О ПРОБЛЕМАХ ЗРЕНИЯ И ОРИЕНТИРОВКИ НА МЕСТНОСТИ

25 января, 2002, 00:00 Распечатать

Ксожалению, рядовому украинскому читателю, недостаточно или только в общих чертах осведомленном...

Роман Шпек
Роман Шпек

К сожалению, рядовому украинскому читателю, недостаточно или только в общих чертах осведомленному о развитии отношений между Украиной и Европейским Союзом, позиция автора статьи «Украина: тупик в конце евротоннеля» («ЗН» от 12 января с. г.), научного сотрудника Совета по изучению производительных сил Украины Национальной академии наук Украины А.Коваленко может показаться достаточно аргументированной и убедительной, тем более что публикация умело насыщена многочисленными цитатами и комментариями из разных источников, которые, правда, при более внимательном изучении не кажутся столь уж убедительными и неопровержимыми.

Чтобы наглядно показать противоречивость позиции и аргументов, приведенных в упомянутой публикации, есть смысл проанализировать несколько ее тезисов.

• Тот факт, что уже в начале статьи европейская интеграция определяется лишь как «первый приоритет внешней политики» Украинского государства, совершенно без упоминания о приоритетности этой цели в том числе и прежде всего — для внутренней политики Украины, свидетельствует о непонимании самого смысла стремления Украины вступить в Европейский Союз. А то, что Евросоюз представляется как «сообщество государств, объединенных для того, чтобы совместно выдержать жесткую мировую конкуренцию», свидетельствует или о незнании истории создания ЕС и его целей, или же о сознательном искажении фактов. Ни первое, ни второе, по нашему мнению, не украшает автора статьи, являющегося представителем уважаемого и авторитетного заведения — Совета по изучению производительных сил Украины Национальной академии наук Украины.

Как известно, Украина поставила перед собой цель интегрироваться в Европейский Союз прежде всего с учетом пользы от избрания европейской модели развития государства, базирующейся на демократических принципах и ценностях, верховенстве права и внедрении рыночно ориентированных реформ. Воплощение такой модели развития общества на украинской почве — прежде всего задача внутренней политики. Именно так и следует, по нашему мнению, рассматривать процесс европейской интеграции Украины: как углубление внутренних реформ — политических, социально-экономических, законодательных и т.д. Кроме того, нужно стремиться к превращению экономики Украины в более конкурентоспособную и устойчивую, имеющую в условиях открытости внутренних рынков достаточно потенциала и веса для закрепления на внутреннем рынке и постепенного выхода на внешние. Ведь известно, что неэффективная отечественная экономика (прежде всего из-за высокой энергоемкости, а также из-за низкой производительности труда) — причина низкого уровня оплаты труда и низкого уровня доходов бюджетов разных уровней. А это непосредственно влияет на уровень социальной защиты населения.

Что же касается приведенного в статье определения Европейского Союза, то, по нашему мнению, следовало бы вспомнить, что Евросоюз сегодня — одна из самых больших, самых влиятельных и экономически наиболее мощных международных группировок государств, представляющая около 40% мировой торговли. На нынешнем этапе ЕС является одним из основных политических и экономических партнеров Украины, чья доля в товарообороте Украины составляет почти 18%, а общий объем инвестиций из стран ЕС в национальную экономику нашего государства достигает около 36% их общего количества. Внешняя торговля Украины с Европейским Союзом (по данным Госкомстата Украины) постепенно становится все более динамичной. Если в 1995—1997 годах доля ЕС в общем объеме торговли товарами и услугами нашего государства колебалась в пределах 13—15%, то уже в 1998—2000 годах этот показатель достиг уровня 18—19% (обобщенные данные за 2001 г. пока не опубликованы, однако прогнозы свидетельствуют о росте соответствующего показателя до 20%).

Относительно цели создания ЕС общеизвестно — первые интеграционные процессы в пределах Евросоюза восходят еще к тому времени, когда Европа лишь начинала приходить в себя от действительно страшных последствий Второй мировой войны, о «жесткой конкуренции» речь вовсе не шла, а нынешний главный конкурент (он же партнер) ЕС США предоставляли Европе важную материальную помощь.

• Тезис о том, что «многие отрасли украинской экономики... неконкурентоспособны на мировом рынке, а также инвестиционно непривлекательны. …Следовательно, для нас сейчас более важно не «разумное включение в мировую экономическую систему», а разумное дистанцирование от нее», выдержан в абсолютно пещерном духе. Страна, хотя бы немного заботящаяся о своем будущем, не имеет никакого права даже думать о такой позиции — выбрать как приемлемый вариант решения имеющихся проблем дистанцирование и самоизоляцию и вместо того, чтобы развивать национальную экономику в сотрудничестве и конкурентной борьбе, из-за своей нынешней слабости просто «убежать» с мировой арены, оградиться протекционистским занавесом и сотрудничать только с такими же аутсайдерами — «теми, кто... не смог войти в систему мирового рынка, или же теми, кто уже «был» в нем и разорился».

Хорошая перспектива, которая на самом деле никуда, кроме тупика, не заведет. Мировой опыт свидетельствует: закрытые экономики не бывают эффективными, граждане — зажиточными, а тоталитарные государства и империи исчезают с географических карт. И наоборот — максимальная интеграция в мировую экономику способствует выводу страны из экономического кризиса и отсталости.

Самоизоляция советской экономики привела к ее краху, а потом и к распаду самого СССР. Одно из самых богатых природными и человеческими ресурсами государство развалилось. Социалистическое соревнование не влияло на экономику столь эффективно, как конкуренция. И это при том, что социалистические соревнования и встречные планы действовали в течение семидесяти лет советской власти! Еще и сегодня отечественная экономика страдает от заложенного в «светлые советские времена» диспаритета цен, высоких энерго- и ресурсоемкости и очень низкой производительности труда. Для примера, сегодня энергоемкость 1 долл. ВВП в Украине на 20% больше, чем в РФ, на 60—70%, чем в Польше, Чехии и Венгрии, в 4,5—5 раз больше, чем в Турции, и в 8—10, чем в странах «большой семерки». А еще КПСС учила нас — экономика должна быть экономной.

Показателен в этом контексте также опыт наших бывших партнеров по соцлагерю — поляков, прибалтов или даже румын, которые еще десять лет назад были в таких же или даже худших условиях, нежели мы. Их развитию содействовала быстрая интеграция в мировую экономику.

• Трудно согласиться и с рассуждениями о том, что углубление экономической интеграции с ЕС может служить катализатором возможного обострения экономических и социальных проблем в Украине. Скорее всего, речь идет об определенной подмене понятий. Появлением возможных отрицательных последствий Украине угрожает прежде всего не углубление экономической интеграции с ЕС, а наоборот — задержка в сближении экономик, отсутствие, так сказать, «игры по единым правилам», чего, кстати, можно было бы избежать, если бы Украина в ближайшем будущем стала членом ВТО. Соответствующая работа по вступлению Украины в ВТО ведется уже около восьми лет, однако до сих пор нам недостает институционной способности стать членом «клуба мировой торговли», который не только накладывает на своих членов обязательства, но и позволяет соответственно защищать свои права с использованием общепринятых норм. Вступление Украины в ВТО, в свою очередь, позволило бы перейти к следующей фазе в процессе взаимосближения между Украиной и ЕС — введению зоны свободной торговли.

В самом деле, при приближении границ Евросоюза к границам Украины возможны определенные отрицательные последствия для экономики Украины. Это касается в первую очередь наших отношений с соседними странами — нынешними кандидатами на вступление в ЕС. Однако, во-первых, нужно надеяться, что эти последствия будут иметь временный характер, лишь на начальном этапе необходимой коррекции уже наработанных связей. А во-вторых, не лишены логики ожидания, что государства — соседи Украины, сегодня стремящиеся качественно изменить свой статус, приобретя членство в ЕС, в случае достижения своей цели будут отстаивать перед остальными странами — участницами ЕС интересы Украины, поскольку они заинтересованы в сотрудничестве со своими украинскими партнерами. Об этом свидетельствуют конкретные цифры — по результатам предыдущих лет Украина имела положительное сальдо в торговле со странами-кандидатами. Хотя эти показатели могут на определенное время снизиться, наши торговые партнеры из Восточной и Центральной Европы и в дальнейшем будут испытывать потребность в украинской продукции. А отстаивать позиции Украины перед другими промышленно развитыми европейскими государствами странам-кандидатам будет намного проще и обоснованнее, если Украина будет не дистанцироваться, а наоборот — постепенно двигаться в направлении вхождения в европейскую экономику.

• Можно ли утверждать, что ЕС «не заинтересован в присутствии украинских товаров на своем рынке»? Чтобы доказать справедливость такого мнения, приводятся аргументы о «ежегодном возрастании доли украинского экспорта, подпадающего под антидемпинговые расследования». А также — что «для основных экспортных отраслей нашей экономики (металлургия, легкая промышленность, АПК) сегодня в Европе места нет. Даже экономически важные общие проекты (к примеру, транспортного самолета Ан-70) страны ЕС отклоняют по политическим соображениям».

Такие упреки тоже не выдерживают критики, поскольку в них смешаны эмоции, некомпетентность и выборочные факты. Как известно, природа не терпит пустоты. Понятно, что в стремлении занять «свое место под солнцем» на европейском рынке Украине и в дальнейшем придется отвоевывать его у других, у тех, кто попал на европейский рынок раньше и уже занял на нем свою нишу. Там, где уже на протяжении веков действуют законы рынка и конкуренции, никто ничего не обещал Украине и не должен был ожидать ее с распростертыми объятиями, поскольку речь идет об объективных и жестких законах экономического развития, одинаковых для всех. Поэтому нам следует завоевать это право. И сделать это могут граждане в демократическом государстве с эффективной экономикой.

Переходя к фактам, прежде всего надо подчеркнуть, что, в соответствии со ст.10 Соглашения о партнерстве и сотрудничестве между Украиной и ЕС, обе стороны «предоставляют друг другу режим наибольшего содействия в торговле». Поэтому утверждения о заинтересованности или незаинтересованности ЕС в присутствии украинских товаров на своем рынке относятся к разряду демагогических. У нас есть юридическая основа отношений с ЕС, и только она может использоваться для серьезных оценок. Использование же рассуждений, наподобие тех, к которым прибегает автор статьи, лишь сбивает с толку читателя и заменяет объективное рассмотрение ситуации в торговле с ЕС эмоциями и ошибочными выводами.

Между тем, по предварительным оценкам, объем торговли с ЕС в течение прошлого года возрос на 24,1%. Просто бессмысленно звучит безосновательное утверждение о том, что якобы «для основных экспортных отраслей нашей экономики сегодня в Европе места нет». А как быть с той же легкой промышленностью? Или специалист, претендующий на глобальные выводы, до сих пор не знает, что в конце 2000 года с ЕС заключено абсолютно новое и выгодное для Украины соглашение, предусматривающее, начиная с 2001 года, снятие всех ранее действующих квот на экспорт текстиля и текстильных изделий в страны Сообщества? Только за первые шесть месяцев действия нового режима был зафиксирован 20—25-процентный рост объемов взаимной торговли текстильной группой товаров, примерно на столько же возрос и экспорт нашего текстиля в ЕС. Соответственно, будут возрастать инвестиции в эту важную отрасль, сразу же ставшую привлекательной для инвесторов. Последнее, в свою очередь, повлечет за собой увеличение количества рабочих мест в Украине и соответственно увеличение налоговых поступлений в бюджеты всех уровней.

Еще одна отечественная отрасль, которую, как констатируется в публикации, не ждут в Европе, — металлургия. Как известно, факты — вещь упрямая, и они свидетельствуют, что тогда, когда на рынке России настойчиво стараются ограничить доступ украинской металлопродукции, а Соединенные Штаты вообще вот-вот закроют свой рынок «на железный замок», по результатам последнего раунда переговоров с Еврокомиссией, объем квоты на поставки в ЕС наиболее «чувствительных» видов украинского металлопроката на 2002 год увеличен практически на 35%. Нельзя не замечать этой положительной тенденции! Вопреки утверждениям автора статьи, сегодня встает совсем другой вопрос — о расширении ассортимента товаров, произведенных в Украине, которые мы хотим и будем продавать странам — членам ЕС.

Хотя проблемы, бесспорно, существуют, в том числе и по антидемпингу. Однако их причина состоит не столько в незаинтересованности ЕС, сколько в неумении наших ведущих производителей и экспортеров «чувствительной» продукции избегать попадания под антидемпинговые расследования. Для этого им нужно не только иметь в своем распоряжении квалифицированных современных менеджеров и юристов, хорошо разбирающихся в «тонких» и «коварных» международных антидемпинговых инструментах и механизмах, регламентированных в рамках ВТО, но и уметь разрабатывать и проводить взвешенную внешнеторговую политику в продвижении своих товаров на зарубежные рынки на долгосрочной основе. К сожалению, еще и по сей день сказываются последствия слишком сильного влияния командно-распределительной системы. То есть здесь основная проблема отнюдь не в зеркале...

Что же касается постоянного решения антидемпинговых проблем, то здесь у нас, как и у других стран, единственный путь — членство в ВТО и использование установленных там правил регулирования торговли. К сожалению, как уже отмечалось, ВТО, а соответственно — и международные рынки, на которых циркулирует 95% мировой торговли, для нас еще не доступны.

Сельское хозяйство — подтверждение тому, что нам следует двигаться по направлению к ЕС, а не в противоположную от него сторону. Страны, получившие перспективу членства в ЕС, получили и значительный доступ к европейскому сельскохозяйственному рынку, причем на асимметричной основе: они могут поставлять на рынок ЕС значительно больше сельскохозяйственных и других товаров, чем страны ЕС — на их рынки. Это касается как всех наших западных соседей, так и балканских стран. Такое решение было вовсе не экономически обоснованным шагом «сообщества государств, объединенных для совместного противодействия жесткой мировой конкуренции», а политическим решением, преследующим цель содействия интеграции экономик европейских стран. Приобретение Украиной статуса ассоциированного члена ЕС, на что сориентирована в ближайшей перспективе наша стратегия развития отношений с Евросоюзом и которую уже поддерживает ряд влиятельных членов ЕС, позволило бы и нам получить более широкий доступ на сельскохозяйственные рынки ЕС.

Хотя уже и сегодня эти рынки не закрыты для украинской продукции. Только на протяжении 2001 года представительство Украины при ЕС информировало соответствующие государственные органы Украины, прежде всего Минагропром, о вопросе аттестации предприятий — производителей и экспортеров молочной продукции, что предоставит им возможность поставлять свою продукцию на рынки ЕС, о вопросе отмены дополнительной таможенной пошлины на импорт зерна со стран, в том числе и нашего региона, порядок экспорта в ЕС говядины и т.д. Министерства и ведомства Украины, к сожалению, еще не готовы осуществить необходимые меры по решению вопросов, связанных с реализацией соответствующих директив ЕС, дающих возможность украинским предприятиям облегчить доступ к сельскохозяйственному рынку ЕС. Как следствие — имеем потери экспортного потенциала нашего государства. По нашему мнению, вместо оскорбленной позы по отношению к ЕС лучше было бы признать наличие конкретных проблем в наших министерствах и ведомствах, исправить их, получить необходимый доступ к рынкам, работу и благосостояние для людей и прибыль для наших компаний. Введение всех этих мероприятий повысит конкурентоспособность украинской сельскохозяйственной продукции и продуктов питания не только на рынке ЕС, но и на других мировых рынках, в том числе и СНГ. Это увеличит доходы производителей упомянутой продукции и в Украине.

Другой пример неиспользования возможности увеличения экспорта нашей сельскохозяйственной продукции — новый рынок биотоплива в ЕС, а именно биоэтанола, о чем «ЗН» уже печатало отдельную статью, поэтому не будем останавливаться на этой теме подробно.

Наконец, Ан-70. Если бы вы были руководителем одного из государств — членов ЕС, то согласились бы поставить один из ключевых оборонных аспектов страны в зависимость от государства, где вполне серьезно предлагают закрыться от мировой экономики и вернуться назад к советскому прошлому, где расширение НАТО называется «военно-политическим аспектом американизации Европы» и т.д.? Я уж не говорю о коммунистических силах в парламенте, заявлениях о необходимости создания союза России — Беларуси — Украины и пр. Могли бы вы положиться на такое государство? Будем откровенны — именно неуверенность в необходимой твердости евроатлантического курса Украины и стала причиной отказа от проекта Ан-70. Хотя за пределами так называемых политических проблем остаются еще и проблемы применения разных стандартов и авиационных правил при изготовлении самолетов в странах ЕС и Украине. Здесь прежде всего следует сосредоточиться на их гармонизации или, по крайней мере, сертификации, ведь без этого любой украинской продукции доступ на иностранные рынки будет закрыт.

Кстати, на основании договоренностей, достигнутых в 2000 г. между Россией и Европейским Союзом, правительством России и Европейской комиссией был создан и открыт информационный учебный центр для Россавиакосмоса, главная задача которого — разработка новых единых стандартов для российских и европейских аэрокосмических компаний. Россияне сотрудничают с Европейским Союзом и в рамках конкретных коммерческих проектов по изготовлению запасных частей для самолетов.

Кроме того, в 2001 г. был подписан Меморандум о космическом партнерстве между Россавиакосмосом и соответствующими структурами ЕК, создавший необходимые предпосылки для сотрудничества в сфере космической науки, запуска спутников, общем использовании космических станций и т.д.

Опираясь на этот пример, можно сделать вывод: реализация таких серьезных проектов в высокотехнологических отраслях с Европейским Союзом возможна, но для этого следует принять некоторые предварительные меры.

• В чем можно полностью согласиться с автором статьи, так это в том, что «опыт европейской интеграции стран Восточной Европы» очень поучителен. Десять (а некоторые — и четыре-пять) лет назад они имели не лучшие экономические условия, чем мы. Решение добиваться вступления в ЕС заставило их пойти на трудные, часто социально противоречивые реформы, только бы стать конкурентоспособными на рынке ЕС.

Положительные результаты не заставили себя ждать. Не буду повторять хорошо известную информацию о росте инвестиций, ВВП и пр. Повторю лишь слова президента ЕБРР Ж.Лемьера, прозвучавшие полгода назад в Брюсселе на встрече в Европейском политическом центре: «Инвесторы идут в страны — кандидаты на членство в ЕС, поскольку они знают главное — завтра эти страны будут в ЕС». И сколько бы мы ни говорили об улучшении инвестиционного климата другими способами, фактор интеграции той или иной страны в единый рынок, в ЕС будет оставаться сильнейшим магнитом для инвесторов. И соответственно — источником быстрого экономического роста. Источником намного более мощным, чем любые протекционистские мероприятия.

Как по мне, еще более весом другой элемент европейской интеграции стран посткоммунистического блока. После развала СССР и СЭВ и обретения политической независимости мы все оказались перед выбором — куда идти, какое государство мы строим. Одни призывали к возвращению в СССР, другие создали авторитарные, вряд ли демократические режимы или взялись изобретать велосипед — собственную экономическую модель. Страны же ЦВЕ и Балтии выбрали для себя модель, которая сработала и оправдала себя в ЕС.

Акцентировать сегодня на Содружестве Независимых Государств как на «перспективном направлении» для внешней политики Украины можно лишь в случае, если взгляд вместо будущего направлен в прошлое или же если страдаешь потерей памяти. Бесспорно, использовать «наиболее доступный резерв внешней политики» и развернуться сейчас на 180 градусов — проще простого. Это можно было бы сделать, не прилагая особых усилий и без напряжения. От такой переоценки приоритетов развития можно было бы даже очень быстро начать получать определенные дивиденды, а со временем — привыкнуть к их мизерности и убедить себя, что нас это устраивает и что для Украины это всегда было и будет единственно возможным, с одной стороны — сознательным и рациональным, а с другой — продиктованным самой судьбой, направлением развития; судьбой страны-сателлита, навсегда обреченной вращаться по своей орбите, возможно, не самой лучшей и не самой оптимальной, но вместе с тем такой привычной и удобной, с уже наработанными связями и старым кооперационным распределением.

Главная ценность европейской интеграции не в самом факте вступления в ЕС. Европейская интеграция дает четкие критерии того, как должна быть построена экономика и демократия. Есть 31 раздел законодательства ЕС, принятие и введение которого гарантирует права человека, хорошие условия для бизнеса, высокие международные стандарты. Путь европейской интеграции — это как дорожный указатель, ориентирующий, в каком направлении и как двигаться, чтобы построить экономически здоровое, демократическое, социальное, правовое государство.

Собственно, это и является главным. Евроинтеграция — огромный стимул для осуществления реформ. Это не словесные поощрения или трибуна для диспутов. Это практические шаги, сделав которые, сможем обеспечить благосостояние наших граждан, конкурентоспособность экономики и безопасность государства. Это то, что нам нужно. Мы выбираем и создаем наше будущее. Какую модель мы выберем — такой и станет страна. Люди, поддерживающие позицию автора статьи «Украина: тупик в конце евротоннеля», поддерживают северокорейскую модель развития. Стратегия интеграции Украины в ЕС, утвержденная Президентом Украины, на реализацию которой ориентируются государственные органы, предлагает европейскую модель. Модель достижения ассоциированного, а со временем — полноправного членства в ЕС (а не создание какого-то моста между ЕС и РФ). Полагаю, мартовские выборы в парламент, как это уже произошло на последних выборах Президента Украины, четко продемонстрируют, какую модель выбирает украинский народ.

• Анализ и оценки внутреннего состояния и расширения ЕС тоже, мягко говоря, не выдерживают критики. Утверждать, что «ЕС пытается уклониться от восточноевропейского расширения», а также что «прием первой очереди новых членов в ЕС то и дело откладывается», может лишь человек, не знакомый с реалиями.

В самом деле, нынешнее расширение ЕС — это не просто еще одно расширение. Уже само количество нынешних стран-кандидатов, ведущих переговоры о членстве — (12), свидетельствует о сложности процесса. Это качественно новый шаг перехода ЕС от экономически-торгового блока к общеевропейскому межгосударственному политико-экономическому образованию. Такие количественные и качественные изменения не могут происходить легко. Особенно учитывая тот факт, что из 12 стран, которые в скором времени вступят в ЕС, 10 центрально-восточноевропейских государств только в начале девяностых годов перешли от тоталитарной советской системы к демократии и рыночной экономике.

Проблем на пути расширения ЕС много. Однако лишь имея абсолютно предвзятый взгляд, можно не замечать всех возможных и невозможных усилий и ЕС, и кандидатов, направленных на преодоление трудностей, а также успехов, достигнутых в этом процессе. Каждая страна-кандидат должна соответствовать объективным критериям членства в ЕС, изложенным в 31 разделе законодательства ЕС. И эмоциональные оценки здесь излишни — те, кто выполняет, приближаются к членству, кто не выполняет — отдаляются.

В результате работы, выполненной на протяжении последних лет, восемь наших западных соседей получили четкую дату своего возможного вступления в ЕС — 2004 год, если сохранят темп внутренних преобразований. Один из обозревателей саммита ЕС в Генте (Бельгия), завершившегося
19 октября прошлого года, подытожил свое впечатление от дискуссии о расширении во время саммита словами, что «скорее Земля изменит свою орбиту, чем расширение будет отложено». Чересчур много надежд, чаяний и возможностей связано с расширением, чтобы не прилагать усилия для его реализации. Собственно, в этом и состоит привлекательность европейского проекта: стремясь к четкой цели, страны Европейского континента изо всех сил меняют в лучшую сторону и себя, и своих соседей.

Именно поэтому европейский проект столь привлекателен и для Украины. Мы хотим в ЕС не только для того, чтобы сине-желтое знамя развевалось вместе с другими европейскими флагами возле зданий ЕС. Главная цель — достичь существующих в ЕС уровня жизни, благосостояния, стандартов демократии, прав человека, верховенства права, к которым движутся наши западные соседи.

А опыт наших западных соседей как раз и свидетельствует о том, что мечты сбываются — если правильно планировать путь их достижения и настойчиво идти по этому пути, а не сворачивать с него.

• Неверны и многие другие утверждения, приведенные в публикации, — о «развитом индустриальном центре ЕС и ... отсталой периферии, ... которая с огромными трудностями приспосабливается к ситуации, жертвуя традиционно сильными отраслями экономики, преодолевая социальные конфликты». Такое впечатление, что они списаны из старых советских учебников по политэкономии, где изображается загнивающий капитализм. Вместе с тем достаточно взглянуть на сегодняшние Испанию, Португалию, Грецию, Ирландию, которые еще десять-двадцать лет назад и впрямь были отсталой периферией. Активная интеграция в Общий рынок, экономические изменения согласно стандартам и требованиям ЕС открыли им путь к экономическому процветанию. Необходимость соответствовать критериям Общего рынка или, например, еврозоны стала стимулом для постоянного развития конкурентоспособности и усиления институционной состоятельности органов государственной власти этих стран и регионов. Кроме того, в ЕС действуют принципы субсидарности, в соответствии с которыми отсталые регионы получают значительную помощь на реструктуризацию, реформирование и экономическое развитие.

• Несмотря даже на то, что утверждения, посвященные НАТО, четко указывают на мировоззрение времен холодной войны и реакционную идеологию, направленную на возрождение СССР, еще более опасно, на наш взгляд, навязывание мнения, будто бы «мы и Западная Европа хоть и очень близкие, но разные цивилизационные типы», поэтому интегрироваться нам нужно не в ЕС, а в СНГ.

Выдвигая как аргумент тот факт, что Украина и Западная Европа относятся к разным цивилизационным типам, следует не забывать (или знать), что базовый принцип европейской интеграции — сохранение национальной идентичности и разнообразия культур стран ЕС. Сравните православную Грецию и католическую Ирландию или Португалию и Швецию. Неужели Украина в цивилизационном плане стоит от них дальше, чем от Таджикистана или Киргизстана, при всем нашем глубоком уважении к этим центральноазиатским странам?

Интеграция Украины в ЕС — естественный процесс, базирующийся на истории и культуре нашей нации. И она ни в коем случае не предусматривает свертывания отношений с Россией и другими странами. Более того — Россия все активнее осуществляет свою политику относительно ЕС. Начаты консультации между Еврокомиссией и Россией по поводу создания Общего европейского экономического пространства. Эта концепция, бесспорно, не для сегодняшнего дня и предусматривает прежде всего членство РФ в ВТО. (Кстати, президент России В.Путин поставил перед правительством РФ задачу — в 2003 г. вступить в эту организацию.)

Украине же в ситуации, когда на запад от нее происходит расширение ЕС, а восточнее — создается Общее европейское экономическое пространство между ЕС и РФ, крайне опасно концентрироваться исключительно на одном, даже таком важном рынке, как рынок стран СНГ.

Европейский Союз, с учетом его будущего расширения, будет представлять достаточно большой рынок на 500 млн. потребителей. Это почти вдвое превышает аналогичный показатель СНГ. Сегодня можно констатировать высокую платежеспособность потребителей ЕС, быстрые темпы экономического развития стран ЕС, высокую культуру производства, потребления, расчетов стран ЕС. В отличие от СНГ, где ничего нового нам не найти, ЕС обладает значительными рынками капиталов, новыми технологиями, высокими стандартами производства, охраны окружающей среды и т.д. Утверждение украинского товаропроизводителя на рынках ЕС может обеспечить Украине достойное место в мировом распределении труда, необходимый уровень инвестиций, технологий, рынков сбыта, научно-технического прогресса и т.д. Это, наконец, даст возможность прочно утвердиться и на внутреннем рынке. От эффективной экономики выиграют также потребители товаров и услуг. Конкуренция будет гарантировать и высокое качество, и приемлемые цены.

Экономические реформы в Украине своей направленностью совпадают с внешнеполитическим курсом на обретение членства в ЕС. Интеграция в ЕС —важный реформостимулирующий фактор для экономики Украины. Она способна в значительной мере ускорить экономическое развитие и гарантировать политическую безопасность и стабильность, содействовать развитию демократии.

Не следует забывать и о том, что интеграцию Украины в ЕС обуславливает также необходимость адаптировать социальную политику Украины к стандартам ЕС и постепенно достичь общеевропейского уровня социального обеспечения и защиты населения. Или нас больше привлекают социальные стандарты постсоветских пространств? Европейская интеграция, в частности адаптация законодательства, будет способствовать реформированию систем страхования, охраны труда, здоровья, пенсионного обеспечения, политики занятости и других отраслей социальной политики в соответствии со стандартами ЕС.

Вовлечение Украины в общеевропейские сети связи и телекоммуникаций, трансевропейские транспортные коридоры, создание инфраструктуры по их обслуживанию и занятие Украиной, таким образом, надлежащего места в процессах глобализации мира в ХХІ веке возможно, в значительной мере, лишь при поддержке Европейского Союза.

Построение правового государства в Украине требует развития нормативно-правовой базы Украины в соответствии с одной из установившихся в мире нормативно-правовых систем. Адаптация правовой системы Украины к acquis communautaire Европейского Союза (Аcquis communautaire — нормативная база ЕС и состоит из законов и других нормативно-правовых актов, обязательных для выполнения на территории ЕС; приведение национального законодательства в соответствие с аcquis communautaire — необходимое условие вступления в Евросоюз) отвечает самым высоким в мире нормам и стандартам, а также насущным потребностям украинского законодательства, судебной системы, политико-экономической и социальной жизни.

Именно такими соображениями и обусловлена евроинтеграция Украины. Повторю: нам нужно европейское, демократическое, социальное правовое государство. Именно поэтому мы ориентируемся на ЕС.

Украина осуществляет интеграцию в ЕС на основе четкой логики, стратегического видения своего развития, взвешенности и отстаивания национальных интересов. В последнее время достигнут ряд успехов на этом пути. Только в течение прошлого года проведено свыше 50 мероприятий в рамках политического диалога с представителями ЕС на разных уровнях.

Активный диалог между Украиной и ЕС позволил сохранить достигнутый уровень взаимопонимания, углубить сотрудничество по целому ряду вопросов, достичь одну из наших целей в отношениях с ЕС — привлечение Украины к работе Европейской конференции. Принятие во время саммита Европейского Совета в Гетеборге 14—15 июня 2001 года решения о приглашении Украины в Европейскую конференцию можно оценить как важный прорыв в отношениях между Украиной и ЕС, признание стремления Украины вступить в ЕС, «приглашение Украины в европейскую семью», а также сигнал о готовности ЕС видеть на определенном этапе в будущем Украину как члена ЕС. Это решение стало также формой конкретной поддержки европейского курса нашего государства, последовательной работы по интеграции Украины в европейское правовое, политическое, экономическое пространство. Этот сигнал четко прозвучал и в совместной статье премьер-министра Швеции, председательствовавшей в ЕС в первой половине 2001 года, Г.Перссона и президента Европейской комиссии Р.Проди «Прогресс Украины должен быть приоритетом для всей Европы». В публикации отмечалось, что нет оснований для ограничения будущего сближения сторон, уровень которого будет зависеть только от внутреннего прогресса Украины.

На протяжении минувшего года со стороны ЕС был принят еще один важный документ позитивной направленности— Резолюция Европейского парламента по поводу Общей стратегии ЕС относительно Украины. В документе идет речь о том, что Украина должна рассматриваться как потенциальный кандидат на членство в ЕС в будущем и предлагается развивать с ней сотрудничество по целому ряду перспективных и взаимовыгодных направлений.

Значительное сближение с ЕС достигнуто и в сфере внешней политики и безопасности, юстиции и внутренних дел. Достигнута договоренность о возможной помощи ЕС в переводе законодательных актов ЕС и подготовке соответствующих законопроектов Украины, относительно использования в работе с органами государственной власти Украины принципов программы Твиннинг и т.д. Активизируется диалог между Украиной и ЕС в сфере энергетики. Член Европейской комиссии, ответственный за внешние отношения, К.Паттен в своем интервью корреспонденту Укринформа 10 января сего года, перед проведением заседания Украина—Тройка ЕС на уровне министров в Мадриде, в частности, подчеркнул, что Украина и в дальнейшем будет привлекаться к энергетической стратегии Евросоюза.

На этом этапе все внимание со стороны ЕС направлено на практические шаги украинской стороны по дальнейшему осуществлению политических и экономических реформ в Украине, соблюдение прав и свобод человека, выполнение СПС и остальных двухсторонних договоренностей. Скорость, с которой Украина может приблизиться к членству в ЕС, будет зависеть прежде всего от способности нашей страны к политическому и экономическому реформированию, адаптации национального законодательства к законодательству ЕС.

Как говорил детский герой капитан Врунгель, «как вы яхту назовете, так она и поплывет». Тем более — какой ты курс этой яхте задашь, туда она и поплывет. Автор статьи в «ЗН» предлагает ездить в Брюссель через Душанбе или Бишкек. Интересный маршрут для искателей приключений. Однако есть и более прямой. Только «комплекс провинциальной неполноценности и порождаемой им фронды» может толкнуть нас на путь отказа от европейского выбора Украины. И только больное воображение может назвать евроинтеграционную внешнюю политику Украины «в глубине своей расистской идеологией». Но, полагаю, это уже вопрос не к нам и не к африканским экономистам и социологам, ссылки на которых содержатся в статье.

Автор публикации, бесспорно, имеет право открыто высказывать собственное мнение, пусть и критическое, тем более что это выступление и является именно примером отсутствия «тотального замалчивания критики», что характеризует избранное страной направление развития. Вне сомнений, такая позиция, как и любая другая, имеет право на существование и на уважение к ее носителю. Эта позиция ценна прежде всего фактом ее обнародования, поскольку именно в условиях активной дискуссии выкристаллизовывается истина. Аналогичные методы, кстати, сейчас использует и Европейский Союз, который, готовясь к расширению и будущему реформированию, предпринял и активно проводит так называемые общеевропейские дебаты о будущем Европы. К ним широко привлекаются все слои европейского общества — от политиков до домохозяек, от школьников до пенсионеров.

Обидно в этом случае одно: сомнения в правильности избранного Украиной направления движения возникли там, где они не должны были бы возникнуть, — у представителя научно-исследовательских кругов, которые априори должны быть наиболее передовыми и прогрессивно мыслящими в каждом обществе. Кроме того, автору, бесспорно, известно, что «промежуточные результаты» любого процесса не всегда бывают однозначно положительными, а реализация не просто серьезной задачи, а стратегической цели не может быть простой. Наоборот, такие процессы, предусматривающие коренную трансформацию, всегда очень сложны и мучительны.

Общеизвестная мудрость утверждает: дорогу одолеет только идущий. Украина свой выбор уже сделала. Именно поэтому сегодня нашей задачей должно быть не внимательное всматривание «в конец тоннеля» с мыслями о том, что нас там ожидает — тупик, вожделенная цель или свет, который может оказаться огнями приближающегося поезда. Размышлять и просчитывать все эти варианты следовало на этапе принятия решения и выработки стратегии его реализации. Имея четкие критерии достижения поставленной цели — ассоциированного, а со временем и полноправного членства в Евросоюзе, — Украина сегодня должна засучить рукава и упорно трудиться над проведением внутренних реформ, поскольку только они — залог достижения уже не промежуточных, а конечных результатов, а также того, что эти результаты будут положительными.

И последнее. Вне сомнений, корректировать отдельные тактические аспекты в процессе движения — вещь полезная и даже необходимая, однако данная корректировка вовсе не должна затрагивать вопросы стратегии. Поскольку это всегда приводит к шараханьям в разные стороны и хаосу в мыслях и отстаивании позиций. Именно поэтому, подытоживая сказанное, хотел бы пожелать всем нам больше уверенности в себе и в правильности избранного пути, сил в большой работе, которую нам придется осуществить, а также успехов в достижении уже обозначенной нами важной цели. Поскольку она и впрямь достойна усилий, которые для этого нужно приложить. Так же, как и мы с вами достойны светлого, счастливого и зажиточного будущего, ожидающего нас впереди.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно