ГРУЗИЯ: НЕВЯНУЩИЕ РОЗЫ РЕВОЛЮЦИИ

30 января, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск №4, 30 января-6 февраля

25 января родилась новая Грузия. Избранный всенародно президент страны Михаил Саакашвили начал св...

25 января родилась новая Грузия. Избранный всенародно президент страны Михаил Саакашвили начал свое правление с радикальных шагов в реформировании страны, с бескомпромиссной борьбы против коррупции и… помпезной инаугурации, которая останется в памяти как яркий момент единения лидера со своим народом. Символизм церемонии призван был подчеркнуть — Грузия возвращается к своим корням, истории и национальному единству. Михаил Саакашвили решил начать с чистого листа и многие как в Грузии, так и за ее пределами осознают, что именно от его успеха зависит оправдание надежд и будущее не только кавказской страны, но и судьба грузинского демократического эксперимента.

В одном из интервью Михаил Саакашвили заявил: «Мне лучше умереть, чем не оправдать надежды моего народа». Действительно, большая часть грузин, которые отдали свои голоса за Саакашвили на выборах 4 января, голосовали не за него и не за программу «Национального движения», а за свои надежды на лучшее завтра, за нового человека, который, как им кажется, может воплотить их мечты. Впрочем, часть грузин, голосовавших за Саакашвили, особых иллюзий не питает, вполне отдавая себе отчет в том, что новый лидер пока получил лишь аванс от своего народа, и позже именно с него спросят, на что был потрачен бесценный капитал народного доверия. Очевидно, к этой группе можно отнести и Эдуарда Шеварднадзе, который, проголосовав за Саакашвили 4 января, пожелал новому лидеру — «меньше слов и больше дела». «Миша слишком много на себя берет, и его порвут на части, если он не выполнит того, что обещал», — сказал, со свойственным южанам темпераментом, знакомый грузин в день инаугурации нового президента Грузии. В стране есть и такие, кто уже потирает руки, приговаривая, что новый президент лишь наломает дров и его правление завершится быстро и в общем-то бесславно, хорошо бы без новой революции. Ныне все три точки зрения присутствуют в грузинском обществе, и каждая из них имеет право на существование, пока Саакашвили делает лишь первые шаги.

Михаил Саакашвили ныне подыгрывает настроениям большинства грузин. В своей стране он ведет себя энергично, порой переходя грань между заботой о народе и популизмом. При этом он демонстрирует достаточно жесткий, если не авторитарный стиль правления, который касается прежде всего политических оппонентов. На внешнем рынке Саакашвили подает себя как респектабельного и демократичного политика, радеющего за народ и понимающего, что сам он без помощи извне не сможет справиться со всеми проблемами, которые остались ему в наследство от предыдущего лидера.

На инаугурации президента Грузии не было ни одного главы государства (хотя их приглашали), все больше министры иностранных дел. Этот факт достаточно ясно свидетельствует, что никто из ныне здравствующих лидеров (в первую очередь СНГ) не пожелал бы себе участи Эдуарда Шеварднадзе, и поэтому они решили познакомиться с новым грузинским лидером в другой раз и в менее торжественной обстановке. Украину на тбилисских торжествах представлял министр иностранных дел К.Грищенко. Кстати, в 1999 г. на инаугурации Л.Кучмы Соединенные Штаты были представлены… заместителем министра энергетики, а вот Саакашвили удалось заполучить целого госсекретаря Пауэлла.

Грузинский лидер был приглашен посетить в ближайшее время сразу несколько стран, включая США, Россию, Украину. Однако свой первый зарубежный вояж он совершил в Страсбург и Берлин.

Грузия начинает интеграцию в Европу — об этом Саакашвили заявил с трибуны Парламентской ассамблеи Совета Европы. Его слова вызвали бурю восторженных возгласов. И Совет Европы сделал лидеру Грузии дорогой подарок — отсрочил для его страны сроки выполнения обязательств перед организацией, приняв во внимание экстраординарный характер происшедших перемен. Кстати, украинская делегация проголосовала против этого решения, которое по времени совпало с принятием жесткой резолюции ПАСЕ «О политическом кризисе в Украине». Конечно, можно допустить, что украинские депутаты были чрезвычайно расстроены этим документом, но все же им не стоило забывать, что Украина, присоединившаяся к Совету Европы в ноябре 1995 года (на четыре с половиной года раньше Грузии), сама до сих пор не смогла выполнить всех своих обещаний перед СЕ.

26 января в Брюсселе министры иностранных дел Европейского Союза рассмотрели вопрос о включении Грузии в концепцию «Расширенная Европа» и предоставлении ей статуса соседа ЕС. А летом на стамбульском саммите Североатлантического альянса могут быть определены критерии и, возможно, сроки интеграции Грузии в НАТО.

В выступлении Саакашвили в Страсбурге было важное послание, касающееся непосредственно стран СНГ. Если раньше новый грузинский лидер предостерегал соседей от копирования «революции роз» в своих странах и говорил, что не будет заниматься ее экспортом за рубеж, то в ПАСЕ он расставил несколько иные акценты: «Я верю, что грузинская революция может служить образцом для целого региона, конкретным примером, как народы бывшего Советского Союза могут успешно осуществить мирные и демократические преобразования в своих странах. Успех Грузии будет означать успех всего региона. Однако если Грузия потерпит поражение, мы все должны понимать, что это будет означать провал для всего региона. Именно поэтому мы должны использовать этот шанс сегодня, чтобы изменить судьбы целого региона завтра».

Грузинский лидер из Страсбурга передал привет и своим друзьям в Киеве (причем на украинском языке), полностью подтверждая свою заинтересованность в развитии отношений Грузии и Украины и, в частности, в проекте транспортировки нефти по маршруту Одесса—Броды. По мнению многих экспертов, именно Украина в текущем году будет наиболее активно изучать уроки грузинской бархатной революции, и события последнего времени свидетельствуют, что грузинский опыт заинтересовал как украинские власти, так и оппозицию.

Впрочем, украинцы могут последовать примеру Саакашвили лишь в том случае, если его внутриполитические преобразования будут иметь успех. Пока первые шаги нового лидера Грузии направлены на замену старой власти, создание более эффективного и менее затратного механизма. Уже в ближайшие недели в Грузии должен быть сформирован Кабинет министров, в котором министерства получат более широкие полномочия по наведению порядка. Над госчиновниками и властью в целом, обещает Саакашвили, будет осуществляться строгий надзор со стороны общественности. Наведение порядка, по мнению нового лидера, означает, прежде всего, удар по криминально-олигархическому беспределу и тотальной коррупции, которая пронизала все грузинское общество сверху донизу. По словам Саакашвили, коррупция не является национальной чертой его соплеменников и поэтому будет полностью уничтожена. Как и обещал новоизбранный президент, в минувший четверг он внес в парламент законопроекты по уголовному преследованию коррумпированных чиновников. В частности, будут смягчены требования к следственным процедурам при уголовном преследовании последних и конфискации у них незаконно нажитого имущества.

По словам секретаря Совета национальной безопасности Грузии Вано Мерабишвили, отныне болезнь подозреваемого или его отсутствие в стране не станут причиной приостановления следствия и проведения следственных мероприятий. Также предусмотрена упрощенная процедура снятия иммунитета с подозреваемых. В то же время, есть пункт о возможности заключения «сделки». Например, в понедельник из тюремной больницы в Тбилиси выпущен президент Федерации футбола Грузии Мераб Жордания. В декабре прошлого года главный футбольный чиновник страны был арестован после того, как в прессе появилась информация о том, что на личных счетах Жордании в швейцарских банках оседали суммы, получаемые при переходе грузинских футболистов в зарубежные клубы. Среди них упоминалась и «продажа» в Киев Кахи Каладзе в декабре 1998 года, за которого Жордания получил на свой швейцарский счет в обход бухгалтерии тбилисского «Динамо» 300 тысяч долларов. Теперь он, заплатив в бюджет государства 742 тысячи лари (примерно 350 тыс. долл.), отпущен на свободу. Интересно, что «помилование» можно получить и рассказав следствию о других коррумпированных чиновниках. Именно борьба с коррупцией пока названа главной мерой, которая позволит улучшить экономическое состояние страны в целом.

Однако для Саакашвили наведение порядка в стране теснейшим образом сопряжено и с другой основной задачей, стоящей перед Грузией, — сохранением грузинской государственности. Основной вопрос заключается в следующем: каким образом новый грузинский лидер попытается распространить свою власть на регионы, давно вышедшие из-под контроля Тбилиси. В последние дни стало очевидно, что грузинские власти рассматривают как вариант мирного переворота, так и сценарий силового вмешательства. В грузинской столице уже состоялся форум нового движения «Демократическая Аджария», представители которого выступают за смену «нынешнего режима Аджарии» конституционным путем. Тбилиси бросает вызов лидеру автономии Аслану Абашидзе. «Аджарский лев» уже заявил, что не исключает «кровавого конфликта» в Аджарии, если Тбилиси решится на силовой вариант. На этом фоне усиливают свое взаимодействие и другие «отколовшиеся» регионы Грузии — Южная Осетия и Абхазия, которые объявили о намерении провести военные учения своих воинских подразделений.

Не менее серьезный вызов для молодого грузинского президента представляет и политическая ситуация в самом Тбилиси. Как стало известно, нынешний госминистр Грузии (будущий премьер) Зураб Жвания несколько иначе, чем Саакашвили, видит политику отношений центра с регионами и, в частности, с Аджарией. Кроме того, на посту премьера Жвания стремится получить часть полномочий, которые ныне принадлежат президенту, и вопрос о внесении соответствующих поправок в Конституцию Грузии может стать дополнительной причиной для вражды двух лидеров «бархатной революции». Кроме того, части полномочий в пользу Кабмина, по новой Конституции, вероятно, лишится и грузинский парламент. А это не устраивает еще одного члена «революционного триумвирата» — Нино Бурджанадзе, которой сразу после революции было обещано кресло спикера в новом грузинском парламенте, выборы которого намечены на 28 марта. Буквально позавчера в Грузии объявлено о слиянии «Национального движения» и «Объединенных демократов», ставших главными движущими силами «революции роз», в единую партию — пока без названия. Примечательно, что от имени нового объединения выступил Зураб Жвания. Он отверг предположение о том, что объединительный съезд, проходивший в отсутствие президента в стране, был созван без ведома Саакашвили. Именно нынешний президент, по мнению Жвании, и должен возглавить новый политический блок, чтобы привести его к победе на выборах. Кстати, Бурджанадзе на этом съезде также не было, что усилило слухи о расколе в рядах «революционной тройки».

Как бы там ни было, предстоящие выборы станут первым испытанием для Михаила Саакашвили лично и для новой грузинской власти в целом. Ведь именно законодательный орган должен сделать легитимными все «революционные» изменения. Уже сейчас очевидно, что сторонники нынешних властей будут доминировать в парламенте, и это также возлагает на них дополнительную ответственность.

Впрочем, сегодня большинство грузин не думают о хитросплетениях политической жизни, они упиваются ароматом роз, которые на улицах Тбилиси ныне стали самым ходовым товаром. Люди надеются, что дух перемен принесет их стране возрождение.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно