Молочный коктейль

19 июня, 2009, 15:39 Распечатать

В отношениях Москвы и Минска всегда хватало проблем. Но в последние недели эти трещины на колоссе союзного государства становятся все более зримыми.

В отношениях Москвы и Минска всегда хватало проблем. Но в последние недели эти трещины на колоссе союзного государства становятся все более зримыми. Дело дошло до того, что белорусское руководство решило бойкотировать проходивший в российской столице саммит Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ), связав это решение с «молочной войной», начатой Россией. Цена «молочного» вопроса для Минска действительно высока: около 95% экспорта этой белорусской продукции приходится на российский рынок. А чтобы в Кремле не было иллюзий относительно серьезности намерений Минска отстаивать интересы своих товаропроизводителей, Беларусь объявила нелегитимным подписанное в Москве соглашение о создании коллективных сил оперативного реагирования ОДКБ, поскольку оно, дескать, было принято в нарушение принципа консенсуса.

Белорусам удалось нанести болезненный удар по амбициям Москвы. Для Кремля ОДКБ — любимая геополитическая игрушка: трепетно взлелеянная альтернатива НАТО на постсоветском пространстве, военно-политическая организация, где безраздельно доминирует Россия. И если нежелание Ташкента подписать соглашение о создании коллективных сил быстрого реагирования российские политики могут списать на традиционную геополитическую игру узбекского руководства, спустя четыре года после андижанских событий вновь собирающегося дистанцироваться от Кремля, то отказ Минска — иное дело. Ведь Беларусь считается самым близким союзником Москвы, единственным плацдармом России в Восточной Европе.

Ранее, на какой бы низкой отметке ни находились белорусско-российские отношения, кризис не затрагивал военное сотрудничество двух стран. Теперь все по-другому. После демарша Лукашенко под вопросом оказалось проведение белорусско-российских военных учений «Запад-2009» и уж тем более — создание единой региональной системы противовоздушной обороны союзного государства.

Решение Минска демонстративно устраниться от военно-политического проекта Москвы — свидетельство того, что нынешний конфликт куда глубже предыдущих. И разрешение «молочной» проблемы не означает, что конфликт между Беларусью и Россией разрешен: «молочная война» уже переросла в нечто большее. Во всяком случае, белорусы пока не собираются отменять введенный ужесточенный контроль за перемещением грузов на основных белорусско-российских магистралях, который в Минске назвали «симметричным ответом» на действия Москвы. И заговорили о необходимости большего контроля за поставками из России бананов и пива. При этом в Минске замечают, что следующий удар Москва вполне может нанести по экспорту белорусской мясной и рыбной продукции.

Неизвестно, как далеко зайдут белорусское и российское руководство в своих «симметричных ответах». На самом деле проблема заключается не в том, соответствует ли белорусское молоко или мясо российским стандартам. Речь идет о геополитических амбициях Кремля, состоянии российской экономики и, конечно же, выживании режима Александра Лукашенко в условиях экономического кризиса.

Формально нынешний конфликт начался из-за очередного транша российского кредита, который белорусы так и не получили. С обеих сторон прозвучало объяснение этому. И если российский министр финансов Алексей Кудрин публично усомнился в платежеспособности Беларуси, то Минск заявил, что в обмен на кредит Кремль требовал признать независимость Южной Осетии и Абхазии. Александр Лукашенко пока не намерен идти на такой демонстративный шаг, поскольку это означало бы новое осложнение в его непростых отношениях с Европейским Союзом и Соединенными Штатами. А ведь с Западом у Беларуси только-только началось сближение, результатом которого стало в том числе и присоединение Минска к политике «Восточное партнерство».

Между тем для Минска крайне необходимо получить кредит. Не важно — от России или от МВФ и ЕБРР. Ведь на кону — стабильность режима и политическое будущее Александра Лукашенко. Пока белорусский «батька» пользуется популярностью в стране. Но эта поддержка во многом вызвана кажущейся стабильной экономической ситуацией, которая обеспечивалась за счет правительственных дотаций и относительно недорогого российского газа. Сегодня же Минску катастрофически не хватает средств для поддержки предприятий, производящих неконкурентоспособную продукцию. Но и Москва сегодня не может дотировать белорусскую экономику: из-за кризиса Россия сама испытывает серьезные проблемы. А в подобной ситуации каждый думает больше о себе, чем о своем союзнике.

Потому Кремль вынужден прибегать к протекционистским мерам, защищая российских товаропроизводителей и закрывая свой внутренний рынок для партнеров из союзного государства. И в Москве, возможно, даже рады конфронтации с Минском, поскольку появляется благовидный предлог не предоставлять миллионы, столь необходимые самой российской экономике. Но Кремль также не намерен выпускать из сферы своего влияния партнера по союзному государству. И потому начинает активно использовать традиционный рычаг давления — цену на российский газ. А этот вопрос для Лукашенко в условиях кризиса особенно чувствителен: даже в лучшие времена при высоких ценах на энергоносители выживаемость белорусской экономической модели была сомнительна.

«Газпром» уже потребовал от «Белтрансгаза» погасить задолженность в сумме более 230 млн. долл. за поставленный в январе—апреле газ. Эта сумма представляет собой разницу в контрактной цене поставок за январь—апрель и фактически проведенной оплатой с белорусской стороны. Дело в том, что в соответствии с устной договоренностью руководителей двух стран Беларусь в первом квартале 2009 года оплачивала газ из расчета 150 долл. за тысячу куб. м при контрактной цене 210 долл. на этот период. Но юридически эти договоренности никак оформлены не были. И теперь Минск поставлен в довольно сложные условия. Впрочем, даже в этих условиях белорусы пытаются вести свою крупную игру: в дни противостояния с Кремлем Александр Лукашенко отправился с визитом в Туркменистан, где среди прочего разговаривал с Гурбангулы Бердымухаммедовым о будущих газовых проектах.

И здесь неважно, насколько реалистичны эти проекты: в дипломатическом покере нужно уметь блефовать. Тот же Лукашенко долгие годы играл на противоречиях между Западом и Россией, демонстрируя готовность сблизиться с Брюсселем, чтобы занять более выгодную позицию на переговорах с Москвой. И очень часто это срабатывало. Но непостоянство белорусского партнера не может не раздражать Кремль, серьезно влияющий на экономику Беларуси. И не исключено, что там вновь вернулись к идее сделать ставку на нового белорусского президента. Во всяком случае, некий высокопоставленный сотрудник администрации Дмитрия Медведева, комментируя российскому «Коммерсанту» ситуацию с бойкотом Александром Лукашенко саммита ОДКБ, заявил, что «у нас нет особого расстройства по поводу поведения Белоруссии. Видимо, кое-кому просто надоело быть президентом этой страны». Однако возможности Кремля не стоит преувеличивать. Да и в Беларуси пока нет политика, который способен на равных конкурировать с Александром Лукашенко. Ни в числе оппозиции, ни среди его ближайшего окружения. А «батька» пока не собирается менять свою давно выбранную манеру игры, шантажом добиваясь от Москвы очередных уступок и дотаций. Равно как и Кремль не собирается отступать от своих амбициозных планов по приватизации белорусских предприятий. А это означает, что мы станем свидетелями новых белорусско-российских конфликтов.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно