ЛЕОНИД КОСАКОВСКИЙ: «Я НЕ МОГ СОГЛАСИТЬСЯ

19 апреля, 1996, 00:00 Распечатать

С НЕУВАЖИТЕЛЬНЫМ ОТНОШЕНИЕМ К КИЕВУ И КИЕВЛЯНАМ» Информация о состоявшейся встрече Президента страны с главами администраций районов Киева и руководством горадминистрации продолжает активно обсуждаться в печати...

С НЕУВАЖИТЕЛЬНЫМ ОТНОШЕНИЕМ К КИЕВУ

И КИЕВЛЯНАМ»

Информация о состоявшейся встрече Президента страны с главами администраций районов Киева и руководством горадминистрации продолжает активно обсуждаться в печати. Причем уровень накала многих публикаций не уступает эмоциональности выступления самого киевского мэра Л.Косаковского по местному телеканалу сразу после упомянутой встречи. Но вот прошла неделя, страсти несколько улеглись, и, значит, самое время попытаться выяснить у председателя Киевсовета: что заставило его - всегда уравновешенного и законопослушного - выступить «с открытым забралом»?

- Леонид Григорьевич, объясните, пожалуйста, какова природа этого конфликта?

- Я не думаю, что это можно назвать конфликтом. Это просто некоторые проявления разного понимания статуса столицы и столичной городской власти. Этот процесс прошел полную эволюцию. Мы помним, как было в те времена, которые мы именуем застойными. Видим, как было уже во время независимости и сегодня. К сожалению, динамика - не в нашу пользу. С приобретением нашим государством независимости роль столицы не повысилась, а наоборот, и органы городской власти постоянно ощущают на себе попытки устранить их от решения проблем и свести их полномочия лишь к представительским, чисто символическим функциям и возможностям. Сегодня эти тенденции достигли уже определенного предела, поскольку совпали с конституционным процессом, определением статуса Киева через Конституцию. Многие понимают, что дальше законотворчество будет исходить из Конституции и то, что в ней будет сформулировано, устранить другими законами уже не удастся. Я думаю, что природа некоторых происходящих сегодня вокруг столицы коллизий, по большому счету, связана именно с этим. Главное отличие нашей позиции от позиции некоторых центральных органов власти заключается в том, что Киев для нас - город, в котором мы живем, кто дольше, кто меньше. Мы отвечаем за то, что передали нам наши предшественники, наши предки. Несем ответственность за то, что творится сегодня в городе, и чувствуем свою ответственность перед потомками. Мы не намерены отсюда никуда уезжать, мы собираемся здесь жить и должны все делать для того, чтобы этот город был не только местом пребывания государственных учреждений, но в первую очередь городом, в котором живут люди.

Почему-то иногда забывают, что Киев - это вечный город, такой же, как Рим, Париж, Вена и многие другие города, которые имеют многовековую историю. Это вечная столица, потому что, как учит наша история, даже тогда, когда Киев формально не являлся столицей, он все равно был главным городом нашего государства и за Киев всегда боролись. Об этом не следует забывать, потому что это наибольший культурный, научный, промышленный и сегодня, безусловно, административный центр. То есть, это главный город нашего государства. Это первая и главная, по-моему, причина.

Далее, мне кажется, что сегодня делаются попытки установить контроль над Киевом со стороны различных политических, деловых кругов и тех, кто за ними стоит. Сегодня многое в нашей жизни, в том числе и в политической, взаимосвязано, идет взаимопроникновение, и, к сожалению, эта цепочка прослеживается вплоть до криминальных группировок, которые также имеют свой определенный интерес. После выборов мэра и новой городской власти эти процессы некоторым образом обострились, потому что мы начали занимать более независимую позицию. С апреля 1994 года, когда киевляне нам доверили власть, я и мои единомышленники пытаемся выполнять свою программу.

Это многим не понравилось, потому что они ставили в предвыборной борьбе на моих оппонентов, ставили по-крупному, по-серьезному. Мы выиграли в этой предвыборной борьбе только благодаря киевлянам, потому что у нас не было таких денег, не было таких возможностей и не было того, что было брошено против нас: даже консультантов из-за рубежа сюда приглашали, а сколько было листовок, плакатов, сколько времени мои оппоненты пребывали на телеэкране! И когда надежды тех, кто ставил на моих оппонентов, не оправдались, безусловно, им нужно было подумать, как исправить ситуацию, потому что были истрачены большие деньги.

Началась травля, попытки устранить эту неугодную городскую власть и поставить свою. В этом, кстати, и заключается истинная природа тех конфликтов, которые, к сожалению, долгое время наблюдались у нас в городском Совете. Потому что проблема Киевсовета - это не внутренняя проблема, а внешняя, проблема влияния: «дирижировали» ведь не из этого дома. Еще одна из причин такого обострения отношений между городской властью и центральными учреждениями - попытки отдельных органов или напрямую, или под влиянием тех факторов, о которых я уже упоминал, взять рычаги управления в Киеве через голову городской власти. Нас это тоже не устраивает, впрочем, как и я не устраиваю кого-то. Поэтому мы сегодня занимаем достаточно принципиальную позицию: не отдаем многие объекты, не выполняем поручения, которые поступают в большом количестве, но абсолютно не отвечают ни интересам Киева, ни интересам киевлян и, главное, - интересам государства. И когда мы открыто говорим, что Киев обкрадывают, грабят и фактически лишают результатов своего труда, то это заканчивается вот такой тривиальной комиссией, которую присылают, чтобы нас приручить, сделать более послушными. Я знаю, что в кулуарах некоторых «высоких» домов давно идут разговоры о том, как бы приструнить этого «ершистого» мэра, как бы сделать городскую власть более податливой.

- Леонид Григорьевич, вообще на политическом небосклоне фигура Косаковского стоит как-то обособленно. Известно, что вы не человек Кучмы, не человек Мороза, не человек Марчука...

- И не человек Кравчука, как меня когда-то пытались записать.

- Вместе с тем, действовать в тех обстоятельствах, которые сейчас сложились, так, как действуете вы, можно, если имеешь крепкие тылы. В то же время известны отношения, которые у вас сложились со многими депутатами Киевсовета. Что все-таки вас вынудило, несмотря на все эти факторы, пойти на конфликт с «высоким Печерском»?

- Действительно, это очень сложные проблемы, потому что я никогда не был чьим-то человеком. Даже в те времена, когда работал в партийных органах, - я уже тогда занимал независимую позицию. Знаю, что она неоднократно была предметом обсуждения на политбюро, в секретариате и что руководство города тогда получило выговор в связи с такой позицией отдельных руководителей районов, в том числе и моей. И ныне я также, независимо от того, кто сегодня в органах власти, имею свою позицию, потому что считаю, что это признак цивилизованного государства, когда мы не служим конкретно какому-то человеку. Есть закон, есть интересы государства, города и людей, и это - самое главное. Быть чьим-то человеком - это требование абсолютно неправильное, если мы идем к цивилизации. Но это не означает, что я по отношению к кому-то обязательно должен быть в оппозиции.

Есть Президент, избранный всем народом, и мы обязаны его уважать и поддерживать, потому что люди дали ему мандат доверия. Это абсолютно нормально. Есть избранный Верховный Совет и исполнительные структуры. Это также надо учитывать. Но я бы хотел, чтобы учитывали и другое: есть также избранный населением города мэр, за которого было отдано 550 тысяч голосов, и есть городская власть, которая абсолютно естественно ставит вопрос о том, чтобы ее точно так же уважали, как она уважает других. Это также признак цивилизованного общества, к которому мы сегодня стремимся, вступив в Совет Европы. Это как раз и есть подоплека тех выводов, которые я сделал, отвечая на ваш первый вопрос.

Я знаю, что в политических и деловых кругах, в прессе обсуждается этот вопрос. Вы же видите, что меня пытаются снять с работы и левые, и правые. Иногда они не понимают, кто за мной стоит. Я абсолютно откровенно отвечаю, что как раз это непонимание и говорит о том, что они еще не доросли до цивилизованной страны, когда за мэром того или иного города в первую очередь стоят его избиратели. Это - главная моя опора, те люди, которые меня избрали, меня поддерживают и для которых я работаю. Если они будут мне доверять, то я смогу исполнять свои обязанности. Если не будут, тогда должен прийти кто-то другой, но это должно происходить законным, цивилизованным и демократическим путем. Поэтому сегодня попытки сделать перестановки, изменить власть или устранить ее, не учитывая позиции избирателей, я думаю, не могут быть даже предметом разговора. Я достаточно критически оцениваю свою работу. В городе есть много проблем, но я не хочу, чтобы закрывали глаза на то, что Киев сегодня является столицей определенного государства с определенным уровнем экономики и на фоне всех неурядиц, которые происходят в государстве, Киев сегодня еще держит марку и нам удается благодаря труду киевлян ежедневно, ежегодно, по крупице, но все-таки улучшать ситуацию, наращивать какие-то наши позиции. И я считаю, что это - самое главное.

- А ощущаете ли вы на себе последствия борьбы между ветвями власти?

- Отголоски, конечно, есть, потому что, к сожалению, снова-таки вносится много субъективного. Это, безусловно, отражается и на нас. Тем более, что все это происходит в Киеве и, конечно, невозможно оставаться в стороне. Главное, в чем это отражается, - то, что мы до сих пор не имеем четко определенного статуса не только города, но в целом органов самоуправления. Посмотрите, сколько раз за последнее время изменялись подходы к формам его организации...

- Да, фасад Киевсовета посечен, как стены «Арсенала», - столько раз менялись вывески...

- И главное, что за всем этим - большие деньги, судьбы людей, постоянная неопределенность служащих. Безусловно, это не может не отражаться на работе. Действительно, есть много проблем и руководителям города нужно уделять больше внимания их решению, а нас, к сожалению, постоянно втягивают в какие-то политические отношения, разборки. Мы должны защищать киевлян от этих влияний. Когда меня избирали, то я был уверен, что я, в первую очередь, - хозяин, администратор, а политик ровно настолько, насколько это необходимо городу. Но реальность такова, что после выборов я постоянно вынужден очень много времени тратить на дела, которые мешают и отвлекают от того, что мы должны сегодня делать. Я даже не говорю о том, что все проблемы с демонстрациями и митингами законодательство не регулирует. Мы должны постоянно думать, как развести все эти потоки, как спасти ситуацию в городе. У нас всегда так: как решать - все, а ответственность ложится на плечи городской власти. И вот такое распределение обязанностей, безусловно, является свидетельством всех этих конфликтов, неопределенности отношений между ветвями власти.

Я недавно был в Любече по приглашению Лиги исторических городов Украины. В следующем году там будет отмечаться 900-летие со дня Любечского съезда князей. Я считаю, что это очень подходящий случай для того, чтобы провести там выездное заседание руководителей ветвей власти. Собрать всех и не отпускать, пока не придут к согласию и не поймут, что от этого зависит судьба государства, что людям сегодня абсолютно все равно, какая будет власть, каким будет распределение обязанностей. Людям необходимо улучшение жизни и решение конкретных проблем. Мы уже надоели им с этими разговорами, и доверие к властным структурам падает настолько стремительно, что я не знаю, когда мы сможем это исправить, если сейчас не сделаем каких-то конкретных шагов на пути экономических преобразований и в решении насущных проблем людей.

- Вы говорите о своем нежелании втягиваться в политику. Но ведь заранее было понятно, что, идя на должность мэра столицы, вы не можете быть неполитиком.

- Мы, наверное, оперируем разными понятиями, терминология разная. Я имел в виду политиканство, все политические страсти, которые сегодня у нас бытуют в обществе. Безусловно, мэр столицы - это политическая фигура, потому что он представляет город и его отношение к органам власти - и государственным, и других регионов, и во внешних отношениях. Это абсолютно взаимосвязанные вещи, потому что они сопряжены с тем, что мы делаем в городе, и работают на город. Когда это превращается в самоцель и когда вместо того, чтобы, например, поднимать Военно-Морские силы, все выступают на митингах, провозглашают лозунги, но никто не едет и не строит там квартиры, то мы этого не делаем. А 80% всей помощи все-таки дает Киев. Я бы делал различие между политиками-прагматиками, к которым отношу себя, и трибунными защитниками государства, национальной идеи, политиками, которые провозглашают тезисы, на этом сделали себе уже хороший капитал и забыли о тех людях, во имя которых они выступают. Как раз городская власть должна демонстрировать такую прагматическую политику, которая направлена на решение конкретных проблем.

Я считаю, что, например, концерт Таисии Повалий намного больше делает для возрождения нашей духовности и нашего национального самосознания, чем пустые заклинания, потому что это - реальное явление в нашей украинской эстраде. Или тот же конкурс Сержа Лифаря. Это те конкретные вещи, из которых складывается какая-то определенная картина. Поэтому я все-таки должен разграничить понятия политики и политиканства, когда это становится самоцелью и люди забывают классические высказывания о том, что политика - это концентрированное выражение экономики. Но, к сожалению, наши политические отношения в обществе еще не имеют цивилизованного характера, у нас нет партий, которые поддерживаются людьми, у нас эти партии не представляют реальных интересов людей. Я думаю, что сегодня это главный недостаток нашего общества. То, что у нас сегодня происходит, мне кажется достаточно несерьезным. Это карликовые партии, которые создаются под конкретного лидера, сами эти партии имеют несколько централизованный характер, и я думаю, что пока что люди будут верить личностям, которые действительно решают их проблемы.

- Некоторые ваши коллеги в крупных городах Украины стремятся выйти за пределы своего региона на широкий политический простор. Вы сознательно ограничиваете себя рамками Киева или на то есть иные причины?

- Я просто стараюсь быть честным и последовательным. Я людям обещал, что если они меня изберут, то я сосредоточусь на деятельности города. Давайте вспомним те же выборы в Верховный Совет, которые были за этот период. Все время меня выдвигали, убеждали, что это крайне необходимо, но я не включался в этот процесс, потому что не понимаю: как можно было бы совмещать эту работу.

- Вы не жалеете, что отказались?

- Если рассуждать с точки зрения сегодняшнего дня, возможно, я по-другому оценил бы эти предложения, потому что в нынешней конкретной ситуации депутатский мандат мне помог бы с точки зрения усиления позиций города и возможности проведения подготовленных нами законов. Если рассуждать с практической точки зрения, то я не вижу возможности раздваиваться, потому что работа мэра занимает, как минимум, 16 часов ежедневно и не позволяет заниматься другими делами. Я столько начал новых дел в городе, их нужно осуществить и вывести на определенный уровень, чтобы ощутить результаты. Поэтому мои ближайшие планы связаны, в первую очередь, с городом Киевом и ради этого стоит работать. Я бы хотел, чтобы вы поняли другое: работа мэра города меня удовлетворяет и у меня нет каких-то потребностей думать о чем-то другом. Если мы с киевлянами решим все наши проблемы, то тогда будем советоваться и браться за что-то другое. Да и потом, вы видели на примере моих предшественников, насколько сложно и опасно для города, когда городская власть политизируется и выполняет чьи-то политические установки.

- Иногда приходится слышать мнение о Косаковском, как о слишком осторожном человеке, действующем по правилу: семь раз отмерь, а на восьмой - дай отрезать другому. Насколько это отвечает действительности?

- По крайней мере «режу» я сам и ни на кого не перекладываю свою ответственность. Я придерживаюсь точки зрения, что это недостойно руководителя - перекладывать свою ответственность на кого-то и подставлять своих подчиненных. Это - моя проблема. Я принимаю решения и уж если подписал, то я за это отвечаю. Безусловно, это достаточно сложная проблема, потому что когда касается такого большого города, то нельзя решать что-то с наскока или исходя из настроения. Поэтому действительно в городской администрации сложился такой подход, что мы очень тщательно обрабатываем документы, никогда не делаем это под влиянием какого-то настроения. Но я думаю, вы сами видите, что если ситуация этого требует, то у меня всегда хватит решительности провести свою линию и отстоять интересы города достаточно жестко. Могу сказать, что я действительно человек рассудительный с точки зрения подготовки решений, всегда готов к диалогу, готов услышать точку зрения своих оппонентов или коллег, но когда это касается уже принятия решения или когда за этим стоят интересы людей и города, то здесь я уже никому спуску не дам. Это не обязательно демонстрировать каждый день. Решительность должна проявляться в конкретных делах.

- Но ведь проблема строительства в столице «пятизвездочных» гостиниц действительно затянулась...

- Понимаете, это та ситуация, когда реальную оценку состояния дел пытаются подменить картинной заботой о городе. Мне кажется странным такой разговор, особенно со стороны тех, кто сам не использовал свои возможности при решении тех или иных вопросов. Я с удивлением прочитал интервью бывшего вице-премьера Владимира Плитина в одной из газет, где он пытался давать оценку городской власти. Ну а почему же этот человек, будучи вице-премьером, имея такое количество предложений, колоссальные полномочия, не решил эту проблему, а, наоборот, довел строительную отрасль до разрушения? Точно так же меня сегодня пытаются оценивать за все 70 лет существования советской власти, всех моих предшественников. Я ни на кого не перекладываю свою ответственность, но хотел бы, чтобы объективно оценивали нашу работу. Разве можно построить в Киеве сеть гостиниц мирового уровня за два-три года? Это просто нереально. С момента избрания мы начали заниматься этим делом. Была разработана и утверждена схема строительства в Киеве. Этому предшествовал анализ существующей сети гостиниц, были проведены исторические исследования расположения отелей, изучены возможности строительства на свободных территориях, реконструкции домов. Это колоссальная работа большого количества людей, которая завершилась принятием такой схемы.

После завершения этого мы начали работу по поиску инвестиций и изыскания возможностей строительства. Это также процесс достаточно длительный, потому что вы знаете отношение многих зарубежных фирм к состоянию дел в нашей экономике. Это проблема не только Киева - в отличие от Москвы он не имеет своей политики в этой отрасли. Поэтому естественно существуют трудности с привлечением средств. Но даже в этих условиях мы смогли продвинуть на реализацию отдельные проекты.

Наконец, после долгих дебатов, которые проходили еще в предыдущем Совете, мы закончили конкурсные рассмотрения по гостинице «Театральной». За это взялась одна итальянская фирма, которая обязалась закончить пятизвездочный отель на протяжении 18 месяцев. 6 апреля состоялся первый земельный аукцион, из числа тех 15 участков, которые мы решили отдать под отели именно таким образом, через аукционы. Был продан земельный участок на Левом берегу, право на аренду под строительство 4- или 5-звездочного отеля. Я подписал распоряжение по строительству 4-звездочного отеля при участии Печерского района и одной из итальянских фирм на улице Михайловской. Сейчас активно ведутся переговоры с «Хилтон интернешнл». Эта акция имеет поддержку со стороны правительства Великобритании: строительство отеля на базе существующего здания ресторана «Лейпциг». Там прекрасный проект: полностью сохраняется фасадная часть и исторический вид. Мы сможем это сделать, если фирма «Хилтон интернешнл» подпишет документы и мы решим некоторые юридические проблемы с бывшими хозяевами. Я недавно получил от президента этой фирмы письмо, в котором он высказал благодарность городской власти за поддержку, понимание. Они бы очень хотели иметь это место в Киеве. Работаем и по другим участкам. Относительно фирмы «Макулан» вы сами знаете состояние дел. Это была афера. Уже восемь месяцев мы обмениваемся письмами, хотя они обещали еще до марта прошлого года выполнить свои обязательства и внести новый проект по возрождению «Пале-Рояля». Сейчас мы ввели туда своих строителей, на этот год предусмотрено около 200 млрд. крб., и вы видите, что спасаем это здание, этот квартал. Ожидается ряд предложений от других фирм, то есть мы занимаемся этим делом.

Во всей стране нет ни одного пятизвездочного отеля, я бываю во многих областных центрах и вижу, что там вообще нет даже таких отелей, как в Киеве. О чем мы говорим, что есть в столицах Соединенных Штатов или Великобритании? Там же вековые традиции, экономика. Я недаром сказал, что прав у нас - как у обычного города, а требования к нам - как к европейской столице. Действительно, мы можем все эти проблемы решить, но мы не можем постоянно отражать нападки, просьбы. Город должен иметь полномочия проводить финансово-налоговую коммерческую политику, и тогда мы сможем решать все эти проблемы. А у нас сегодня управление внешнеэкономических связей изъяли из подчинения городской власти, земельное управление - изъяли, Фонд государственного имущества - изъяли. Фактически мы утратили рычаги управления в этой сфере, и тем не менее на нас постоянно перекладываются эти дела. В общем, гостиницы в Киеве будут и будет их достаточно, но для этого нужно время, и мы в данном случае покажем пример другим городам и областям Украины в реализации таких проектов.

- Да, пожалуй, с тем, что остается Киеву от всех его доходов, и с теми правами, которые он имеет, сравнивать его с Москвой - не корректно.

- Если бы со стороны органов управления у нас было такое же отношение, как в России к Москве, то мы бы имели намного лучшие результаты. Но даже в этих условиях по некоторым показателям, например по строительству детских садов, мы имеем несколько лучшие позиции, чем в Москве. Правда, мы несколько сократили строительство жилья по сравнению с Москвой. Но это проблема всей Европы, потому что, по статистике Совета Европы, там в прошлом году резко уменьшилось строительство жилья и такая тенденция будет наблюдаться на протяжении ближайших лет, потому что это связано с общими условиями инвестиций, которые также уменьшаются сегодня в целом по Европе. Но, несмотря на это, бюджетную часть, которая финансируется за счет города, мы полностью выполнили.

Я думаю, что эта ситуация улучшится, мы сможем нарастить эти объемы, но еще нужно подумать, сколько нам нужно строить жилья, нужно ли нам строить его миллион метров в год, чтобы мы растили вокруг города фактически города-спутники и имели множество социальных проблем. В первую очередь нужно сосредоточиться на наших очередниках, предоставить возможность тем людям, у которых есть средства, вложить их в строительство жилья, индивидуального дома, кооперативной квартиры, создать им льготы. Это сегодня и делаем, поэтому мы очередников и льготников будем защищать и поддерживать в дальнейшем, а все остальные, в том числе и государственные учреждения, будут строить или улучшать уже за счет собственных возможностей. За эти два-три года мы выйдем на оптимальный уровень строительства в пределах 500-600 тысяч квадратных метров, что позволит нам решить эти проблемы и не накручивать искусственно экспроприационные процессы.

- И в конце, позвольте, такой полусерьезный вопрос: вы не задумывались, почему среди киевских губернаторов, первых секретарей горкома, мэров никогда не было ни одного киевлянина?

- Вы имеете в виду коренного?

- Да.

- Ну если брать по происхождению, то действительно я родился на Виннитчине и живу в Киеве с 1967 года. Я считаю себя настоящим киевлянином и по духу, и по своим устремлениям, по отношению к этому прекрасному городу, но, безусловно, часть моей души осталась на Виннитчине. Я понимаю, это вообще социальная проблема. Город Киев всегда притягивает к себе представителей всех регионов по ряду причин: и на учебу приезжают, и на работу, и было привлечение специалистов многими министерствами, предприятиями, организациями. У нас действительно состав представительства других регионов достаточно интересный. Но мне кажется, что не это главное. Можно жить и год в Киеве, но стать киевлянином по отношению к нему, а можно прожить всю жизнь и не любить своего родного города. Поэтому я думаю, что тут нужно мерить другими мерками. Мне понравилось высказывание мэра Тернополя о том, что для каждого жителя Украины есть два любимых города: свой родной и столица. А для киевлян, безусловно, все это соединяется в одном понятии. Мы должны в первую очередь думать о том, что кем бы ты ни был, какую бы должность ни занимал - если ты приехал и живешь в Киеве, если этот город тебя обогревает, кормит, создает возможность для самовыражения, то ему нужно отвечать такой же любовью, заботиться о нем, потому что город - это живой организм, который развивается по своим законам, он сегодня нуждается в лечении, поддержке, просто в любви и хотя бы уважительном отношении. Вот как раз последнее и послужило причиной того конфликта, как вы сказали, или острого разговора, который произошел на встрече. Я не мог согласиться с таким неуважительным и абсолютно неприемлемым отношением к Киеву и киевлянам. И когда идет речь о таких вещах, то я действительно не должен молчать и не должен никому позволять делать такое, потому что иначе мы не будем уважать сами себя. Пока мы киевляне, не по прописке, а по духу,- все будет хорошо. Чем больше нас таких будет, чем больше мы будем понимать, что мы - одна семья, тем больше у нас будет шансов выжить в этих сложных условиях. Поэтому я делал, делаю и буду делать все для того, чтобы хозяевами в Киеве были киевляне и чтобы наш город процветал.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №24-25, 23 июня-6 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно