ОРУЖЕЙНЫЙ БИЗНЕС В ОЖИДАНИИ КУРАТОРА

17 декабря, 1999, 00:00 Распечатать

Украинский оружейный бизнес, на перспективы которого, казалось бы, должны влиять лишь внешние факторы, внезапно оказался заложником внутриполитических раскладов...

Украинский оружейный бизнес, на перспективы которого, казалось бы, должны влиять лишь внешние факторы, внезапно оказался заложником внутриполитических раскладов. И, скорее всего, дело не в том, остался оружейный бизнес без Владимира Горбулина или последний лишился влияния на прибыльный вид торговли. А в том, что, поскольку свято место пусто не бывает, от того, кто его займет, во многом будет зависеть успех (или неуспех) национальной торговли оружием.

О том, что глава державы определенно осуществляет поиск кандидатуры нового куратора торговли оружием, говорят многие факты и поступки Президента. Например, его недавнее выступление на расширенной коллегии Министерства обороны Украины, где он неожиданно зафиксировал высокую степень интереса к военно-техническому сотрудничеству Украины с иностранными государствами и отметил необходимость увеличения объемов военно-технического сотрудничества. По мнению Президента, есть необходимость более эффективной реализации потенциала оборонных предприятий страны на мировом рынке вооружений. Глава державы также подчеркнул, что реализации военно-технической политики государства должна поспособствовать разработанная Минобороны Программа развития вооружений и военной техники, которая будет рассмотрена Советом национальной безопасности и обороны Украины уже в первой декаде февраля 2000 года.

Более чем пристальное внимание главы державы к военно-техническому сотрудничеству Украины с иностранными государствами примечательно. Особенно накануне премьериады. И заставляет задуматься о том, от кого будут зависеть многие решения в этой чувствительной сфере (естественно, с оговоркой, что наиболее острые вопросы и раньше решал сам глава державы). И будет ли куратор вообще? Если да, то, безусловно, это будет человек, которому Леонид Данилович многое доверяет, который имеет личный канал доступа к главе государства и, наконец, который имеет определенные знания в этой сфере деятельности (рискнем предположить, что Президент не решится доверить такой ответственный участок работы дилетанту, что может свести на нуль многолетние усилия Украины на рынке вооружений). Заметим, что о кураторе оружейной торговли речь может идти лишь в том случае, если эта деятельность останется одноканальной и будет прерогативой государства. Есть также все основания предполагать, что выходец из отечественного ВПК Л.Кучма не отдаст эту торговлю на откуп частным фирмам. Что же касается одноканальности, то тут могут быть варианты...

Анатомия чувствительной торговли

В том, что этот вид торговли приносит не только финансовые дивиденды, но и политические, причем последние иногда даже весомее, в Украине уже убедились. Потому и возрос интерес к торговле оружием со стороны приближенных к вершине украинского политического Олимпа. Но чтобы легче было понять возможные изменения в системе управления этим бизнесом, необходимо немного узнать и о его истоках.

Поскольку торговля оружием всегда была прерогативой силовых ведомств, и в частности, их специальных служб, неудивительно, что такой же сценарий имел место и в Украине. Правда, с учетом некоторых национальных особенностей. Так, если в России пошли по стопам Советского Союза и определили первоначально оружейный бизнес вотчиной небезызвестного ГРУ, причем под руководством генерала от разведки Александра Котелкина создали крепкий монолит «Росвооружение», то в Украине появились сразу три фирмы, представляющие интересы разных структур. «Укроборонсервис» был образован при Министерстве внешнеэкономических связей, «Укринмаш» - при Министерстве машиностроения, ВПК и конверсии и, наконец, «Прогресс» - при Кабинете министров. Последний преуспел намного больше остальных. Занимаясь поначалу торговлей редкоземельными металлами, «прогрессовцы» вскоре сумели внести наибольший вклад в развитие бизнеса оружием, заключив знаменитый украинско-пакистанский танковый контракт на сумму около 650 млн. долл. Понятно, что все три фирмы были подконтрольны СБУ.

Несмотря на то, что с самого рождения украинского оружейного бизнеса идея централизации торговли чувствительными товарами была чрезвычайно актуальной, ее реализации всегда мешала разновекторность интересов представителей различных ведомств, часто видящих в оружейном бизнесе возможность укрепления своих финансовых мускулов и политического влияния. Поговаривают, что именно настойчивость В.Горбулина, а также несколько курьезов на внешнем рынке и привели к созданию единой структуры - государственной компании, практически реализовавшей монополию государства на этот вид торговли. Но новая схема торговли была интересна и тем, что минимизировала роль таких заинтересованных ведомств, как Минобороны и Министерство промышленной политики (бывшее тогда еще Министерством машиностроения, ВПК и конверсии). Если простые решения по ВТС принимались Госэкспортконтролем, то более сложные и самые щекотливые перед вынесением на Правительственную межведомственную комиссию во главе с первым вице-премьером, скорее всего, проходили цикл контроля и согласования в СБУ по схеме: А.Кукин (гендиректор «Укрспецэкспорта») - А.Скибинецкий (руководитель разведструктуры СБУ) - В.Радченко (председатель СБУ) - В.Горбулин (секретарь СНБОУ). Однако, из-за определенной отдаленности комиссии от оружейного бизнеса, ее решения начали отнюдь не положительно отражаться на самом оружейном бизнесе, а принятие некоторых наиболее важных иногда затягивалось из-за несогласованности отдельных ведомств до нескольких месяцев, что позволило СНБОУ назвать эту схему несовершенной.

В какой-то степени на решение вопроса модернизации системы ВТС повлияли кадровые перестановки, которые, по свидетельству самих торговцев оружием, более были связаны с другими проблемами, нежели с торговлей спецтоварами. Так весной 1998 г. был переведен на другую работу А.Кукин (до назначения гендиректором «Укрспецэкспорта» он был начальником Второй службы Главного управления военной контрразведки СБУ), уволен генерал А.Скибинецкий и переведен на другую работу сам глава СБУ А.Радченко.

Назначение нового гендиректора «Укрспецэкспорта» во многом прояснило вопросы влияния на этот бизнес, ибо советник Президента и экс-министр машиностроения, ВПК и конверсии Валерий Малев объективно был намного ближе к Леониду Даниловичу, чем к Владимиру Павловичу. Это позже подтвердилось и на практике, когда некоторые щекотливые вопросы гендиректор «Укрспецэкспорта» весьма успешно решал и напрямую с Президентом. Стоит также упомянуть маленькую, казалось бы, деталь: нового руководителя «Укрспецэкспорта» представлял коллективу премьер-министр Валерий Пустовойтенко, который как бы де-юре становился куратором этого бизнеса.

Но не надолго. Потому что уже осенью 1998 г. В.Горбулин заявил, что ему необходим четвертый заместитель - по вопросам ВТС. А 4 февраля уже с.г. полномочия такого заместителя получил ... его первый заместитель В.Радченко. Все снова стало на свои места. В смысле роли Владимира Павловича. Ибо указ главы державы от 4 февраля предусматривал и возможность принятия решений по контрактам комиссией по вопросам военно-технического сотрудничества и экспортного контроля, и практически полную подконтрольность госкомпании «Укрспецэкспорт» совещательному органу. Еще несколько указов главы державы серьезно усилили позиции самого «Укрспецэкспорта», предписав вопросы ценовой политики решать через этот государственный орган. А компания, в свою очередь, серьезно увеличила объемы экспорта украинского оружия. Кстати, те, кто непосредственно занимаются оружейным бизнесом, приветствовали пакет указов главы государства, отметив, что благодаря им удалось сократить процес принятия сложных решений в 10 раз, что тут же открыло новые рынки для украинского оружия и укрепило позиции на некоторых старых.

Правда, в этом году произошло еще одно очень важное решение в сфере ВТС, а именно, впервые с 1996 года была нарушена его одноканальность. Речь идет о появлении регионального центра влияния в лице нового спецэкспортера ГП «Харьковский завод им. Малышева». (Автор сознательно обходит решение по переподчинению Национальному космическому агентству Украины 18 предприятий, среди которых «самые опасные» по американской классификации украинские производители оружия харьковский «Хартрон» и днепропетровский «Южмаш», поскольку сегодня они больше занимаются мирными коммерческими программами.) Правда, в какой-то степени представители государственного оружейного бизнеса даже рады. Во-первых, отпала необходимость обеспечивать работой танкостроителей, что сегодня становится актуальным: пакистанский контракт уже закончен, а греческий или турецкий еще надо выиграть. Даже при победе на одном из будущих тендеров завод надо чем-то загрузить. Частично проблема может быть решена принятием на вооружение в ВСУ нового танка Т-84 (что уже предложила на этой неделе госкомиссия) и выполнением небольшого заказа в интересах родной армии. Хотя не все при этом уверены, что ВСУ сегодня нуждается именно в танках, которых и так более 4 тыс. Есть еще надежда на модернизацию бронетехники и производство бронетранспортеров. Но для модернизации необходимо еще вложить кое-какие средства в модернизацию мощностей самого предприятия, иначе работы по модернизации чужой техники могут оказаться нерентабельными. Что касается бронетранспортеров, то, например, Иордания из-за задержки партии машин из Украины не спешит сделать более серьезный заказ, что она намеревалась сделать еще этой осенью. Несмотря на поддержку такой весьма мощной на первый взгляд структуры, как концерн «Бронетехника Украины». Кстати, подтверждением предположения о не слишком радужных перспективах концерна можно считать и вежливый, но твердый отказ России вместе поработать на индийском рынке. Эксперты оружейного бизнеса почти уверены, что главе державы еще придется воочию убедиться в негативных последствиях самостоятельности регионалов. И не только потому, что команда «Укрспецэкспорта» идентифицируется иностранными партнерами и ассоциируется с самим государством, а руководство завода только на этой неделе объявило об открытии представительств за рубежом. И даже не потому, что все иностранные посольства находятся не в Харькове, а в Киеве. Просто без государственного лобби серьезный контракт не заключить, а отхваченный шмат у «Укрспецэкспорта» создает прецедент, когда последний лоббировать интересы завода не станет.

Объективности ради стоит отметить, что и на заводе понимают необходимость сохранения наработанных посредником связей. К примеру, в Турции вряд ли хоть одна фирма с серьезными видами на украинское оружие или технологии возьмется вести переговоры с кем бы то ни было, кроме людей из «Прогресса». Зная ситуацию, теперь уже завод вынужден был передать полномочия по работе в этой стране государственному посреднику.

Люди от разведки.

За и против

Недавно «Зеркало» уже писало о возможном принятии закона о разведке. Говоря же о последствиях улучшения законодательного поля украинской разведки, стоит заметить, что закон может самым непосредственным образом отразиться на оружейном бизнесе.

Например, принятие закона может вполне обозначать и «включение зеленого света» для разведки Минобороны (о том, что разведка СБУ принимает непосредственное участие в ВТС, напоминать излишне), тем более что именно в это ведомство стекается информация с более чем 70 атташатов Украины за рубежом. Не исключено, что выход за пределы лишь оценки рынков и информационного обеспечения был бы полезен и государству, и самой спецслужбе военного ведомства. Все чаще люди из ГУРа МО захаживают и в «Укрспецэкспорт», что может служить предположением того, что это подразделение делает весьма успешные шаги и на этом направлении. И поскольку Л.Кучма сам недавно выразил удовлетворенность по поводу военной разведки, не исключено, что ее руководитель генерал Игорь Смешко может также рассматриваться в качестве одного из серьезных претендентов на участие в новой схеме торговли оружием, если таковая появится в Украине.

Что касается нынешнего главы СБУ, то, без сомнения, он может претендовать на роль куратора оружейного бизнеса. И не только потому, что к Президенту близок, что называется, «очень и очень». Однако, оставаясь председателем СБУ и лишившись «собственной» разведки (если, конечно, выделение разведки СБУ произойдет и ей удастся получить отдельное от Службы финансирование), а также имея внезапно «всплывшую» военную разведку, умеющую давать «альтернативную» информацию, это объективно будет делать сложнее. Облегчить задачу могло бы получение премьерского кресла. Однако в него еще надо переместиться. Наибольшим козырем нынешнего главы СБУ является его наибольшая из всех спецслужбистов близость к главе державы.

«Человеку от разведки» Евгению Марчуку намного сложнее рассчитывать на роль куратора чувствительной торговли, ибо для такой роли нужно иметь высокий рейтинг доверия Президента, чем пока новый секретарь СНБОУ похвастаться не может. Однако, получив задание патрона подготовить предложения по «оптимизации структур и численности» силовых ведомств, можно предполагать, что Евгений Кириллович будет настаивать на выделении разведки СБУ в самостоятельную структуру. А позже осуществлять и некоторое влияние в сфере ВТС. Кроме того, не лишним будет напоминание, что именно Е.Марчук, занимая пост председателя СБУ, вместе с генералами Скибинецким и Абрамовым занимался наведением мостов с иностранными спецслужбами, что важно в том числе и для ВТС.

Позиции Владимира Радченко, играющего сегодня ключевую роль в торговле оружием, хороши тем, что он вовлечен в оружейный бизнес в хорошее для самого бизнеса время. Объективно, при нем торговля оружием в Украине если и не процветает, то во всяком случае прогрессирует. Вторым весомым козырем экс-главы СБУ является его профессионализм в этом вопросе, о чем автору не раз приходилось слышать от совершенно разных людей, так или иначе причастных к этому бизнесу. Правда, Владимира Ивановича не назовешь очень близким к главе державы человеком.

«Укрспецэкспорт»

Без сомнения, глава «Укрспецэкспорта» Валерий Малев сегодня является одним из немногих, кто и с делом знаком давно, и к Президенту вполне вхож. Если его предшественник Андрей Кукин обеспечил выполнение пакистанского контракта, то нынешний гендиректор обеспечил жизнедеятельность украинского оружейного бизнеса независимо от самой большой украинской сделки. Последнее весьма важно, поскольку многие «доброжелатели» Украины были уверены, что страна находится в списке десяти наибольших мировых экспортеров оружия только благодаря танковой сделке с Исламабадом. Именно при В.Малеве в Украине не только всерьез заговорили о переориентации ВПК на производство высокотехнологического и высокоточного оружия, но и начали вкладывать в это деньги. Именно при В.Малеве заявления «Росвооружения» и «Укрспецэкспорта» о готовности сотрудничать в области ВТС начали превращаться в конкретные сделки. Например, удалось цивилизованно договориться о работе кораблестроителей на греческом рынке. Поэтому глава госкомпании вполне может рассчитывать на участие как в новой схеме торговли, так и на закрепление в старой, если бизнес останется без куратора.

Многие в Украине считают, что в стране, имеющей ВПК таких масштабов, должен быть вице-премьер по соответствующим вопросам. Как в России. Если такое кресло внезапно появится в Кабмине, скорее всего, оно и станет одновременно креслом куратора оружейного бизнеса ибо ознаменует появление у исполнительной власти полномочий принимать решения по чувствительным сделкам, отслеживая их от начала до завершения. Оттягивание решения в течение 11 месяцев по наделению некоторых оборонных предприятий спецполномочиями и отсутствие правительственной межведомственной комиссии свидетельствуют об отсутствии у исполнительной власти фактического влияния на оружейный бизнес. А в случае если таким вице-премьером стал бы кто-либо из названных выше людей или других людей, близких Президенту (список этот не только довольно велик, но и имеет тенденцию к изменениям, что делает невозможным рассмотрение каждого в отдельности), можно было бы говорить о новом переделе в бизнесе оружия.

И наконец, оружейный бизнес без куратора тоже вполне реален. Говорят, что Президент сам ни на миг не упускает из виду динамику оружейных сделок. В это, правда, верится с трудом. Нарушив одноканальность торговли оружием и разделив пирог на всех (или некоторых из) желающих, глава державы при этом получил бы ряд конкурирующих между собой структур и их предводителей. А еще ряд проблем, потому что только государство может, занимаясь бизнесом, принести отдельный контракт в жертву в интересах государства. Сегодня в Украине уже нет чьей-либо монополии на торговлю оружием, но еще осталась монополия государства. А будет ли она нарушена, нам, очевидно, скоро придется узнать.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №28, 21 июля-10 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно