ОДИН ПРЕЗИДЕНТ И ДВА ФЛОТА

4 августа, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №31, 4 августа-11 августа

Словно по злой воле рока, два флотских праздника — День Военно-Морских сил Украины и День Черноморского флота Российской Федерации — в этом году отмечали один за другим, с разрывом в один день...

Словно по злой воле рока, два флотских праздника — День Военно-Морских сил Украины и День Черноморского флота Российской Федерации — в этом году отмечали один за другим, с разрывом в один день. Обоим событиям уделил внимание и украинский главнокомандующий Леонид Кучма, находящийся на отдыхе в Крыму. Своим морякам он пообещал в ближайшее время подписать указ о развитии ВМСУ, а на празднике российского флота торжественно сообщил, что дал поручение «категорически запретить» отключать электроэнергию как украинскому, так и российскому флотам. На этот раз главе державы никто и ничто не мешало чувствовать себя подлинным хозяином полуострова — даже те из российских гостей, которые в былые приезды традиционно напоминали «об истинных корнях великого русского города», проявили загадочную воздержанность. То ли берегли нервы украинского главковерха, то ли берегли свои силы для более подходящего случая.

Однако в этой ситуации не стоит искать сходства Леонида Кучмы с Владимиром Путиным, очень любящим боевые истребители, подводные лодки и псковских десантников. Все гораздо проще и гораздо сложнее... Но сначала о флотах.

ВОЕННО-МОРСКИЕ СИЛЫ УКРАИНЫ

Украинские ВМС представляют собой наиболее отстающий от остальных с точки зрения развития и оснащения вид Вооруженных Сил Украины. Как и сами ВСУ, он создавался из обломков Черноморского флота СССР, причем, не из самых лучших: несмотря на первоначальную договоренность высших политических лидеров поделить флот пополам, Украине досталось лишь 17,5%. К слову, само по себе желание делить Черноморский флот, находящийся на территории Украины, до сих пор вызывает недоумение. Многим не дает покоя кажущийся вполне резонным вопрос, почему Украине в таком случае ничего не досталось от, скажем, Тихоокеанского флота, 62% кораблей которого вышли с украинских судостроительных верфей?

Сегодня в составе ВМСУ около 120 плавсредств, среди которых почти 30 боевых кораблей. Это более чем в 3 раза меньше, нежели в нынешнем российском ЧФ, почти в 2 раза меньше, чем у Турции, и на 50 кораблей меньше, чем у Румынии. В акватории Черного моря лишь болгарский и грузинский флоты уступают украинскому. В украинском флоте служит около 13 тыс. моряков и офицеров.

Но, кроме количественных, есть еще и качественные показатели. Львиная доля украинских кораблей безнадежно устарела — средний возраст корабля украинского флота около 20 лет. Самым последним в 1992 г. встал в строй «Славутич», который, как утверждают специалисты, закладывался как морозильный траулер, но волевым решением был перекрашен в серый цвет и оказался в рядах флота. Эксперты настаивают, что в боевом ядре военных кораблей ВМСУ из 30 кораблей лишь чуть больше десятка жизнеспособны для решения боевых задач, причем, их не стоит сравнивать с современными боевыми кораблями, поскольку такое сравнение будет далеко не в нашу пользу.

Объективно, единственной возможностью пополнения корабельного состава ВМСУ является достройка боевых кораблей. Сегодня, по информации командующего ВМСУ вице-адмирала Михаила Ежеля, в достройке находятся четыре корабля. Это ударный крейсер «Украина» на николаевском «Судостроительном заводе им.61 коммунара», корвет с неопределившимся названием на киевской верфи «Ленинская кузня» и два малых противолодочных корабля на подводных крыльях «Луганск» и «Львов», строящихся в Феодосии. Интересно, что никто сегодня уже не вспоминает о малом десантном корабле на воздушной подушке (называвшемся «Иван Богун»), хотя первоначально чины в украинском флоте были уверены, что продажа двух «Зубров» Греции (один из состава флота и один, достраивавшийся для ВМСУ) даст возможность построить новой «Зубр» и для себя...

Несмотря на праздничное заявление министра обороны Александра Кузьмука о том, что в Украине создан боеготовный флот, автор хотел бы вспомнить материал, напечатанный в центральном печатном органе ВСУ журнале «Військо України» (№11-12/1999), где после детального анализа состояния ВМСУ военным экспертом был сделан вывод о том, что при существующем подходе государства к своему флоту Украина может остаться без ВМС уже через 5 лет.

Сегодня национальному флоту нужны новые фрегаты и корветы, но эта задача пока для Украины неподъемная. Один современный фрегат стоит около 170 млн. долл., один корвет — около 100 млн. долл. Но это еще только часть проблемы. По мнению главного конструктора Исследовательско- проектного центра кораблестроения Украины (ИПЦКУ) Сергея Кривко, главной преградой на пути решения флотских проблем стало отсутствие политического решения. «Дело в том, что создавать национальный боевой корабль самостоятельно Украина объективно не может — она практически не производит военно-морского вооружения. Исходя из этого, она вынуждена сделать выбор: ориентироваться на Россию или на Запад (страны НАТО). Украина делает хорошую гидроакустику, хорошую морскую радиолокацию, связь и энергетику для корабля. Но боевой корабль — это прежде всего оружие. Сегодня большинство национальных специалистов в области военного кораблестроения склоняется к тому, что нужно брать именно западные системы, которые по многим показателям предпочтительнее российских: компактнее, менее энергоемки, больше защищены от помех. Но, в любом случае, это должно быть политическое решение, которое никто в Украине пока не хочет принимать. Отсутствие или принятие такого решения может оказаться одним из самых ключевых моментов, который определит будущее украинского военного флота», утверждает С.Кривко. Тут не лишним будет добавить, что хотя ВМСУ еще могут потягаться с румынским флотом, четкая ориентация Бухареста на Запад может существенно изменить соотношение сил на море уже через несколько лет.

Большинство прагматично настроенных военных не верят и в необходимость достройки для национального флота ракетного крейсера. Уже сейчас Минобороны задолжало на его достройку более 50 млн. грн. (а для достройки корвета на «Ленинской кузне» надо около 30 млн. грн.). Если бы государство могло погасить долг и возобновить запланированное ранее финансирование, в следующем году крейсер занял бы свое флагманское место, утверждает заместитель гендиректора николаевского «Судостроительного завода им. 61 коммунара» Анатолий Михельсон. Однако он подчеркивает, что «без России Украине не справиться». В Украине нет ударного комплекса «Базальт», нет и морского комплекса ПВО С-300. Однако нужно ли тратить такие деньги на вооружение, которое, если учесть реальное место Украины на мировой сцене, вряд ли можно считать адекватным? Можно ли рассчитывать, что этот океанский монстр когда-нибудь выйдет в море? И если выйдет, то какие задачи будет выполнять крейсер, предназначенный для охраны и защиты авианосцев? И кто его заправит? Может быть американцы, которые и без того обеспечивают участие Украины в ряде военно-морских учений?

Сегодня, скорее всего, уже не будет сражений «флот на флот». Нет сомнений, что Украине не стоит соревноваться с Турцией, которая только до 2008 г. планирует построить 12 новых корветов (кстати, не исключено, что по украинским проектам и с большей долей участия украинских технологий). Не стоит тягаться и с Россией, поставившей перед собой другие задачи. Но так же нет сомнения, что Украина должна иметь собственный сильный флот, адекватный ее амбициям. Хотя бы для защиты своей морской економической зоны.

ЧЕРНОМОРСКИЙ ФЛОТ РОССИИ

Нет сомнения, что присутствие 16 тыс. военнослужащих ЧФ РФ, около 380 суден и боевых кораблей, 11 новых бомбардировщиков Су-24, способных нести ядерное оружие (с перспективой появления еще 11 в обозримом будущем) давно классифицируется в Украине как дестабилизирующий фактор национальной безопасности. По многим причинам.

Во первых, потому что Киев, ввиду наличия на своей территории военной базы, не может без оглядки на это, планировать полноценное сотрудничество с НАТО. Не говоря уже о возможности в открытую заявить о желании стать членом альянса. Во-вторых, потому что, до сих пор, по словам главнокомандующего ВМФ РФ Владимира Куроедова, «Россия пока не готова обсуждать вопросы контроля над вооружениями ЧФ и ее позиция в этом вопросе еще не выработана». А Киев, чтобы контролировать собственную территорию, вынужден просить верификаторов других стран посмотреть, нет ли на российской военной базе чего-нибудь эдакого. Из-за того, что Киев и Москва до сих пор не согласовали действия флота во время чрезвычайных ситуаций и при спасении людей и не определили, что считать экстремальной ситуацией для ЧФ, полный выход российского флота из-под контроля Киева легализовывается так просто, что ЧФ можно считать свободным в своих действиях. Ибо где гарантия, что конфликтная и непредсказуемая Россия, если ввяжется в какую-нибудь военную авантюру, не подвергнет опасности территорию Украины. Не случайно также украинский Генштаб настаивает на том, что если Черноморский флот вмешается в боевые действия, то все корабли российского флота должны оперативно оставить севастопольские бухты. Правда, нет никакой гарантии, что в экстренном случае командование ЧФ выполнит это указание. В дополнение к этому, не совсем ясно, почему на территории Украины до сих пор работают прокуратуры другого государства. В-третьих, потому, что Россия может послать морских пехотинцев ЧФ на войну, пардон, для участия в антитеррористической операции, не после консультаций, как предписывают базовые соглашения между Украиной и Россией, а просто поставив Киев перед фактом. Поэтому, нет никакой гарантии, что по территории Украины после таких решений не будет нанесено военных ударов или просто не произойдет серия террористических актов. В- четвертых, потому, что наличие Черноморского флота является серьезным препятствием для развития отношений Украины в рамках ГУУАМ и диверсификации источников энергии. И в пятых, настроения флота серьезно влияют и на внутриполитические решения. Достаточно часто Киев сталкивается с конкретными пророссийскими сепаратистскими движениями в Крыму, если и не поощряемыми Москвой, то, по меньшей мере, тихо одобряемыми.

Вряд ли для кого-нибудь будет открытием, что основными задачами ЧФ являются контроль над Крымом, создание дополнительных рычагов для военно-политического и военно-экономического давления на Киев, а также предотвращение расширения влияния НАТО в Черном море и при необходимости, обеспечение безопасности транспортировки энергоносителей. Между Киевом и Москвой уже давно идет тихая война по-славянски за влияние на полуострове. В Киеве уже давно привыкли к информационным операциям и просто информационному давлению через флот. А множество проблем, от энергетической зависимости до зависимости в получении комплектующих для ВСУ, в том числе и вооружений для боевых кораблей ВМСУ, позволяют Москве шаг за шагом выторговывать привилегии для ЧФ. Как, например, замену 11 бомбардировщиков морской авиации. К чести Киева, российской стороне было недвусмысленно заявлено, что добро на замену второй партии самолетов может быть дано лишь после отработки механизмов контроля за всеми вооружениями флота. Интересно, что Россия не спешит строить новую базу для ЧФ, а ведь если бы она рассчитывала оставить Севастополь в намеченный срок, то новое место пора бы уже подыскивать.

Создается впечатление (в том числе и в связи с посещением Л.Кучмой Дня российского флота), что российские лидеры чувствуют себя в Крыму посвободнее украинских. Например, командующий ЧФ Владимир Комоедов накануне визита в Украину российского президента Владимира Путина по поводу отношений Украины с НАТО заявил, что «такая «игра» не может Россию не беспокоить, поскольку подобные игры «стратегического партнера» заводят наши отношения в тупик». А сам российский президент, появившись на военной базе ЧФ в середине апреля, неожиданно заявил, что «в сохранении Черноморского флота в Севастополе заинтересованы и Украина, и Россия» и что «статус Черноморского флота уже определен, и его изменения не предполагаются». В Киеве, как обычно, молча проглотили заявления...

ПОСЛЕСЛОВИЕ

В мирное время политики и военные еще могут проявлять терпимость и обходиться взаимными реверансами и заверениями о том, что все проблемы скоро будут решены. Нет сомнения, что сотрудничество на уровне флотов двух государств должно развиваться и неплохой возможностью для этого может стать реализация турецкой инициативы создания многонационального военно-морского подразделения. Хорошей практикой стали и совместные сборы-походы украинских и российских кораблей.

Может быть, украинский Президент, посетив праздник ЧФ, сделал еще один шаг навстречу решению флотских проблем, надеясь, что он не останется незамеченным российскими лидерами. Однако хотелось бы, чтобы этот шаг не остался очередным в серии подобных, которые можно расценить как готовность к новым уступкам для «старшего брата». К сожалению, похоже, что именно так расценили визит Л.Кучмы российские масс-медиа, что освещали День российского флота.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно