Ливийский пирог

18 апреля, 2008, 16:26 Распечатать Выпуск №15, 18 апреля-25 апреля

О перспективах ливийского рынка в Украине говорят уже много лет. Никто не сомневается, что в «севе...

О перспективах ливийского рынка в Украине говорят уже много лет. Никто не сомневается, что в «северные ворота» Африки нужно входить и не останавливаться на достигнутом, а продолжать экономическую экспансию с этого плацдарма на весь Черный континент. Только вот, глядя на нынешнюю ситуацию, создается впечатление, что мы до сих пор топчемся на пороге североафриканских ворот. В то время, когда пора было бы уже говорить о достигнутых результатах, президент Украины Виктор Ющенко, посетив Триполи, только напоминает о мощном потенциале взаимовыгодного сотрудничества в сфере нефтедобычи, АПК, самолетостроения, ВТС и т.д.

Первый вопрос, который возникает, почему потенциал остается потенциалом и может ли он воплотиться в реальные цифры товарооборота? А может, Ливия так и останется для Украины перспективным рынком и мы будем только во сне видеть украинские нефтяные вышки в ливийской пустыне?

Для понимания картины необходимо взглянуть в недалекое прошлое, когда волею судьбы и усилиями украинских дипломатов в октябре 2003 года Ливию посетил тогдашний президент Украины Леонид Кучма. Время для визита было выбрано как нельзя лучше: буквально за месяц до того в отношении Джамахирии были полностью сняты международные санкции и страна открылась для полноценного сотрудничества. Хотя при этом не запрещалось развивать отношения с Ливией в «гражданских» сферах, немногие решались на этот шаг. Ведь против страны одновременно действовали экономические санкции со стороны США, записавших Джамахирию в черный список государств — спонсоров терроризма. Пытаясь реализовать видимые невооруженным взглядом перспективы ливийского рынка, можно было легко попасть в немилость Вашингтона.

Однако уже в декабре того же 2003 года Ливия вдруг неожиданно объявила об отказе от реализации программ создания оружия массового поражения и согласилась принять соответствующие международные инспекции. Это разморозило конфронтацию Триполи с Белым домом, длившуюся около 25 лет. Вашингтон уже не только не выступал против сотрудничества с Ливией, но и стал его активно налаживать. Более того, Ливия из страны-изгоя превратилась в пример для подражания. Джордж Буш гордо заявлял, что если бы не американская военная кампания в Ираке, Ливия никогда бы не стала на путь истинный и не отказалась от разработки ОМП.

Таким образом, глава Украин­ского государства был одним из первых, кто удачно подоспел к аппетитному пирогу ливийского рынка. При этом сложившиеся обстоятельства даже позволили избежать негативной реакции со стороны США. Мировые акулы бизнеса только готовились делить ливийские контракты, а Леонид Кучма уже официально открыл представительство НАК «Нафтогаз України» в Триполи. Тогда же наша компания подписала соглашение о сотрудничестве с Национальной нефтяной корпорацией Ливии, открыв тем самым путь к коммерческим контрактам. Были подписаны контракты с Харьковским государственным авиационным производственным предприятием на поставку ливийской авиакомпании «Эйр Либия» пяти пассажирских АН-140. Киевский государственный авиационный завод «Авиант» получил заказ на четыре «пожарных» АН-32П. Несколько позже Ливия заказала украинским авиаторам один АН-74ТК-300 в бизнес-комплектации и два медсамолета АН-74ТК-200С. Вот так все многообещающе начиналось.

Украина наладила политический диалог на высшем уровне и, что крайне важно в отношении Ливии, получила добро на сотрудничество от лидера ливийской революции Муамара Каддафи раньше других. Говорят, полковник вроде бы еще не утратил интереса к Украине, однако насколько долго это продлится, сказать сложно.

Вопрос еще и в том, как Киев воспользовался форой, полученной на старте. На сегодняшний день можно констатировать, что где-то по неопытности, где-то из-за обычного разгильдяйства, а где-то по не зависящим от нас причинам мы до сих пор топчемся на старте. Нас оттолкнули и вырвались вперед более напористые и сильные игроки. Только за три декады 2004 года Ливию посетили пять лидеров стран «большой восьмерки»: Франции, Великобритании, Италии, Канады и Германии. Конечно же, основной целью всех этих визитов было обсуждение вопросов участия компаний в реализации промышленных проектов в Джамахирии. Сравнивать возможности компаний этих стран с украинскими, пожалуй, нет смысла. Уже в условиях жесткой европейской конкуренции объявил африканскую нефть «стратегическим национальным интересом» и Вашингтон.

Заходя на ливийский рынок до того, как этим активно занялся Запад, Украина понимала, что при тех обстоятельствах для Триполи политическая поддержка значит гораздо больше экономических приоритетов и целесообразности. Понимала, но воспользоваться не успела. НАК «Нафтогаз» без особых проблем получил четыре блока месторождений для проведения полного комплекса работ по разведке, бурению и добыче нефти и газа. Кроме того, ему предложили до 35 процентов от общих объемов добытой нефти, тогда как в мировой практике 15 процентов считается хорошим показателем. Оставалось только дождаться ратификации ливийской стороной соглашения и начать работу. К 2007-му НАК ожидал получить первый баррель ливийской нефти. Но пришел 2004 год — поворотный во внешнеполитическом курсе Ливии. Страна стала открытой и ей уже не за чем было жертвовать экономическими выгодами ради политических целей. Соглашение ратифицировано не было и утратило силу. В то же время Ливия изменила законодательство. Теперь углеводородные месторождения отдаются в разработку исключительно на основе тендеров, только за проведение которых страна получает немалые деньги от участников.

Что же теперь? Виктор Ющенко, вернувшись из Ливии, заявил, что одно из четырех месторождений, которые в 2003 году были выделены Украине и утрачены, возвращается. По словам президента, «Нафтогаз України» будет добывать нефть в Ливии. Многие эксперты в этом отношении настроены менее оптимистично. Основной их аргумент — плачевное финансовое состояние НАКа, для преодоления которого необходимо до пяти лет стабильной прибыльной работы. По некоторым оценкам, общий долг компании достигает 4,5 млрд. долл., а для разработки месторождения нужна не одна сотня миллионов у.е. Поэтому не может сейчас Ливия входить в приоритеты «Нафтогазу». Деньги будут вкладываться по возможности только в те проекты, которые максимально быстро принесут отдачу. Под такую классификацию подпадет Египет, где первую нефть ожидают получить в конце текущего года и под это в бюджете компании планировалось заложить 210 млн. долл.

Ливия, к сожалению, быстрой прибыли НАКу дать не может. Только на геологоразведку нужно минимум пять лет. Таким образом, в лучшем случае, если на следующий год в бюджете компании заложат пару сотен миллионов долларов и работа начнется, к середине следующего десятилетия Украина могла бы получить первый баррель ливийской нефти. Но это в том случае, если бы вопрос заключался только в деньгах. Дело ведь еще и в выделении самого месторождения. Как было уже сказано, теперь этот процесс проходит через тендерную систему. Никто просто так отдавать Украине нефтегазоносный блок не будет. Ливийцы рассмотрят просьбу Киева, и если последний не предоставит достаточно интересных гарантий долгосрочного сотрудничества, ему просто предложат принять участие в тендере на общих основаниях. Понятно, что НАК «Нафтогаз» не может составить конкуренцию крупным европейским и американским компаниям. А что Украина может предложить Ливии в качестве подобной гарантии? Скорее всего, ничего. Однако Ливия заинтересована, чтобы такой гарантией стало зерно. Причем Триполи не хочет просто покупать его в Украине. Украинские зернотрейдеры достаточно успешно работают в Ливии и при возможности могли бы увеличить поставки. А ливийцы не хотят зависеть от квот на экспорт, поэтому проталкивают проект «о выделении 100 тысяч га» украинской земли для выращивания пшеницы исключительно для Джамахирии. Это нереально. Государство не может «выделить» землю. Любая компания может ее только арендовать, но эксперты сомневаются, что сейчас в Украине можно найти «свободные» 100 тысяч гектаров земли для выращивания пшеницы.

С украинскими самолетами ситуация несколько иная. «Эйр Либия» отказалась от закупки пяти пассажирских АН-140, якобы по причине отсутствия денег. Однако в мае 2007-го стало известно о выделении ливийскими властями 1,19 млрд. долл. на модернизацию авиапарка двух государственных авиакомпаний страны — «Либиан эйрлайнз» и «Ифри­кия эйруэйз», а также на подготовку пилотов и техников. Ливия уже начала закупать пассажирские «Боин­ги». Планирует приобрести также не менее 12 самолетов «Эрбас» стоимостью 1,8 млрд. долл. Отчасти в этом виноваты и сами украинские самолетостроители. Они серьезно задержали поставку четырех «пожарных» АН-32П, которые ливийцы получили в начале 2006 года. А оплаченные АН-74ТК-300 VIP-класса и два авиагоспиталя АН-74ТК-200С не поставлены до сих пор. По словам информированных источников, проблема заключается в том, что при подписании контракта не были учтены риски и сейчас четко прослеживаются демпинговые признаки. Со времени заключения договора значительно подорожало сырье и комплектующие для самолетов. Из-за этого заложенная цена не соответствует нынешней реальной стоимости авиалайнеров. Осложняет ситуацию тот факт, что АН-74 VIP-класса вроде бы предназначался для самого Муамара Каддафи. Во время визита в Триполи Виктора Ющенко тема самолетов поднималась, и президент заявил, что в четвертом квартале этого года самолет бизнес-класса будет поставлен. На это, по некоторым данным, будет необходимо еще 5–6 млн. долл. О дальнейших перспективах в области авиационного сотрудничества между странами можно будет серьезно говорить только после решения вопроса поставки оставшихся трех самолетов.

Безусловно, развивать военно-техническое сотрудничество с Ли­вией для Украины крайне важно. По данным вашингтонского Центра стратегических и международных исследований, на вооружении ливийской армии и в резерве находятся до 2 тысяч танков советского производства, преимущественно Т-72. Их техническое состояние оставляет желать лучшего. Джамахирия проявляет интерес к модернизации этого танка, а Украина может предложить здесь свои услуги. К тому же кроме модернизации украинские предприятия предлагают новые образцы танковой защиты, вооружения, маскировки. Такой комплексный подход увеличивает шансы на успех.

Освоение рынков третьих стран — это тяжелый и кропотливый труд, особенно если хочешь поставлять туда не только сырье, но и высокотехнологическую продукцию. Высочайшая конкуренция граничит там с местными особенностями, без учета которых даже самый лучший товар не может гарантировать успех. Украинский бизнес предпочитает пока идти путем наименьшего сопротивления, и это четко прослеживается в структуре товарооборота. В прошлом году Украина экспортировала в Ливию товаров на сумму 180,4 млн. долл. Из них 80% — металл, 14% — зерно. Глядя на эти цифры, остается говорить только о перспективах, а надо бы о результатах.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно