансовых дивидендов. Их попытки откровенно будут провоцировать общественные волнения, поскольку есть религиозные и политические экстремисты, стремящиеся любой ценой разрушить стабильность. При этом существует большая угроза, что ядерный арсенал Пакистана может оказаться в руках религиозных экстремистов, фанатиков и потенциальных террористов...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 17 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно