Грузите воздух бочками. В переговорах по борьбе с изменением климата важно знать, откуда ветер дует

29 мая, 2009, 15:45 Распечатать

Что-то чуть ощутимое появилось в весеннем воздухе. Мировые лидеры решили сделать его чище. Но одновременно пытаются выжать из атмосферы максимум...

Что-то чуть ощутимое появилось в весеннем воздухе. Мировые лидеры решили сделать его чище. Но одновременно пытаются выжать из атмосферы максимум. Максимум углекислого газа, максимум испарений и прочих вредный веществ. А еще максимум денег. Украина в чем-то стала первопроходцем в этой набирающей обороты глобальной кампании, которая становится новым видом доходного бизнеса. Еще в марте, когда Япония купила у Украины право выбросить в атмосферу дополнительно около 2 млрд. тонн углекислого газа, Киеву удалось заработать буквально из воздуха 300 млн. евро. Эта система торговли «излишками» чистого воздуха у относительно благополучных стран с теми, которые его загрязняют больше всех, была разработана в рамках Киотского протокола. И с одной стороны, является мерой защиты окружающей среды, с другой — позволяет уменьшить давление на экономики индустриально развитых государств и дает возможность странам, в которых выбросов меньше, извлечь экономическую выгоду.

Украина располагает квотой на выброс парниковых газов в атмосферу в размере 4,5 млрд. единиц на пять лет. При этом использует 2,8 млрд. единиц. За пять лет Украина может продать 450 млн. единиц квот. Из этого объема Японии было продано 30 млн. единиц (то есть 1 квота за 10 евро). Всего же из планируемой Токио покупки у других стран квот на выбросы в объеме на 100 млрд. тонн на Украину может приходиться около трети. Подобные договоренности Киев может реализовывать также с Канадой, Францией и Нидерландами.

Не будем, однако, утверждать, что именно украинско-японские договоренности стали толчком к тому, что система торгов чистым воздухом, а точнее «лицензиями» на его дополнительное загрязнение, заинтересовала страны, которые всегда противились этой системе. Однако Киев в данном случае был в числе первых, кто уловил, куда ветер дует.

В конце марта Соединенные Штаты, второй по объемам загрязнитель атмосферы планеты, резко поменяли свое отношение к проблеме изменения климата. Агентство защиты окружающей среды США официально признало, что дву­окись углерода опасна для здоровья. В конгрессе США прошли специальные слушания по этому вопросу, на которых ученые и чиновники рассматривали экологические проблемы как реальную угрозу нацбезопасности. Насколько значительная перемена произошла в умах вашингтонских политиков, можно судить хотя бы по тому, что в администрации Буша не раз заявляли, что проблема изменения климата едва ли существует вообще, а теперь в Америке бьют тревогу по поводу того, что ситуация с загрязнением воздуха намного более угрожающая, чем полагали ранее.

На конференции в Бонне представитель госдепа Тодд Штерн, ведающий экологическими вопросами, заявил, что США, которые последние восемь лет были в лучшем случае безразличны к усилиям мирового сообщества по борьбе с изменением климата и до сих пор не подписали Киотский протокол, готовы играть центральную роль в подготовке нового глобального соглашения по ограничению выбросов в атмосферу. Боннская встреча была первой в череде мероприятий и форумов, предшествующих 15-й конференции сторон Рамочной конвенции ООН об изменении климата, которая состоится 7—18 декабря этого года в Копенгагене. На этом саммите планируется принять новое соглашение, которое придет на смену Киотскому протоколу, действующему до 2012 года. Причем в отличие от протокола установленные в новом соглашении ограничения будут обязательны для исполнения. Теперь, когда США согласились с этим, тон дискуссии изменился, и она идет в несколько другом ключе.

Боннские консультации дали понять, что вопросов, которые представителям почти 200 стран и международных организаций предстоит решить на пути к такого рода договоренностям, намного больше, чем предполагалось. Мало обязать индустриальные страны сократить выбросы двуокиси углерода, следует также понять, что должны будут предпринять для сокращения своих выбросов развивающиеся страны, у которых нет средств на масштабные природоохранные мероприятия. Грубо говоря, как первые могут помочь вторым и остаться при этом в выигрыше. В любом случае все упирается в деньги. Деньги, которые хотят заработать все, никто не собирается терять и неохотно отдает. Без решения этой проблемы новый договор о сокращении выбросов будет невозможен. Вот почему пример украинско-японских договоренностей показателен — в этом варианте все остались довольны. Украина получила деньги, которые обещает потратить на развитие энергосберегающих технологий. Правда есть мнение, что Киев продешевил. Цена единицы квоты выбросов (так называемой AAU — единицы измерения антропогенных выбросов) пока не устоялась, глобального рынка квот по большому счету еще не существует, однако в США и Европе уже несколько лет действуют биржи, которые торгуют квотами выбросов различных газов, в основном СО2. Там рыночные цены за тонну выбросов несколько выше, но для Киева и Токио они, видимо, не служили ориентиром. Заметим, в прошлом году в Европе объем заключенных сделок по квотам составил
92 млрд. евро, увеличившись за год в два раза. Спрос на подобный товар будет только расти.

В Америке это поняли именно в администрации нынешнего президента Барака Обамы. В своей стране он стал сегодня инициатором жарких дебатов по теме cap-and-trade — политики ограничения вредных выбросов с помощью торговли квотами. Впрочем, эта тема присутствовала еще в предвыборной программе нынешнего американского президента, но именно сегодня она начинает обретать реальность. В марте власти США объявили о решимости добиться к 2020 году снижения выбросов в атмосферу до уровня 1990 года. (Европа уже взяла на себя повышенные обязательства за это время выйти на уровень выбросов на 20% меньший от уровня 1990 года, и пойдет еще дальше, если договор в Копенгагене будет принят. Япония объявила о намерении сократить свои выбросы на 80%, но лишь к 2050 году, а США к этой дате попытаются снизить выбросы наполовину, хотя в принципе должны взять на себя такие же обязательства, как и японцы.) В конце апреля — начале мая Белый дом обнародовал сразу несколько экологических инициатив, адресованных внутреннему рынку. Но они вполне могут стать привлекательными для других стран и, главное, выдвинуть США в лидеры глобальной борьбы с изменением климата.

Так, Америка решила потратить 4 млрд. долл. из пакета экономических стимулов, уже утвержденных конгрессом на создание рабочих мест в США, связанных с охраной окружающей среды и сокращением выбросов в атмосферу.

Дальше больше. американский президент выступил с новой инициативой, обращаясь прежде всего к автопроизводителям. Барак Обама предложил им ввести жесткие стандарты расхода горючего автомобилями. Последний раз в Америке замахивались на подобное лет 30 назад.

Киты американского автопрома, которые в условиях кризиса уповают лишь на господдержку и никак не могут свести концы с концами, не нашли аргументов для возражения президенту на фоне того, что продажи автомобилей в США упали до самого низкого уровня за последние 30 лет. А выпуск более технологичных и экономных автомобилей может увеличить продажи. Администрация также дополнила эту инициативу предложением давать любому американцу 4,5 тыс. долл., если тот согласится поменять свою старую машину на более экономичную. А таковой будет считаться машина, которая на 1 галлоне топлива способна проехать не менее 27 миль.

И последнее, но не менее важное. Свои инициативы и новую экономическую стратегию в отношении использования экологически чистых видов энергии глава государства решил оформить законодательно, предложив конгрессу принять федеральный закон США об экологически чистых источниках энергии и безопасности. Впрочем, разработку его деталей, что странно, Барак Обама отдал законодателям. Конгрессмены-демократы Эдвард Марки и Генри Ваксман стали инициаторами законопроекта, в котором было бы предусмотрено принятие национального портфельного стандарта по возобновляемым источникам энергии (RPS), регулирование лимита эмиссии акций компаний, использующих углеводородные источники энергии, систему торговли вредными выбросами, а также требование по экологическому образованию и обучению. RPS-стандарт является критически важным в определении целевого количества энергии, которая будет производиться в будущем. Этому должен способствовать план по лимиту эмиссий акций компаний, использующих углеводородные источники энергии и засоряющие окружающую среду. В его основу был положен все тот же принцип торговли квотами на вредные выбросы, но внутри страны, между американскими компаниями и государством. Он мог бы принести американскому бюджету сотни миллиардов долларов, которые в свою очередь могли быть инвестированы в экологические проекты. Ясно, что в этом случае росла бы и стоимость квот на мировом рынке для стран, которые готовы ими торговать, таких как Украина.

Однако как только стало известно об этом законопроекте, в американском бизнес-сообществе поднялась паника. Фирмы не против торговли квотами. Однако они пустили в ход все, чтобы законопроект таким, каким его видел Барак Обама и борцы за экологию, не увидел свет. Коррупция, которая в Америке узаконена в виде лоббизма, не давала шанса Марки и Вакс­ману сохранить свой первоначальный проект без изменений. Группы влияния из различных отраслей буквально завалили разработчиков инициативами. Смысл большинст­ва из них сводился к тому, что, по крайней мере, часть квот на выбросы должна распределяться на бесплатной основе. Но никто не мог себе представить, что 15 мая, когда конгрессмены обнародовали свои идеи, окажется, что лишь 15% квот будут распределяться на основе покупки, в то время как 85% пра­вительство будет распределять бесплатно и на свое усмотрение. Сразу же возникло подозрение, что из инструмента зарабатывания денег в бюджет квоты превращаются в еще один инструмент ручного регулирования экономикой США со стороны властей. И в нынешнем сво­ем виде принятие законопроекта будет сопряжено с большими трудностями. Конгресс может рассмотреть его за пару месяцев. Тогда как сенат может проголосовать за документ в лучшем случае в августе. И это было бы весьма кстати, учитывая что уже 22 сентября в рамках следующей Генеральной ассамблеи ООН лидерами стран мира будет предпринята попытка взвесить все за и против накануне самми­та в Копенгагене. В этом случае и Бараку Обаме и всем остальным будет полезно знать решение конгресса.

Почему же внутренние экологические инициативы Обамы так важны? Дело в том, что в мире уже давно сложилась ситуация, когда ни США, ни развивающиеся страны не были готовы сделать первый шаг. США не хотели брать на себя обязательства снижать выбросы и финансировать переход на экологически чистые технологии не только у себя, но и в других государствах. Развивающиеся страны — прежде всего Китай и Индия — поступали точно так же, оправдывая свою позицию тем, что у них просто нет денег на экологические мероприятия и перевод экономики на экологически чистые технологии. Эти деньги они требовали с развитых стран, поскольку должны признать, что львиная доля уже существующих в атмосфере выбросов их рук дело. А значит, теперь они должны брать на себя повышенные обязательства как по объемам снижения выбросов, так и по финансированию глобальных проектов. В этом замкнутом круге переговоры о борьбе с изменениями климата продолжаются не один год. Перемены в позиции США могли бы сдвинуть процесс с мертвой точки, однако пока этого не произошло. И этому тоже есть пояснение.

Как объяснил Тодд Штерн, позиция США в ходе международных переговоров по глобальному изменению будет основана на решении конгресса.

В начале мая президент США выступил инициатором проведения еще одной международной встречи по климату в Париже, которая состоялась на этой неделе. Чиновники из 17 стран, на которые приходится 80% мировых выбросов, снова сели за стол переговоров.

Парижская встреча показала, что Европа, развивающиеся страны и даже генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун считают: усилия администрации США недостаточны, и ставить глобальный процесс в зависимость от процедур на Капитолийском холме не вполне разумно.

В политических кругах, связанных с переговорным процессом по подготовке Копенгагенского саммита, уже слышны нотки разочарования и даже пессимизма. Так, глава экологического министерства Германии Сигмар Габриел полагает, что мир движется к еще одному провальному саммиту. Он не заметил желания у американских дипломатов стать более сговорчивыми на климатических переговорах с партнерами в Париже. Таким образом, Франция и Германия также начали пересматривать свои старые позиции, в частности предлагая внести в Копенгагенское соглашение существенные изменения и признавая вполне оправданным требование ученых снизить на 2020 год глобальную эмиссию на 25—40% от уровня 1990 года. В противном случае глобальные усилия не будут иметь смысла. Европейцы теперь не исключают, что для некоторых стран, например США, которые не в состоянии снизить вредные выбросы до такого уровня, возможно предусмотреть специальные условия. В частности, они могут временно компенсировать свое невыполнение договора дополнительными финансовыми выплатами и передачей экологически чистых технологий странам, не способным их самостоятельно разрабатывать. В комплексе с торговлей квотами это могло бы дать дополнительный эффект. И снять возражения и подозрения со стороны большинства развивающихся стран.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно