Коррупция «самооборонилась» от закона

25 декабря, 2009, 18:43 Распечатать

«Мы должны зарабатывать через платные услуги и благотворительные фонды. Если с 1 января это остановится, милиция будет неэффективно работать, как и другие силовые структуры»...

«Мы должны зарабатывать через платные услуги и благотворительные фонды. Если с 1 января это остановится, милиция будет неэффективно работать, как и другие силовые структуры».

Ю.Луценко, министр МВД, 11.12.2009

23 декабря Верховная Рада доказала всему миру, что коррупция в Украине является частью государственной политики, и потому даже чисто формальную борьбу с коррупцией в Украине проводить строго запрещено.

Парламент отсрочил вступление в силу пакета законов о противодействии и предотвращении коррупции.

Президент Украины Виктор Ющенко теперь должен либо подписать депутатский вердикт, либо наложить вето на законопроект 5398.

В прошлом номере «ЗН» подробно разбирало значение этих законопроектов. Они разрабатывались с 2005 года депутатами всех фракций в соответствии с обязательствами, которые Украина взяла перед Советом Европы и международным антикоррупционным ведомством FATF. И вот 11 июня 2009 года эти законы были приняты и вступали в силу с 1 января 2010 года. Это, по сути, единственный пакет законов за годы независимости, который реально направлен на борьбу с коррупцией и резко повышает уровень контроля за деятельностью государственных служащих.

Главным оружием этой реформы являются прямые нормы закона, предусматривающие обязательное декларирование и обязательную проверку всех доходов и расходов государственных служащих, а также всех членов их семей и лиц, ведущих совместное хозяйство. Закон предусматривает как минимум одну санкцию за предоставление недостоверных сведений в декларации — снятие с должности.

Таким образом, с 1 января компетентные органы получают (пока еще получают) мощный инструмент контроля за всеми государственными служащими. «ЗН» писало, что антикоррупционные законопроекты, разумеется, принимались нашими государственными деятелями не от чистой совести. Просто без сотрудничества с FATF вести финансовые операции за рубежом становится весьма затруднительно. Поэтому депутаты приняли антикоррупционные законопроекты как неизбежное зло. Приняли полгода назад. Но с приближением 1 января в парламенте вдруг нашлась масса лиц, озабоченных теми проблемами, которые закон якобы создает врачам, учителям, а заодно и другим, как вы понимаете, самым коррумпированным слоям государственных служащих.

Да, новый антикоррупционный закон несовершенен во многих деталях, нуждается в доработке, шлифовке и создании механизмов применения. Кто будет проверять декларации у сотен тысяч чиновников и работников бюджетной сферы? Да, нет смысла наказывать совместителей — тех же врачей, бухгалтеров и учителей. Да, требование соответствия цены аренды среднерыночным показателям может внести сумятицу в работу многих государственных ведомств. Но у депутатов были все возможности доработать законопроект и внести необходимые правки еще в этом году.

Тем более что во время принятия закона в июне сего года ни один из этих вопросов на заседании парламента не был признан существенным. Законы прошли детальную проработку в профильном комитете ВР. За полгода после принятия законов депутаты не внесли ни одной поправки, не сделали они этого и 23 декабря. Однако не корысти ради, а токмо волею несчастных малоимущих избирателей депутаты решили перенести вступление закона о противодействии коррупции на День дурака — 1 апреля.

Каковы же реальные мотивы парламента? Кому и почему невыгоден закон?

В условиях выборов оппозиционная Партия регионов кровно не заинтересована в усилении контроля государства за теми категориями служащих, которые входят в состав избирательных комиссий и напрямую влияют на подсчет голосов. В том числе, за бухгалтерами предприятий, которые финансируют кандидатов. Как известно, подкуп и давление на членов избирательных комиссий является главной технологией текущей кампании. Штабы вкладывают средства в фальсификацию протоколов заседаний избирательных комиссий в день голосования. Разумеется, проблемы могут быть у всех кандидатов, но у тех, кто возглавляет исполнительную власть и силовые структуры, этих проблем может быть гораздо меньше, чем у оппонентов… Да и пиар-поводов сколько можно создать!

Куда более мощный мотив для борьбы с законами о противодействии коррупции есть у аппаратов всех наших министерств, ведомств, рад и администраций. Закон запрещает финансирование органов государственной власти через благотворительные и специальные внебюджетные фонды. Не секрет, что такие фонды созданы при каждом государственном учреждении, и добровольные взносы бизнесменов туда составляют миллиарды гривен в год — официальных данных нет, поскольку эти фонды неподотчетны Счетной палате. И не секрет, что спецфонды — официальное прикрытие взяточничества и вымогательства чиновников. Под благим предлогом получения дополнительного финансирования внебюджетные фонды по сути превратились в параллельную неофициальную финансовую систему в государстве. Разумеется, деньги фондов идут на правое дело — на неотложные нужды, которые не покрывает бюджет. Однако сама возможность для бизнесменов выступать официальными спонсорами государственных ведомств вполне логично считается во всем мире коррупцией. Да и в Украине это уже давно является аксиомой, проверенной временем еще с эпохи фонда «Профессионал».

Инициатором законопроекта об отсрочке борьбы с коррупцией стало ведомство, которое (украинский парадокс) уполномочено вести борьбу с коррупцией! Министерство внутренних дел, а точнее, депутат Олег Новиков из фракции «Наша Украина — Народная самооборона», близкий к министру МВД Луценко. Именно голоса части этой формально проправительственной фракции помогли Партии регионов отсрочить действие этого закон — хотя во время их принятия 11 июня фракция «НУ—НС» эти самые документы поддержала. Таким образом, у «НУ—НС» и Юрия Луценко с Виктором Януковичем оказалось общее понимание проблемы коррупции в Украине… Луценко публично критиковал антикоррупционные законы именно за отмену внебюджетных фондов. По словам министра, МВД финансируется только на 25 % от потребности, и без фондов милиция работать не может. Во всей Европе правоохранительные органы работать без спецфондов могут (даже в Албании это запрещено), а в Украине спецфонды МВД, оказывается, вообще основа работы и залог успеха. Возникает вопрос, а почему бы не добиться от премьера, за которую Юрий Витальевич поехал агитировать народ, стопроцентного финансирования МВД?

Если президент подпишет закон, значит, команда нового президента и он сам при вступлении в должность сможет не подавать декларацию о доходах—расходах. Значит, новая власть будет создана на тех же коррупционных основах, что и нынешняя. И тогда очень велика вероятность, что после одной отсрочки антикоррупционных законов последуют и другие — мэрам-то новым тоже захочется формировать команду не под микроскопом — либо смысл закона и практика его применения будут полностью выхолощены. Представитель Парламентской ассамблеи Совета Европы Рената Вольвенд и антикоррупционный уполномоченный Кабмина Юрий Сухов уже заявили, что действия парламента могут серьезно осложнить взаимодействие с международными организациями, координирующими борьбу с международной преступностью. Остается надеяться, что Виктор Ющенко обратит внимание на обращения в его адрес по данному поводу и не поставит подпись под документом, который дискредитирует государство и общество.

И напоследок. Автор решения ВР об отсрочке закона о противодействии коррупции депутат Новиков недавно выступил с заявлением, что в Украине необходимо легализовать проституцию. Частично удалось…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно