Кот в урне

25 сентября, 2009, 16:31 Распечатать

История создания государственного реестра избирателей — наглядная иллюстрация того, как самые п...

Те, кто последние несколько лет дисциплинированно посещал очередные и внеочередные праздники всенародного волеизъявления, видимо, неоднократно становились свидетелями следующей ситуации: посреди избирательного участка возмущенный гражданин проклинает украинскую власть в целом и членов избирательной комиссии в частности. Причина его праведного гнева проста: этот избиратель уже третьи выборы подряд не находит себя в списках, хотя во время предыдущих голосований упрямо писал соответствующие заявления и жалобы. Председатель комиссии беспомощно разводит руками: мол, что я могу поделать, если нам такие списки предоставили рабочие группы по составлению этих самых списков. На участке крики, вопли, в воздухе пахнет скандалом и валерьянкой.

Впрочем, испорченные нервы избирателей и членов комиссий — это еще не все. Наличие «двойников», «мертвых душ» открывает широкое пространство для различных злоупотреблений и манипуляций. Решить все эти проблемы должен Единый государственный реестр избирателей, на создании которого уже не один год настаивают отечественные эксперты и международные наблюдатели. Должен. Но не решит. По крайней мере на ближайших президентских выборах все останется как было.

История создания государственного реестра избирателей — наглядная иллюстрация того, как самые прогрессивные и необходимые инициативы вследствие непрофессиональной реализации и личных интересов переходят в ранг целиком и полностью профанированных.

История болезни

В феврале 2007 года президент Ющенко подписал Закон «О Государственном реестре избирателей», хотя работа над ним началась еще пять лет назад. Из бюджета были выделены необходимые средства. По всей Украине создаются 700 органов ведения реестра, куда нанимаются более двух тысячи сотрудников. Но уже с самого начала процесс формирования госреестра сопровождался скандалами, касавшимися тендера по закупке ЦИКом необходимого программного обеспечения.

Осенью 2007 года тендер так и не состоялся, поскольку его условия обжаловала научно-производственная фирма «Украинские национальные информационные системы», которую возглавляет Светлана Зварич. Главные претензии можно было обобщенно сформулировать следующим образом: условия тендера не обеспечивают создание надлежащей защиты реестра избирателей. Неофициально истцы утверждали, что условия тендера были «выписаны» под одну структуру — корпорацию «Атлас», с которой ЦИК сотрудничает еще со времени создания ИС «Выборы». Иски Светланы Зварич приостановили проведение тендера.

Учитывая то, что все предусмотренные сроки создания реестра были нарушены, ЦИК инициирует принятие Кабмином решения об изменении процедуры закупки: вместо открытых торгов предлагается покупка программного обеспечения у одного участника. 17 апреля правительство принимает соответствующее постановление, а уже спустя несколько недель ЦИК заключает договор с «Атласом». Секретариат президента против этого, и Виктор Ющенко своим указом признает постановление Кабмина неконституционным, а дело передает в Конституционный суд.

Не дожидаясь решения Конституционного суда, ЦИК разрабатывает соответствующее программное обеспечение собственными силами, приобщив к процессу специалистов того же «Атласа». Офис координатора проектов ОБСЕ, который долго ждал, чем закончатся эти непонятные споры, в конце концов передал в органы ведения реестра компьютерную технику для создания соответствующей базы данных.

С более чем годичным опозданием Единый государственный реестр избирателей начал постепенно наполняться, хотя провести качественное первичное наполнение и уточнение за время, оставшееся до выборов, было нереально. Тем более что за основу наполнения реестра были взяты списки образца 2006-го со всеми недостатками, проявившимися в процессе минувших парламентских выборов, в которых не были учтены уточнения, сделанные непосредственно во время выборов 2006-го и 2007 года. Дополнительной искусственной проблемой стал перевод названий улиц на украинский язык (до тех пор во многих городах востока и юга они назывались по-русски). Часто для этого использовали компьютерную программу «Рута». В результате в общем списке появилась масса дополнительных ошибок.

Первичное уточнение реестра засвидетельствовало его настоящее качество

На все упреки скептиков о невозможности в столь краткий срок сформировать нормальный реестр избирателей представители Центральной избирательной комиссии реагировали в стиле: «собаки лают, а караван идет». Как засвидетельствовало первичное уточнение реестра, окончившееся 15 сентября, «караван» если и шел, то очень медленно, постоянно увязая в барханах тендерных скандалов, бюрократических проволочек и традиционной чиновничьей халатности.

И хотя ЦИК победоносно отчитывался о сотнях тысяч «двойников», выявленных в реестре благодаря первичной проверке данных, тот же ЦИК почему-то скромно умолчал, как эти двойники могли туда попасть. И еще одно: компьютерная программа может обнаружить «двойника» лишь при условии, если в кратном включении данных об избирателе абсолютно идентичны все буквы и цифры. Если же хотя бы одна пара букв или цифр не совпадает (а это часто случалось при переводе фамилий или названий улиц), то компьютер идентифицирует «двойников» как разных избирателей. А, скажем, только написание названия улицы «40-річчя Жовтня» может фигурировать в пяти разных вариантах. Кроме того, компьютерная проверка не снимает вопрос наличия «мертвых душ» или включения в реестр тех, кому только исполнилось 18 лет. Тут все нужно было делать «ручками».

Было решено сделать это «ручками» самих избирателей, тем самым переложив на них часть ответственности за провал проекта. Чтобы граждане активно включились в процесс улучшения качества базы данных реестра, Центризбирком для каждого избирателя напечатал «Уведомление о проведении первичного уточнения персональных данных Госреестра избирателей». С распечаткой данных: фамилия, имя, отчество, дата и место рождения, избирательный адрес. В уведомлении избирателю предлагали в случае выявления ошибки обратиться в «свой» отдел ведения государственного реестра с заявлением об ее устранении. О необходимости приобщиться к важному процессу уточнения реестра призывали также телероликами и плакатами, изготовленными на средства ОБСЕ.

Доставить уведомления по адресам избирателей (на избирательные адреса) должна была «Укрпочта». О том, сколь ответственно «Укрпочта» отнеслась к рассылке этих уведомлений, и говорить нечего. Например, в Харькове такие открытки начали поступать только 16 сентября (хотя срок обращений по поводу неточностей в реестре истек еще 15 сентября). А десятки таких уведомлений разбросанных в подъездах, добавили забот не органам ведения реестра, а дворникам многоэтажек. По оценкам КИУ, до 20% избирателей получили весточку от ЦИК несвоевременно или не получили вообще.

Но даже тот, кто получил и видел неточные данные в реестре, не спешил об этих неточностях сигнализировать. Сказалась общая апатия граждан в вопросах политики и избирательных процессов, а кто-то просто устал в очередной раз писать соответствующие жалобы, чтобы потом опять не обнаружить себя в списках. Для жителей сел обращение в орган ведения реестра означало затраты средств и времени на посещение районного центра. Если же кто-то и посещал райцентр в выходной день, то на двери с табличкой «Орган ведения единого государственного реестра избирателей» мог увидеть замок.

И хотя в больших городах возле органов ведения реестра можно было увидеть очереди из активных и сознательных избирателей, количество обращений не превышало 1—2% от общего количества лиц, включенных в реестр.

Между тем первичная проверка показала: качество реестра избирателей ничуть не лучше, чем качество общих списков избирателей в ходе всех предыдущих выборов, а иногда даже хуже. Неточностей же местами фиксируется до 30%.

Более того, иногда активность органов ведения реестра пошла вообще «не во благо». Свежий пример: 20 сентября состоялись повторные выборы городского головы Лисичанска в Луганской области. Списки избирателей там составлялись уже на основании данных госреестра. По представлению распорядителя реестра, из предыдущих списков были изъяты 2,5 тысячи фамилий якобы «двойников» и «мертвых душ». А в день голосования выяснилось, что из-за этого не смогли проголосовать несколько десятков людей, которые ранее в списках избирателей были.

Учитывая сложившуюся ситуацию, начали звучать предложения продлить уточнение реестра избирателей самими избирателями вплоть до Нового года. Но вряд ли такая инициатива кардинально что-либо изменит. Опыт предыдущих избирательных кампаний свидетельствует: даже тогда, когда на проверку списков было выделено четыре месяца, возможностью обнаружить и устранить неточности воспользовалось не более пяти процентов граждан. А если пофантазировать и предположить, что все, кто найдет неточности в реестре избирателей, вдруг решат обратиться в соответствующие органы ведения реестра, то те просто физически не смогут обработать все заявления до начала выборов.

Некачественный реестр как оправдание фальсификаций

И хотя в катастрофическом качестве реестра меньше всего политического подтекста, эта ситуация уже дала повод для спекуляций политикам всех мастей. О подготовке возможных фальсификаций путем использования госреестра успели заявить как далекий от этой темы регионал Александр Ефремов, так и, казалось бы, адекватный в комментариях на указанную тему литвиновец Олег Зарубинский. При этом никто не желает учесть то, что реестр одинаково плох во всех регионах Украины, и от этого одинаково пострадают сторонники всех кандидатов. Очевидно, мы еще неоднократно станем свидетелями использования этой темы для обоюдных обвинений.

Но и это еще не все. Именно тем фактом, что реестр избирателей к выборам не готов, авторы изменений в закон о выборах президента и аргументировали новеллу о разрешении комиссиям включать избирателей в списки в день голосования. Возникает вопрос: за что боролись? Ведь реестр для того и создавался, чтобы участковые комиссии имели совершенные списки избирателей, которые не требовали бы никаких изменений в день голосования. Зачем тогда было тратить миллионные средства, время и силы тысяч работников органов ведения реестра, чтобы в конце концов вернуться к ситуации нескольколетней давности, когда в списки в день голосования десятками тысяч включали «і мертвих, і живих, і ненароджених»? И главное: кто будет отвечать за такое положение дел?

Бесспорно, разрешение комиссиям включать избирателей в списки в день голосования даст возможность воспользоваться своим правом на волеизъявление тем гражданам, которые из-за головотяпства государственных служащих по тем или иным причинам не попали в реестр. Но означает ли это, что избиратель, попав в бумажный список на участке, в будущем будет внесен в электронную базу данных реестра? Не означает. Ведь по новой редакции закона о выборах президента право включать избирателя в списки предоставляется сразу четырем органам: органам ведения реестра, окружным избирательным комиссиям, участковым избирательным комиссиям, а также судам. Однако этим законом нечетко определен порядок взаимодействия этих органов, не говоря уже о том, что нормы закона о выборах противоречат нормам закона о государственном реестре избирателей.

Что это означает на практике? А то, например, что один районный судья (как известно, «независимый» и «неподкупный») может под копирку наштамповать решения, позволяющие такому же «независимому» и «неподкупному» избирателю проголосовать сразу на нескольких участках. Поскольку новый закон не определяет порядка и сроков оповещения органов ведения реестра о включении гражданина в списки на одном участке, то о голосовании такого «избирателя» на других участках никто знать не будет, поэтому его внесут в списки и там. На основании решения суда, естественно. А если таких «избирателей» будет не один, а, скажем, целый автобус, который каруселью будет кружить от участка к участку, то это мы уже проходили в 2004-м. Тем более что депутаты на всякий случай «застраховали» потенциальных избирательных туристов: изменениями в Уголовный кодекс Украины предусмотрена ответственность только за «кратное» голосование на одном участке, но там ничего не сказано об ответственности за голосование одного избирателя на нескольких участках.

Соответственно, плохое качество реестра избирателей устраивает всех, кроме самих избирателей, которые снова безрезультатно будут искать себя в списках с одной небольшой, но очень важной для них целью: реализовать свое конституционное право.

Что делать? Независимо от того, будет упразднена в законе норма о внесении в списки в день голосования или нет, следует понимать, что полноценного реестра избирателей во время президентских виборов-2010 не будет. Сейчас необходимо мобилизовать все усилия органов ведения реестра, органов власти, самих граждан для минимизации существующих в реестре неточностей.

А уже после выборов выучить урок и сделать выводы (в частности, и кадровые), чтобы с учетом предыдущего опыта, без истерик и шапкозакидательства подойти к формированию настоящей качественной базы данных избирателей. И, возможно, во время следующих выборов реестр станет тем, чем он и призван быть.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно