IDEX-2009: копий треск и звон булата…

27 февраля, 2009, 16:47 Распечатать

Мир вступил в новый виток активного перевооружения, причем его не остановит даже мировой экономический кризис...

Идею создания на своей территории технологической Мекки Объединенные Арабские Эмираты отстояли даже не по принципу ловкой организации выставки IDEX. Хотя вопрос престижа толкает ОАЭ на лидерство в оборонном производстве в регионе: на IDEX-2009 число местных оборонных компаний выросло до 89, а занятые выставочные площади увеличились почти до половины. Но правда и в том, что к настоящему моменту ОАЭ по реальным расходам на закупки вооружений и военной техники вышли на первое место в регионе, обогнав даже Саудовскую Аравию. Только за период с 2000-го по 2007 годы эта страна закупила импортного оружия на сумму 13,8 млрд. долл., а средние ежегодные покупки оружия в течение нескольких последних лет уверенно превышают 2 млрд. долл. Как тут не вспомнить, что это более чем в полтора раза превышает весь оборонный бюджет Украины на текущий год! И это только чистый оружейный импорт, без учета оборонного заказа собственным фирмам.

При таком подходе не стоит удивляться расширению выставок IDEX как смотровой площадки оборонно-промышленных достижений мирового уровня. В 2009 году по объему площадей сам салон вырос в 1,5 раза, по представительству — приблизительно на 20%. Но среди прочего это отражает еще одну тенденцию: мир вступил в новый виток активного перевооружения, причем его не остановит даже мировой экономический кризис.

Сила сдерживания по-восточному

Не стоит думать, что самые крупные потребители нового оружия из Ближнего Востока (по суммарным затратам этот регион является вторым по уровню оружейного импорта после Юго-Восточной Азии) как ОАЭ, Саудовская Аравия или Кувейт являются весьма воинственными нациями. Более того, рискну усомниться в военном успехе в случае реальной войны этих развращенных богатством и изобилием стран, даже с их великолепным оружием. Но у них своя многофакторная логика военных расходов. Во-первых, это фактор военно-политического сдерживания, который, наряду с бряцанием железом, предусматривает и основательную политическую поддержку крупных игроков на международной арене. Во-вторых, оборонные технологии сегодня еще больше чем когда-либо являют собой сектор двойного назначения. Развивая его, покупатели достигают экономического лидерства, укрепления финансовых возможностей и расширения общего делового партнерства с крупнейшими компаниями мира. Наконец, это предмет национальной гордости, престижа и уверенности, которые передаются от шейхов вниз по цепочке, распространяясь дальше через «заезжий рабочий класс» — пакистанцев, индусов, малазийцев, филиппинцев…

Словно подтверждая указанное выше, прибывший на выставку IDEX военный министр Франции заявил, что в мае на территории ОАЭ появится французская военная база. А уже в первый день работы салона одна из оборонных компа­ний ОАЭ подписала контракт с неназванной компанией из Германии на трансфер немецких технологий производства систем управления вооружением и с такой же, не желающей «светиться» компанией из США, — на получение американских технологий защиты инфраструктуры. Хотя сумма контрактов по меркам арабов не заоблачная — она лишь немного превышает 300 млн. долл., тут отражается вся идеология оружейных закупок. В то время как даже США и РФ на время финансового кризиса решились урезать оборонные расходы, по мнению американских аналитиков, страны Ближнего Востока, даже несмотря на падение цен на нефть со 147 долл. за баррель в прошлогоднем июле до 34 долл. в нынешнем феврале, существенно не снизят закупочные обороты.

Украинские оборонные технологии

На IDEX-2009 Украина в лице госкомпании «Укрспецэкспорт» традиционно продемонстрировала на главном оружейном салоне серию новинок. Впервые представила новые тренажерные системы различного назначения, разработанные — что очень показательно — частным предприятием «Энер­гия-2000». Из достижений этого предприятия, на которые обратили внимание и отечественные, и зарубежные специалисты, — системы моделирования современного двустороннего боя. Для украинской армии, отрабатывающей в рамках мероприятий боевой подготовки преимущественно миротворческие функции типа блокирования, конвоирования и прочего, это направление чрезвычайно важно.

Украинский тренажер ПЗРК
Украинский тренажер ПЗРК
Еще одной новинкой ОПК Украины явилась управляемая ракета «Альта», разработанная ГККБ «Луч» для усиления огневой мощи вертолетов. Это высокоточное оружие планируется интегрировать в боевые вертолеты Ми-24, которые, как ожидается, могут быть модернизированы совместно с Францией, начиная с 2010 года. Надо отдать должное одержимым энтузиастам: благодаря им именно высокоточные средства поражения различного базирования постепенно становятся новой визитной карточкой современной Украины. Это то едва ли не единственное направление новых оружейных разработок, где Украина обошла и Россию, и ряд западных производителей.

Наконец, впервые привезен на обозрение иностранным специалистам и новый бронетранспортер БТР-4 с только что разработанным боевым модулем «Парус». Машина создается Харьковским конструкторским бюро им. Морозова (ХКБМ) по заказу Минобороны Украины и находится на этапе испытаний. Бронетранспортер оснащен новыми высокоточными противотанковыми управляемыми ракетами «Барьер» разработки все того же ГККБ «Луч». По словам генерального конструктора бронетанкостроения Украины и руководителя конструкторского бюро Михаила Борисюка, при разработке машины выдержаны две ключевые тенденции: модульность и вариативность усиления брони. Так, возможна сборка командирских, санитарных или эвакуационно-ремонтных машин. В базовом варианте она уступает основным западным конкурентам разве что по бронепробиваемости. В настоящее время БТР-4 выдерживает фронтальные выстрелы калибра 12,7 мм, тогда как натовский четвертый уровень требует 14,5 мм и способность противостоять осколкам на расстоянии пяти метров от взрыва боеприпасов с 50-килограммовым тротиловым эквивалентом. Но генеральный конструктор уверяет, что имеет в запасе целых пять тонн, которые собирается использовать для встроенной динамической защиты и усиления днища.

М. Борисюк также сообщил, что заказчиком порядка 200 БТР-4, правда, с немецким двигателем Deutz, может стать Македония. Специалисты «Укринмаша», дочернего предприятия ГК «Укрспецэкспорт», успешно продвигают БТР-4 на рынке. Вообще экспортные возможности легкой бронетехники уже подтверждены на практике: модернизированный за оборотные средства ГК «Укрспецэкспорт» БТР-3Е сегодня продается достаточно большими партиями в несколько стран. А потребители из Юго-Восточной Азии находят машину адекватной заявленным характеристикам и довольно комфортной.

Впрочем, одним из новых направлений, которое приходится активно осваивать украинским спецэкспортерам в настоящее время, является поиск финансовых ресурсов за рубежом под реализацию технологических идей перспективных предприятий украинского ОПК. Пожалуй, только это может спасти от полного упадка оборонку, проблемами которой в государстве давно никто не интересуется.

Оружейно-промышленные уроки IDEX-2009

Если же говорить о тенденциях современного этапа развития оружейного рынка, то основные из них могут оказаться поучительными для Украины.

Во-первых, тут давно нет скачкообразно-революционных переходов на системы нового поколения. Практически все новые системы вооружений представляют собой монолитное соединение множества взаимозаменяемых модулей, каждый из которых может развиваться автономно. Модернизация всей системы происходит поэтапно, по мере замены всех модулей: базы, двигателя, вооружения, системы управления, системы защиты и т.д. Но замечено, что общая замена может произойти за четыре-семь лет при совершенствовании наземного вооружения и за 5—10 лет — воздушного, то есть с почти таким же темпом, как и раньше.

Во-вторых, лидеры оружейного рынка заняты усовершенствованием нескольких ключевых элементов — обеспечением жизнестойкости системы и усиления живучести экипажей. Для этого улучшаются системы всевозможной защиты, увеличивается скорость и точность прохождения решений и целеуказаний, уменьшается вес систем оружия, активно применяются новые материалы, системы делают невидимыми и беспилотными (безэкипажными), у них развивается возможность оперировать на сверхдальностях, то есть задолго до обнаружения и противодействия «менее технологическим» противником.

В-третьих, резко подтянулся «второй» эшелон разработчиков и производителей вооружений и военной техники. Если Украина традиционно была в конце первой десятки с колоссальным отрывом от второй, то сегодня такие игроки рынка, как Китай, ЮАР, Турция, Южная Корея, по очень многим направлениям заметно опережают Украину, а Индия, Польша, Чехия, Болгария начали опережать по некоторым позициям. Речь не о потенциале в области инженерных разработок и производства, а о реальном положении вещей в этой области. Для примера: Китай добился экспорта в регион Ближнего Востока своих систем ПВО ближнего радиуса действия (Yitian) и нового плавающего бронетранспортера (VN1). Согласно сообщению Jane’s, покупателями этой техники «стали несколько стран региона, включая Кувейт, Амман и Саудовскую Аравию». Украине о таком не приходится даже мечтать, а создание средства ПВО пока вынашивается лишь в головах разработчиков. То есть китайское оружие уже успешно конкурирует с французским и американским в регионе, где столь переборчивы покупатели! А вот на IDEX-2009 КНР продемонстрировала новую десятизарядную РСЗО AR1A, причем даже в «Рособоронэкспорте» признали, что это собственная работа китайцев, а не копия российского РСЗО «Смерч». Не говоря уже об автоматической спаренной 35-мм скорострельной пушечной системе, — производство скорострельной пушки и боеприпасов к ней является еще одним прожектом современной оружейной Украины.

В-четвертых, дороговизна и сложность современной военной техники вынуждает армии все больше времени уделять тренажерным системам. В подготовке пилотов боевых летательных аппаратов уровень использования тренажеров достиг 50%, а при использовании наземной боевой техники давно превысил 30%. Демонстрация тренажерных систем и симуляторов на IDEX-2009 оказалась едва ли не повсеместной.

В-пятых, все больше стирается грань между военным и полицейским направлениями развития вооружений, военная техника становится все более универсальной, легко изменяемой для целей двойного назначения. Все это обусловило демонстрацию множества образцов нелетального оружия, систем физической защиты человека и машины в экстремальных, а не только в сугубо боевых условиях.

Размышляя порой над цифровыми успехами Украины, можно только удивляться. Действительно, уже второй год подряд объемы украинского оружейного экспорта уверенно переваливают за 1 млрд. долл. И хотя это не прежний доллар, для технологически истощенной Украины такая цифра, без преувеличения, успех.

Объяснений феномена несколько. В ходе гонки вооружений многие страны выбирают постсоветское оружие — эффективное для боя и не очень комфортное для жизни, а потому более дешевое. Когда такое оружие поставляет Россия, Украина часто становится незаменимым партнером. Московские сказки об окончании ВТС с Украиной необходимо тщательно фильтровать: если РФ, к примеру, создала двигатель для крылатых ракет, то наряду с этим российская загрузка около десятка украинских заводов превышает 50% их общих оборотов, заказы другим 10 — 15 заводам составляют от 20 до 30% загрузки их производства. Еще много лет не обойдется соседнее государство без украинских космических предприятий и никогда не откажется от сотрудничества с АНТК им. Антонова. Тут не стоит искать конфронтации: двустороннее ВТС находится под прессингом конфликта элит, оно просто на время ушло в тень. А более 200 млн долл. по оружейным контрактам Украина все еще получает из РФ.

По ряду позиций Украина все еще сильна — благодаря тем же экспортным деньгам. Это созданные в последние годы высокоточные средства поражения, легкая бронетехника, тренажерные системы, средства электронного обнаружения, неоспоримые успехи проектирования самолетов специального назначения и военных кораблей.

Востребованы и некоторые традиционные возможности украинского ОПК. Например, авиационные ракеты «воздух—воздух» или газовые турбины для военных кораблей. На последние замахнулась даже французская DSNC, заключив в 2008 году соглашение о поставках турбин производства николаевского НПКГ «Зоря-Машпроект» в составе французских экспортных кораблей. Популярны и услуги по ремонту и модернизации широкого спектра вооружений и военной техники. Кстати, к концу марта с.г. ожидается подписание контракта одной из дочерних фирм «Укрспецэкспорта» на модернизацию солидного индийского парка военно-транспортных Ан-32. Кроме АНТК им. Антонова, участие в выполнении заказа должны получить ГП «410-й завод гражданской авиации» и КиАЗ «Авиант».

Украинская армия в контексте оружейных перемен

Сразу оговоримся: сегодня армия подошла к тому рубежу, когда всякое реформирование, боевая подготовка любой интенсивности стали бессмысленными — в силу отставания оружия ВСУ на целое поколение от вооружений основных армий мира. Поэтому восстановление обороноспособности страны — это решение задачи обеспечения ВСУ новыми системами ВВТ.

Если ядро украинского ОПК держится за счет экспорта, то армии черпать ресурсы неоткуда. Военным все труднее разбираться с приоритетными разработками. При открытых около полусотни опытно-конструкторских работ и их нулевом финансировании ответственные за этот процесс лица отказываются закрывать ОКР, на которые уже потрачены миллионы. Как, к слову, прекратить разработки новой гидролокации, когда 98 % кораблей украинских ВМС просто «слепы»? Сегодня, говорят они на условиях анонимности, мы уже пожинаем плоды волевого закрытия ранее разрабатываемого оружия. Например, артиллерийских стволов: отечественные наработки позволяли создать те же скорострельные пушки, которые ныне нужны и для бронетранспортеров, и для корветов. В условиях демонстративного отказа России их придется покупать в Швейцарии или во Франции. Но еще хуже обстоит дело с боеприпасами: решив задачу создания технологически более сложных, управляемых боеприпасов, украинская оборонная промышленность не выпустила за годы независимости ни одного боеприпаса. Теперь же то, что находится на складах, на 95 % некондиционное. Порой просто опасно для применения.

Как сказал автору генеральный конструктор ГККБ «Луч» Олег Коростелев, конструкторское бюро готово взяться за разработку неуправляемых боеприпасов для бронетехники. Предварительные расчеты специалистов КБ подтверждают возможности проведения опытно-конструкторских работ по созданию новых кумулятивных и бронебойно-подкалиберных боеприпасов. Так, кумулятивный боеприпас КБ способно создать на основе несколько лет тому назад разработанного высокоточного танкового выстрела «Комбат», но без применения тандемной боеголовки. Таких примеров немало: инженерные решения есть, политическая воля отсутствует.

Но дальше еще хуже. В начале текущего года появились риски заторов в военно-техническом сотрудничестве Украины с западными государствами. Военные не уверены, что получат от правительства средства для очередного транша по подписанному с французами контракту на модернизацию парка боевых вертолетов Ми-24. Вся их надежда связана с мартовским вояжем премьер-министра Ю.Тимошенко в Париж. В оборонном ведомстве уповают на то, что г-же премьеру будет неловко ехать во французскую столицу с невыполненными обязательствами. Ведь после штопора с разработкой военно-транспортного А400М европейцы могли бы подумать о возвращении к Ан-70. Любопытно, что накануне IDEXа председатель комитета по международным делам, обороне и вооруженным силам сената Франции Жосслен де Роан заявил: крах A400M может позволить американским производителям фактически монополизировать этот рынок на 40 лет.

Напомним, что Ан-70, серийное производство которого не двигается уже несколько лет, остается одним из пяти приоритетных программ развития украинских ВВТ. Упомянутый выше цикл рождения нового оружия позволяет с высокой долей достоверности заявить: через пять-восемь лет, независимо от уровня финансирования армии, ВСУ будут оставаться в положении аутсайдера по отношению к армиям развитых стран. Попытаемся ответить, почему.

Начнем с планов модернизации парка истребителей МиГ-29. С самого начала модернизация истребителей (как и любая модернизация) являлась паллиативом. Тем более, это системы не отечественной разработки. Поскольку ни в Генеральном штабе ВСУ, ни в промышленном ведомстве никто еще даже не задумывался о самолетах будущей украинской армии, можно с высокой долей ответственности говорить: вплоть до 2020 года Украина не будет иметь адекватной защиты воздушного пространства с воздуха.

Программа создания национального корвета является скорее крупным политическим проектом, чем изменением уровня обороноспособности. Политика просматривается во всем. Это появление нового украинского корабля в Севастополе, что может стать частью новой украинской символики в Крыму (не военной, безусловно, а идеологической). Это загрузка около трех десятков оборонных заводов. И, наконец, это альтернатива украино-российскому ВТС — первая серьезная работа с западными оборонными компаниями, после которой можно было бы всерьез думать о масштабном ВТС с Европой. В этом смысле переоценить важность проекта сложно. Хотя корвет не изменит уровня обороноспособности армии.

Фактически единственным стратегическим для обороноспособности проектом является создание собственно украинской оперативно-тактической ракеты. Год тому эксперты ЦИАКР уже высказывали опасения, что Украина вряд ли сможет создать собственную ракету с дальностью поражения 300 — 500 км. Сегодня, когда позади ознакомление с эскизным проектом, в способности произвести на свет отечественное детище для неядерного ракетного щита сдерживания сомневаются и многие технические специалисты. Эскизный проект оценен в военном ведомстве как «очень слабый», «несопоставимо дорогой» и «не подтверждающий в расчетах заявленных характеристик». По мнению тех, кто анализировал предварительную работу ГКБ «Южного» (в этом деле, кроме военных, принимали участие несколько десятков ученых), усилия главного ракетного мозга либо давно направлены на сугубо космические темы, преимущественно коммерческие, либо заведомо избраны нереалистичные подходы советского ракетного производства. Последнее может вынудить военно-политическое руководство просто отказаться от проекта и… спасти при этом «инженерное лицо» некогда легендарного КБ. Ибо специалисты никак не могут объяснить многие «странные» решения разработчиков. Как тот же избранный так называемый минометный старт, предназначаемый когда-то специально для ракет на мобильных железнодорожных платформах. Или новая техническая проработка решений по производству контейнеров для ракеты — при существующем заводе с готовыми производственными линиями для решения этой задачи.

Действительно, начиная с 1991 года, днепропетровские ракетостроители не выполнили ни одной работы военного назначения. Но даже если закрыть глаза на все минусы, избранные темпы создания ракеты при сопоставлении их с ресурсными затратами таковы, что и через десять лет страна, которая разрабатывала межконтинентальные баллистические ракеты, не будет обладать собственным ракетным оружием, соответствующим времени. Не вспоминая уже о том, что необходимые для неядерного щита сдерживания 18 многофункциональных ракетных установок окажутся «золотыми» для заказчиков.

Проблемы разработок и производства МФРК тем более обидны, поскольку до конца 2008 года была решена казавшаяся ранее неподъемной задача ракетного двигателя и твердого топлива для него. Пока — под другую разработку — новую авиационную ракету «воздух—воздух». При этом директор департамента разработок и закупок вооружений Минобороны Владимир Грек месяц тому уже заявил, что «вопрос «Грани» — это лакмусовая бумажка для «Сапсана» и для всех остальных ракетных тем. Потому что если мы создадим «Грань», мы создадим и другие ракеты». «Грань» разрабатывается с 1994 года, но, по мнению военных, не потеряла актуальности. Они уверены, что со временем под эту ракету может создаваться и активная головка самонаведения. Таким образом, это может быть первая работа ОПК, которая начнет менять к лучшему ситуацию с обороноспособностью страны.

Наконец есть еще один ракетный проект, важность которого возрастает в геометрической прогрессии по мере увеличения груды проблем с МФРК. Речь о ранее вынашиваемой в Министерстве промышленной политики идее модернизации существующей авиационной ракете «воздух—воздух» под ракету для зенитно-ракетного комплекса. Вернее, если говорить более точно, — о совмещении некоторых ракетных решений ЗРК «Бук» с возможностью адаптации авиационной ракеты «воздух—воздух». Такие инженерные решения не новы. Даже Индия при инженерной помощи России создала несколько версий ракеты BrahMos, одна из которых «поверхность — воздух». Два года назад украинские разработчики предлагали осуществить модернизацию, то есть иметь экспериментальный образец зенитной ракеты, за два года — при ресурсном обеспечении в менее 100 млн. грн. Сегодня мы имеем три потраченных года (даже четыре, если вести отсчет от считавшегося судьбоносным визита в Днепропетровск президента Украины в апреле 2005 года) и потраченные более 100 млн. грн. на несостоятельный эскизный проект.

Всего на ведение с минимальными темпами полусотни тем для армии необходимо около 800 млн. грн. — ресурсы более чем скромные. В идеале к ним надо было бы прибавить еще ежегодные 3 млрд. грн. — на закупки вооружений и военной техники в рамках гособоронзаказа. Предполагается, что оскудевшая и обмельчавшая оборонка больше не освоит. Что в итоге почти на 1 млрд. грн. меньше, чем 25% оборонного бюджета (то есть при сбалансированном бюджете) при его минимальном объеме — в 17,5 млрд. грн. Армию и ОПК можно было бы спасти, если бы кому-то это было выгодно. В украинских оборонно-промышленных кругах даже поговаривают: может, беда в том, что Верховный главнокомандующий вместо того, чтобы вникать и системно заниматься вопросами армии, слишком громко и публично время от времени заявляет о ее проблемах. А премьер, в свою очередь, как правило, игнорирует все, о чем печется президент…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно