Пакистан: ЛАВОЧНИКИ ПРОТИВ ГЕНЕРАЛА

30 июня, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №26, 30 июня-7 июля

От любви до ненависти один шаг. Совсем недавно пакистанцы готовы были носить на руках генерала Пе...

От любви до ненависти один шаг. Совсем недавно пакистанцы готовы были носить на руках генерала Первеза Мушарафа, связывали с его именем положительные перемены в своей жизни и даже простили ему насильственный захват власти. Сегодня же охватившая Пакистан мощнейшая волна забастовок становится самым серьезным испытанием для главы исполнительной власти страны за все время его восьмимесячного нахождения на своем посту. Стихийно начавшаяся в конце прошлого месяца в Карачи волна акций протеста против ужесточения налоговой политики правительства распространилась практически на всю пакистанскую территорию, охватив в том числе все крупные города страны, такие, как Хайдарабад, Исламабад, Лахор и Пешавар.

Забастовочное движение грозит полностью разрушить экономику Пакистана, что неизбежно приведет к политической дестабилизации и возможному крушению режима Мушарафа. Генерал сегодня оказался загнанным в угол. Все его надежды на оздоровление ситуации в экономической сфере связаны с получением денежной помощи со стороны МВФ и других финансовых организаций. Однако он может так и не дождаться кредитования. Бастующие лавочники, к которым присоединились работники сферы транспорта и кредиторы твердо стоят на своем, требуя облегчения налогового бремени. Такая масштабная забастовка представляет серьезную угрозу нынешней пакистанской власти, однако разобщенность и неорганизованность оппозиции скорее всего даст генералу и его соратникам достаточно времени для того, чтобы найти выход из создавшегося положения и за счет этого продлить свое политическое существование.

Все началось с трехдневной серии демонстраций в середине мая. Правительство к этим акциям протеста осталось равнодушным. Тогда за дело взялись владельцы магазинов: они просто прекратили торговать и вышли на улицу. Затем забастовка распространилась на водителей грузовиков, портовых рабочих и ростовщиков.

Сегодня Мушараф оказался в такой же ситуации, как и его предшественник. Отстраненный от власти премьер-министр Пакистана Наваз Шариф под давлением массовых протестов против введения новых налогов в свое время отступил от своих жестких решений. Стране это стоило задержки с принятием МВФ программы кредитования Пакистана объемом в 1,56 млрд. долларов. Это, в свою очередь, парализовало как пакистанскую экономику, так и способность Шарифа управлять государством, открыв Мушарафу дорогу к захвату власти в стране в октябре прошлого года.

Вопрос введения нового общего налога на продажу является весьма значимым для страны, в которой подоходный налог платит всего один процент населения. Налоговая реформа для Пакистана — это нечто большее, чем просто возможность пополнить государственный бюджет. Она призвана помочь правительству вести учет в торговле и рассматривается им как первый шаг взятия под контроль колоссального теневого сектора пакистанской экономики. К тому же введение нового налога является ключевым условием выделения Пакистану международной помощи в 5 млрд. долларов для осуществления им выплат по долговым обязательствам, которые на сегодня достигли уже 38 млрд. долларов.

Торговцы и мелкие лавочники со своей стороны уверены в том, что налоговое бремя и так достаточно тяжело для них. Они ссылаются на уже установленные непомерные поборы — пошлины, сборы, платы за лицензии и т.д., не желая за счет своей прибыли пополнять доходы пакистанской бюрократии, которая исторически считается одной из самых коррумпированных в регионе. На первый взгляд, такие аргументы выглядят вполне разумными, если не учитывать того, что сами протестующие большую часть своей прибыли просто-напросто укрывают от налоговых органов страны.

Несмотря на угрожающий характер для нынешнего пакистанского режима, массовые выступления вряд ли могут оказаться для него смертельными. Дело в том, что в большинстве населенных пунктов они не являются всеохватывающими, ограничиваясь территориями, прилегающими к местным рынкам. К тому же им присуща стихийность, у бастующих просто отсутствует централизованное руководство — один город может иметь несколько очагов беспорядков, говорить о скоординированности которых невозможно. Сами лавочники имеют множество различных профсоюзов и объединений, которые не могут найти общий язык друг с другом даже в вопросах формулировки общих требований бастующих.

Столкновения протестующих с полицией носят главным образом спонтанный характер, что свидетельствует о том, что за их спинами не стоит иная сила. К примеру, поводом возникновения наиболее значительной стычки в Пешаваре стали попытки налоговой полиции провести досмотр торговых точек. Не все охваченные забастовкой города доведены до кризисного состояния, если Карачи, к примеру, полностью парализован, то в Хайдарабаде и Лахоре еще заметна не очень активная, но достаточно существенная торговая жизнь.

Закрытые магазины приводят к неминуемому росту цен на продукты питания, однако никто в Пакистане не голодает. И, очевидно, голодать не будет, так как открытые недавно военными торговые точки предлагают населению те товары, котор@@@@е оно не в состоянии купить на черном рынке или у штрейкбрехеров, которые, по сообщениям местной прессы, осуществляют тайные ночные доставки товаров своим проверенным клиентам.

Судя по всему, уровень забастовочного движения уже достиг своего максимума, и дело идет к тому, что в скором времени начнется его спад. Согласно последним данным, все больше владельцев торговых точек просто устают от акций протеста и готовы снова открыть перед покупателями двери своих магазинов.

С другой стороны, однодневная забастовка транспортников, состоявшаяся 4 июня, нанесла экономике Пакистана больший вред, чем все многодневные акции торговцев вместе взятые. Причина этого — существенная зависимость страны от автомобильного транспорта, осуществляющего львиную долю операций по снабжению пакистанских городов продуктами питания и топливом. Водители намеревались повторить свою акцию и через неделю, однако правительству удалось переломить ситуацию в свою сторону: главная движущая сила бастующих — владельцы грузовиков из Карачи — решили больше не бастовать.

Сами по себе, протестующие выглядят хотя и грозной, но легко управляемой силой. На демонстрации в пакистанских городах выходит незначительная часть населения страны — на каждое мероприятие не более нескольких тысяч человек. Однако существует опасность того, что сегодняшние акции протеста могут вызвать лавину других, в основе которых будут лежать уже совершенно иные причины. К примеру, рост цен на продукты питания и недостаток последних вполне могут вывести на улицу обычных людей, которые будут требовать у правительства самого необходимого — хлеба. К тому же не исключено, что сложившейся ситуацией вполне могут воспользоваться и другие политические, религиозные и социальные группы, неудовлетворенные действиями правительства Мушарафа. Первыми в этом списке стоят оппозиционеры из Пакистанской мусульманской лиги (партии экс-премьера Наваза Шарифа) и радикалы из экстремистских исламистских группировок. В этом случае то, что начиналось как ограниченные акции протеста против введения новых налогов, может легко перерасти в масштабные антиправительственные выступления.

Тем не менее, на сегодняшний день ни одна из оппозиционных групп не смогла использовать ситуацию в своих интересах. Фундаменталисты из политической партии Джамаат-и-Ислами попытались это сделать несколько недель назад при первых проявлениях кризиса. Однако их попытка оказалась неудачной — сказалась неспособность исламистов пойти на политический маневр и компромисс, поступившись принципами ради достижения стратегической цели. Не добившись получения представительства на переговорах с правительством, Джамаат-и-Ислами утратила к забастовкам всякий интерес.

Сегодня Мушараф использует для борьбы с забастовками весьма надежную тактику. На людях он старается демонстрировать примирительные намерения — сдерживает полицию от применения жестких методов против демонстрантов, обещает найти компромисс с их активистами на переговорах и пытается организовать контрпропаганду общенационального масштаба с целью достижения общественной поддержки налоговой реформы в Пакистане.

Однако в то же время правительство страны детально разъясняет в средствах массовой информации, какие неприятности ожидают протестующих — в соответствии с местным законодательством им грозят непомерные штрафы и возможность оказаться за решеткой. А пакистанские спецслужбы активно действуют «за кулисами», уже задержав в период беспорядков десятки наиболее активных забастовщиков и профсоюзных лидеров. Кроме этого на прошлой неделе пакистанскими правоохранительными органами был арестован лидер Джамаат-и-Ислами Хаджи Бехрам Хан Ашакзаи, занимавший во времена Наваза Шарифа важный пост в администрации пакистанской провинции Балокистан. Официально ему предъявлено обвинение в растрате и злоупотреблении властью, однако всем ясно, что в реальности этот арест стал ответом на попытки фундаменталистов найти для себя социальную базу в лице бастующих. Одновременно правительство объявило об установлении контроля за деятельностью мусульманских школ медресе, тех самых, в которых было зачато движение талибов, захвативших позже власть в соседнем Афганистане. Такая решительность в нейтрализации исламских фундаменталистов не только способствует укреплению власти Мушарафа, но и благоприятно влияет на создание положительного имиджа Пакистана перед лицом того же Вашингтона, слово которого может оказаться решающим в переговорах Исламабада с МВФ о выделении пакистанцам очередного кредита.

Мушараф действует по-военному грамотно, оказывая постепенное давление на забастовщиков и используя разногласия между их многочисленными группировками и объединениями. Он справедливо полагает, что время его союзник, поэтому не пытается форсировать события. Генерал демонстрирует спокойствие, стараясь за счет этого избежать паники среди населения, и даже демонстративно отложил переговоры с активистами протестующих на время своего недавнего официального визита в Иран.

Ситуация в Пакистане уникальна тем, что стихийно возникшая в народе оппозиция власти не поддерживается какими-то закулисными политическими силами, являясь именно тем, чем она кажется на первый взгляд. Это и играет на руку генералу Мушарафу. В то же время при появлении в пакистанском обществе любой серьезно организованной оппозиционной силы нынешнее руководство страны легко может утратить контроль над ситуацией и оказаться проигравшей стороной. Однако такой силы на пакистанском горизонте пока что не видно. Поэтому несмотря на всю болезненность экономических преобразований, Мушараф успешно выдерживает испытание реформами и имеет все возможности довести их до конца. Если, конечно, ему хватит для этого политической воли.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно