Какой будет «Страна РУ»?

29 октября, 2010, 17:53 Распечатать

Многие столичные интеллектуалы, напуганные напором новой власти, сравнивают донецкий стиль управления то с бульдозером, то с катком, то еще с какой-то разрушительной машиной...

Многие столичные интеллектуалы, напуганные напором новой власти, сравнивают донецкий стиль управления то с бульдозером, то с катком, то еще с какой-то разрушительной машиной. Это не совсем так. Потому что это ненадолго. Лично у меня Виктор Янукович еще со времен своего губернаторства вызывает стойкую ассоциацию со сверхчеловеком, выведенным в автоклаве профессором Выбегало. А ведь предупреждали ученого мужа: «Вы программируете стандартного суперэгоцентриста. Он загребет все материальные ценности, до которых сможет дотянуться, а потом свернет пространство, закуклится и остановит время»…

Команда Януковича успокоится, как только построит ту Украину, которую себе представляет. И все. Какой будет эта Украина? За ответом далеко ходить не надо, всего за семьсот километров от Киева. Здесь, в Донецкой области, нынешние донецкие, енакиевские, макеевские кадры больше десяти лет строили свою «региональную Украину». Или, сокращенно, «страну РУ».

«Страна РУ» — это, как обычно и бывает в нашей жизни, представляет собой нечто неоднозначное. Есть там и хорошее, и плохое, и такое, что волосы дыбом становятся. Бывает, что и глаза на лоб лезут.

Прежде всего — это территория победившего двоемыслия. Слова и дела власти настолько разнятся между собой, что это просто перестает удивлять. Можно сказать, уже перестало. Никто и во всей Украине не жужжит по поводу того, что партия крупного капитала использует в своей пропаганде псевдосоциалистическую риторику и борется то за «права рабочего человека», то за «власть советов», сиречь расширение полномочий местного самоуправления. В Донбассе это приобрело настолько гротескный вид, что хочется одновременно плакать, смеяться, повеситься и устроить революцию. Еще можно просто об этом не думать. И вообще не думать. Становится намного проще.

Но не замечать и не думать трудно. Достаточно посмотреть на стоянку возле, скажем, областной прокуратуры, чтобы увидеть: SCM Рината Ахметова на самом-то деле — нищая контора. Среди чиновников так много людей, чей образ жизни явно не вяжется со ставками окладов, что становится грустно и страшно слышать от этих людей речи о социальной справедливости. Когда Донецкий горсовет принял потрясающее антикризисное решение о том, что депутаты в целях экономии народных средств отказываются от права бесплатного проезда в общественном транспорте, автор этих строк две недели высматривал в троллейбусах хоть одного мандатоносца. Не преуспел.

Уповать на то, что власть, наполненная выходцами из этого региона, откажется хоть от малой толики привилегий, бесполезно. «Власть» и «достаток» в их понимании — две грани одного алмаза. Дело даже не в деньгах или дорогих машинах как таковых. Дело в кастовости. Человек, облеченный властью, обязан выделяться из массы «черни». Даже стилем общения. На просителей положено либо кричать («Ходют тут всякие!»), либо обращаться к ним со снисходительной отеческой заботливостью («Вас много, а я один…»).

В тех случаях, когда чиновник сделал то, что обязан, в его глазах читается немой вопрос: «И что мне теперь за это будет?». Если ничего, то и делать зачастую ничего не будет. Чего он, лох, что ли, горбатиться за копеечную зарплату? Зарплата — это гонорар за то, что он каждый день на работу ходит… Во всем Хозяйственном суде Донецкой области, к примеру, есть только один судья, который пять лет ходит в одном пиджаке и ездит на работу трамваем. Как нетрудно догадаться, в своем ведомстве имеет репутацию юродивого.

Чиновничья масса, конечно, неоднородна. И не все из них живут хорошо. Хорошо живут те, кто ведает выделением-согласованием-распределением. Как правило, при каждом учреждении, через которое выделяются деньги на ремонты, строительство или что-то в этом роде, давно сформирован кластер «своих» фирм, занятых освоением бюджетов. И поколебать эту систему никаким борцам с коррупцией пока не удалось. Эти спаянные в симбиозе бюрократы и коммерсанты катаются как сыр в масле. Неплохо себя чувствуют работники контролирующих и правоохранительных органов — настоящие профессионалы всегда могут решить вопрос так, чтобы получить премию за наблюдательность и доложить об «отсутствии состава преступления». В 2005 году исполненные веры в перемены активисты сумели всучить пакет документов о земельных аферах в Донецке лично в руки Ющенко. Думаете, помогло?

Зато чиновники очень любят перерезать ленточки там, где ничего не построили. И получать награды за то, чего не делали. «Донбасс Арену» построили на деньги Рината Ахметова. Зато ордена и почетные звания за это получили разные архитектурные и строительные бюрократы, многие из которых имели к этому более чем опосредованное отношение. «За моральную поддержку», так сказать.

«Потемкинские деревни» — это вообще отдельная песня. Донбассу действительно есть чем похвастать и что показать людям. И в смысле красот природы, и в плане промышленных, технологических, научных и культурных достижений. Только хвастают и показывают люди, чьих заслуг в этом — ну ни на грош.

Перед крупным бизнесом власти полагается ходить на полусогнутых, и эту въевшуюся годами привычку не изжить никакими средствами. В Енакиево местные врачи находили у жителей заболевание, которому даже придумали отдельное название — «пылевой инсульт». Все дело в металлургическом заводе, где очень любили на ночь отключать фильтры, ибо так дешевле. Центр города к утру покрывался ровным слоем сажи и прочей дряни, и люди этим дышали. Городская власть только разводила руками, покуситься на «градообразующее предприятие» для нее было сродни святотатству.

Бизнес в ответ позволяет иногда чиновникам имитировать заботу о народе. То есть перерезать ленточки на объектах социальной инфраструктуры, построенных за деньги крупных финансово-промышленных групп. Хотя никто даже и не пытался подсчитать, что обошлось бы дешевле — вбухать «благотворительные» миллионы в противотуберкулезные и онкологические клиники или должным образом профинансировать мероприятия по защите окружающей среды на меткомбинатах и коксохимзаводах. Больницы, конечно, тоже дело нужное, но то, что такими подарками у власти отбивают любое желание задавать неудобные вопросы, нехорошо. С точки зрения обычной рабоче-крестьянской логики, во всяком случае.

В регионе, откуда происходит такое число законодательных лоббистов «правил игры» в экономике, по меньшей мере половина предприятий работает «в тени», если судить по «дельте» между официально занятым и «экономически активным» населением. Применять по отношению к теневикам оборот «уход от налогообложения» неверно в корне. У них там, в тени, и налогообложение свое. Теневое. Кому, где и по каким схемам работать давно расписано Серьезными Людьми. Все их знают, но делают вид, что не понимают, о ком идет речь.

«Права трудового человека» обеспечиваются своеобразно. Найти работу легко. Найти высокооплачиваемую работу можно. Найти низкооплачиваемую работу с официальным трудоустройством — к бюджетникам иди. Найти высокооплачиваемую работу с официальным трудоустройством — а хрен тебе не мясо?

Один народный депутат, директор частной угольной компании и просто хороший «барин», придумал вообще замечательную штуку. На его предприятии ВСЕ, кроме руководства, работают по временным трудовым контрактам, которые надлежит переоформлять каждые два месяца. И работяги в свои выходные бегают с обходными листами, тряся поджилками: «Возьмут? Не возьмут?». В этом дружном многотысячном коллективе всегда на высоте трудовая дисциплина, корпоративная солидарность и политическая благонадежность! А товарищ так и вовсе нардепом стал, еще и грамоту получил. «За выдающийся вклад в развитие парламентаризма». Во как!

Даже на крупных промпредприятиях «подснежников» и «мертвых душ» в кадровых ведомостях — тьма-тьмущая. А то, что весь офисный планктон трудится, имея легально минимальную зарплату и небольшую прибавку к оной «в конверте» — это само собой подразумевается. Этих умников сейчас развелось знаете сколько? На одного чересчур принципиального менеджера пять кандидатов под воротами стоит.

Многие удивляются, откуда в налоговиках-министрах-чиновниках донецкого происхождения, начиная с Николая Яновича еще на посту главы ГНА, такая ненависть к малому и среднему предпринимательству? На самом деле ничего личного — только бизнес. Вопрос самосохранения даже. Чем меньше людей сможет трудоустроить себя у себя же — тем больше той самой «дешевой квалифицированной рабочей силы», которой наши официальные лица козыряют как одним из факторов инвестиционной привлекательности. Если все будут сами на себя работать, откуда же брать персонал для заводов?

Гражданские права и свободы — что это? Есть два мнения — руководящее и неправильное. И «обратная связь» с гражданами заключается только в том, чтобы убедить их поменять свою точку зрения. Экологи, которые своими пикетами и протестами на некоторое время сумели приостановить вырубку парка, где собирались возвести упомянутую «Донбасс Арену» (и возвели-таки!), удостоились от губернатора Донецкой области Анатолия Близнюка таких эпитетов, что стыдно повторить.

Уровень жизни высок ровно настолько, чтобы можно было с гордостью говорить о «среднестатистическом» достатке в сводках Госкомстата. И ровно настолько, чтобы обеспечить классическое существование «от зарплаты до зарплаты». Все товары и услуги сколько-нибудь приличного качества стоят непомерно дорого, а то, что спускается в массовую торговлю, — откровенная дрянь. И по-другому никак, ибо опять упирается в вопрос кастовости. Хорошее может себе позволить только «реальный пацан» или другой хозяин жизни, а народишко должен знать свое место.

Состояние инфраструктуры «пятнистое». Дороги поддерживаются в приличном состоянии, а вот горячее водоснабжение почти нигде не сохранилось. Потому что по дорогам властители ездят, а вот в домах у них автономные нагреватели установлены.

Демократия и свобода слова не более чем ярлыки. «Демократию по-донецки» сейчас ощущает вся страна. Правящая партия под первым номером, оппозиция выдавлена из выборного процесса, начальники разных рангов скопом вступают в ПР… По-другому не будет. Потому что в Донецке очень любят стабильность и предсказуемость. И если нужному человеку пообещали депутатский мандат, за базар надо отвечать. А значит, результаты голосования должны быть такими, чтобы хватило всем нужным людям мандатов. Это не обсуждается.

Отношение к свободе слова более чем специфическое. Сейчас донецкие журналисты могут хмыкать, когда руководители на пресс-конференциях поучают, как и о чем следует писать. Еще и тычут пальцами в тех, кто пишет не то и не так. Но долго ли хмыкать позволено будет? Вопрос…

Темы языка, культуры и внешних отношений затрагивать не будем. Они не принципиальны, если честно. Для них — не принципиальны. Украинская государственность им будет нужна, но только потому, что хочется быть первым парнем на деревне. «Языковой вопрос» не решится никогда, потому что пропадет классная предвыборная фишка. В искусстве из них мало кто разбирается, поэтому поддерживать и награждать будут тех, кого порекомендуют ответственные за это бюрократы.

Конечно, любой может парировать, что во всей стране творится примерно то же самое. Так о том и речь. Нынешняя власть обеспечит порядок и стабильность. То есть ничего не изменится.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно