ЛЕОНИД КРАВЧУК: «МНЕ ЗА ЛИТВИНА СТЫДНО»

17 января, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №2, 17 января-24 января

Итог завершения второй сессии Верховной Рады прозаичен: львиная доля времени, убитого на формирование парламентского большинства, не привела к искомому результату...

Итог завершения второй сессии Верховной Рады прозаичен: львиная доля времени, убитого на формирование парламентского большинства, не привела к искомому результату. На каникулы, которые у народных депутатов продлятся до 4 февраля, «дружественные» фракции, представляющие демократические силы, уходят скорее антагонистами, нежели единомышленниками. По странному стечению обстоятельств, победителей, как, впрочем, и побежденных, в этом затяжном и неравном бою не наблюдается. А ведь могли бы быть! И все чаще в парламентских кулуарах слышится слово «обида». Как кажется со стороны, отсутствие большинства особенное негодование вызвало у силы, которая должна была бы отвечать за контроль над ним, — у СДПУ(о). Об «обидах», которые накипели на душе представителей этой силы, мы решили поговорить с лидером фракции Леонидом Кравчуком.

— Итак, Леонид Макарович, большинство приказало долго жить?

— Я считаю, что сама идея большинства не умерла. Но в связи с тем что частные интересы в свое время были поставлены выше стратегических, оно перестало функционировать. Чтобы не быть голословным, приведу следующий пример. Понятно, какое значение имеет принятие бюджета. И все понимали, как тяжело было вернуть его на доработку, когда закон уже фактически проголосовали. Но большинством было принято такое решение. Возникла еще одна проблема: надо принять четыре закона, которые будут способствовать наполнению бюджета. Могло принять большинство и эти документы? Безусловно. Причем в любом формате – бюллетенями, голосованием… Мы готовы были принять бюджет в целом и отвечать за его реализацию. Но вдруг появилась идея, что нужно якобы разблокировать работу парламента. И решили отменить постановления по перераспределению парламентских комитетов и таким образом развалили парламентское большинство.

— Тем не менее парламент в последнее время нормально функционировал и без оформленного большинства, принимая законы…

— Да, каждый день выносили на обсуждение и принимали целый ряд социальных документов – о повышении зарплат, льготах, индексации… Все эти вопросы несут дополнительную нагрузку на бюджет. Что произойдет осенью? Всем уже понятно, что бюджет этого не выдержит. Кто будет крайним? Правительство. Если выплата зарплат будет задерживаться, оппозиция скажет: мы же к этому правительству отношения не имеем, его сформировало большинство и подписало соглашение о солидарной ответственности.

— Я правильно понял: вы предупреждаете Януковича, чтобы он на осень паковал чемоданы?

— Не предупреждаю, а говорю о том, что не вижу, как эти проблемы можно решить. Если бы существовало большинство, были согласованы действия, можно было бы садиться вместе и определять: эти законы следует принимать, а эти нет. И не потому, что мы против народа и повышения зарплаты. А потому, что мы не хотим быть посмешищем, когда решение принято, но не выполняется.

Из этой ситуации видится только один выход — принятие закона о большинстве и оппозиции, где необходимо выписать соответствующие полномочия и начинать работать по-новому на цивилизованной основе.

— Вы можете сказать, кто причастен к развалу большинства?

— Я считаю, что руководство Верховной Рады не сделало все, от него зависящее, чтобы создать действующее большинство.

— Руководство парламента – это Владимир Литвин?

— Да, это Литвин. Вот пример. Утром у Литвина собираются председатели фракций большинства, о чем-то договариваются. Потом идут на согласительный совет. Его спрашивают: зачем собиралось большинство? Литвин отвечает: «Это была частная встреча». Неужели встреча спикера с председателями девяти фракций — это частная встреча?

Если бы Литвин выступил и сказал, что берет на себя лидерство в большинстве и хочет, чтобы это большинство работало, если бы он думал, как его восстановить, все было бы по-другому. По большому счету, это ж не Литвину надо. Парламент уже десять лет работает на ситуативных принципах: сегодня повезло – приняли закон, завтра не повезло – не приняли. Так быть не должно. Сегодня приняли хороший закон, а завтра примут два других, которые уничтожат все то хорошее, что наработали раньше. Большинство необходимо для цивилизованной работы.

— Возможно, Литвин некоторым образом перестраховался, идя на отмену постановлений о перераспределении парламентских комитетов 17 декабря, поскольку знал, что за его отставку в СДПУ(о) собираются подписи…

— Это все ложь! Я даже знаю, что, к моему глубокому сожалению, Литвин сам говорил заместителю председателя ВР, будто Кравчук собирает подписи. Мне стыдно за Литвина. Потому что первый Президент Украины Кравчук никогда не опустится до того, чтобы собирать подписи против него. Во-первых, вы ведь помните, я предлагал кандидатуру Литвина на должность спикера.

Во-вторых, даже когда собирали подписи против Мороза, потом против Ткаченко, я свою не поставил. Если бы сегодня против Литвина собрали 225 подписей и моя была бы решающей, я бы все равно на это не пошел. Не потому, что я его сильно ценю. Еще раз повторюсь – это ниже моего достоинства.

— В принципе, от одной подписи мало что зависит. Их могут ставить другие…

— СДПУ(о) никогда не поднимала вопрос об отставке Литвина. Мы ведь понимаем: отставка президиума – это отставка и нашего вице-спикера Зинченко. Разве эту логику трудно понять?

— По-вашему, спикер ведет собственную игру?

— Я знаю Литвина давно, поскольку он был лектором отдела пропаганды и агитации ЦК, который я в то время возглавлял. У меня раньше были некоторые сомнения, сможет ли человек, который не был ни в одном составе парламента, руководить процессом. Но он быстро этому научился. Однако ему не хватает политического мужества. Если бы на встрече лидеров фракций большинства с Президентом он сказал: «Леонид Данилович, я считаю, что это большинство создавать не надо» и привел свои аргументы, к нему вопросов бы не было. Это называется позиция. Но если он идет в Мариинский дворец, подписывает соглашение с правительством о солидарной ответственности, а потом делает так, что это большинство разваливается, я этого не воспринимаю. «Среди тут и между там» быть нельзя. Началась игра: вроде он с большинством, но членом большинства не является и им не занимается. При этом говорит: «Я над большинством». Тогда нужно было никого не ревновать к лидерству в большинстве и дать возможность Карпову спокойно выполнять обязанности координатора…

— Вы можете назвать истинную причину, почему Александр Карпов сложил с себя полномочия координатора парламентского большинства?

— Все просто: Карпов не смог найти общего языка с Литвином и был фактически выставлен из кабинета. Координатор парламентского большинства не должен выпихиваться, извините, ногой…

— В кулуарах говорят, что СДПУ(о) может пополниться депутатами из НДП, тем же Карповым. Насколько данная информация отвечает действительности?

— Впервые об этом слышу. Пока никто о переходе из фракции НДП мне не говорил. Хотя все может быть, я же не зарекаюсь. Вот от нас уходит Волков. Он захотел — и ушел. И я не делаю из этого трагедии. Просто человек, который возглавлял фракцию, партию, был «директором» большинства, всегда будет рваться наверх. Такая его природа. Что касается политического поведения Волкова, это его личное дело. За амбиции я не отвечаю.

— Как вы считаете, возможно ли переформирование большинства? Может ведь такое произойти, что этим опять займется «Наша Украина», вследствие чего СДПУ(о) останется не у дел?

— Все возможно. Но «Нашей Украине» нужно определиться, с кем она будет. Ранее Ющенко искал союзников с разными идеологиями. И все это делалось из неприязни к СДПУ(о). Ющенко при всей его корректности не может сдерживать эмоции при упоминании о Медведчуке. А это нужно делать, ведь он пришел в политику, а не на свидание.

Оппозиционные силы объединила нелюбовь к власти, желание ее поменять. Но как только начнется формирование власти, они разбегутся в зависимости от политических установок и интересов. Вместо того, чтобы Ющенко вместе с нами формировал большинство (а ведь наши глобальные стратегические цели совпадают, и в прошлом парламенте с Рухами мы по 90% вопросов голосовали вместе), он так и не смог преодолеть неприязнь к СДПУ(о) и Медведчуку лично.

Корни этого конфликта уходят далеко. Ющенко считает, что главным инициатором его отставки с должности премьера была фракция СДПУ(о). У Медведчука есть основание считать, что главным инициатором его отставки с поста первого вице-спикера был Ющенко.

Теперь «Наша Украина» заявляет: дескать, давление на членов фракции со стороны правоохранительных органов, — это тоже указание Медведчука. В нашей фракции человек на пять тоже оказывают давление, и они просят у меня как руководителя фракции защиты. Так это, наверное, хорошо, что у нас правоохранительные органы (и в первую очередь генпрокурор) поднимаются до такого уровня, что они одинаково относятся к депутатам, независимо от их партийной и фракционной принадлежности…

— Видимо, поэтому СДПУ(о) с таким трепетом собирала подписи за отставку генпрокурора Пискуна?

— Опять ложь. Мы голосовали за утверждение генерального прокурора. И будем его поддерживать в желании навести порядок в Украине. То, о чем вы говорите, — это были подписи за отчет генпрокурора. А отчет и отставка — разные вещи. Потом же все преподнесли так, что, мол, идет подготовка к отставке прокурора. Кстати, мы этот документ отозвали.

— Общеизвестно, что с избранием Виктора Януковича премьер-министром обострились конфликты внутри большинства. Как по-вашему, почему существует противостояние между СДПУ(о) и «донецкими»?

— Я могу лишь подтвердить то, что пока к серьезному согласованию отношений не подошли. Если Янукович имеет цели на будущее в Украине, то он должен понимать, что на противостояниях ничего хорошего построить невозможно. В Украине действует много группировок — есть киевская, донецкая, днепропетровская, харьковская и т.д. Если не найти согласование этих интересов, а демонстрировать только силу, — это не политика. Это называется базар.

Я знаю Януковича давно как достаточно трезвого человека, который сумел навести порядок в чрезвычайно сложном регионе. И он может это сделать в масштабах страны, если у него будет хорошее окружение, которое будет думать об Украине, а не только о «Регионах Украины».

— Интересы киевской и донецкой группировок разве могут когда-нибудь совпасть?

— Не надо, чтобы они совпадали. Их нужно просто согласовать. И это возможно. Когда людям прозрачно объяснить, какое они место занимают, на что претендуют, какая у них есть перспектива, это нормально…

— Но ведь Янукович пытается работать практически со всеми силами в парламенте, а не только с представителями большинства. И это намного перспективнее…

— Весь парламент — это не стабильная сила. Как только начнется президентская кампания, вы увидите, как поведут себя те, кто сейчас якобы поддерживает правительство. И большинство должно было стать этой стабильной силой. Кстати, премьер первоначально был «за». Но его уговорили разблокировать работу парламента. Видимо, посулили большую поддержку. Но не будет этой поддержки. Потому что разные силы в парламенте, и у них разные интересы. Если Ющенко пойдет в президенты (а он пойдет), то ни при каких обстоятельствах не будет поддерживать Януковича!

— А Медведчук будет?

— Вы имеете в виду, если Янукович пойдет в президенты? Если власть выдвинет одного кандидата (а я на это надеюсь) и если таким кандидатом будет Янукович, то мы его поддержим. Если же власть выдвинет не одного кандидата, а двух, тогда интересы, конечно, разделятся. Но я надеюсь, что это будет один кандидат…

—…и его будут звать Виктор Владимирович…

— Я хочу, чтобы происходило согласование интересов, в данном случае — относительно Медведчука. Если соберутся региональные силы — донецкая, днепропетровская, харьковская — и скажут: «Мы бы хотели видеть Медведчука» и Президент скажет: «Я бы хотел видеть Медведчука», конечно, я был бы доволен. Но если этого не произойдет, мы будем считаться с ситуацией.

— Вероятнее всего, Президент для своего выбора желает услышать заверения в получении определенных гарантий. СДПУ(о) готова их ему предоставить?

— Никто не может об этом голословно заявлять. Должен быть принят соответствующий закон о гарантиях. И мы готовы его поддержать. Мне известно, что проект уже готовится, мы будем его вносить. Потому что такой закон нужен. И речь не идет о гарантиях Президенту Кучме, речь идет о гарантиях главе государства, кто бы им ни был…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно