«Горячая зима» в секторе Газа

7 марта, 2008, 16:14 Распечатать Выпуск №9, 7 марта-14 марта

В нынешних условиях разрешение палестино-израильского противостояния на основе общепринятого принципа «двух государств для двух народов» маловероятно.

В последних числах февраля Армия обороны Израиля начала в секторе Газа операцию под кодовым названием «Горячая зима». Авиация наносила точечные удары по всей территории палестинского анклава, уничтожая боевиков и их инфраструктуру. С той же целью на севере и в центре сектора Газа действовали наземные подразделения. В общей сложности к моменту завершения 3 марта первого этапа операции было убито около 120 палестинцев, свыше 300 получили ранения. Среди жертв были мирные жители (по палестинским данным, более 30 человек), в частности женщины и дети. Израильские потери: двое военнослужащих и мирный житель (погиб в результате ракетной атаки).

Это были наиболее масштабные действия с момента захвата в июне прошлого года власти над сектором Газа движением «Хамас». Израиль предупреждал о возможности подобного развития ситуации, если ракетные обстрелы боевиков не прекратятся. Силовой сценарий вышел на первый план, когда провозглашение израильским правительством анклава «враждебным образованием» и усиление против него санкций видимого результата не дали. Скорее наоборот, это усилило ожесточение и отчаяние среди палестинцев, что вскоре нашло выход в прорыве границы с Египтом. Это было использовано не только для улучшения гуманитарной ситуации, но и для контрабанды оружия. После восстановления контроля регулярные ракетные обстрелы израильских поселений из сектора Газа продолжились. Причем использовались для этого не только самодельные ракеты типа «Кассам», но и более дальнобойные, типа «Катюша» («Град»). Круг замкнулся, и израильской армии был отдан приказ действовать.

Говоря о причинах такого развития событий, начнем с «Хамас». После мирной конференции в Аннаполисе (штат Мэриленд, США) Израиль и Палестинская национальная администрация во главе с представителем «Фатх» Махмудом Аббасом начали мирные переговоры. Хамасовцы потеряли инициативу. Их единственным способом вмешаться в этот процесс стали ракеты. Кроме того, изоляция сектора Газа усилила внутреннюю напряженность. А активизация антиизраильской деятельности — наиболее часто применяемый исламистами метод разрешения внутренних проблем. Израильские атаки в ответ только добавляли очков исламистам. Прежде всего, они мешали мирным консультациям. М.Аббас, считающий себя лидером всех палестинцев, не мог спокойно реагировать на действия Израиля, особенно когда они становились причиной смерти среди мирных жителей. Фотографии убитых в ходе операции «Горячая зима» детей заставили его объявить о прекращении переговоров с израильтянами на всех уровнях. Без преувеличения это можно назвать успехом хамасовцев. Прервав диалог с израильтянами, «Фатх» оказался на порядок ближе к «Хамас». И настолько, что на улицах сектора Газа впервые после захвата власти исламистами появились желтые флаги их политических противников—фатховцев. Это вполне объяснимо, ведь, в конце концов, оба движения в свое время были созданы для противостояния Израилю. Но, с другой стороны, это немалый политический дивиденд, который дополнительно подкрепили фактором «прекращение огня». Хамасовцы после завершения первого этапа операции поспешили заявить о своей «победе» над израильтянами. «Враг был разбит», — гордо подчеркнул представитель хамасовцев Сами Абу Зухри. Как известно, что не убивает, делает сильнее. Исламисты научились этим правилом умело пользоваться. Как только израильтяне прекращают огонь, «Хамас» объясняет это тем, что враг испугался и убежал. И чем масштабнее операция, тем больше заслуга «борцов против оккупации».

Логично спросить: неужели Израиль не понимает вышесказанного? Прекрасно понимает. Однако отстаивание своих интересов он считает более важным, нежели перечисленные негативы. Израильское руководство, например, очень беспокоит появление в арсенале хамасовцев ракет типа «Град». Кроме того, что они долетают до ранее недостижимых районов, это свидетельствует о развитии «Хамас» по принципу ливанской «Хезболлы». Израиль всеми способами пытается не допустить такого превращения, поскольку после него противостоять палестинским исламистам будет куда сложнее, нежели сейчас. Опыт Второй ливанской войны четко это продемонстрировал. С другой стороны, активные действия в секторе Газа неизменно повышают поддержку правительства Э.Ольмерта среди представителей правых партий. А это в условиях стабильной нестабильности его правящий коалиции очень важно. К тому же до сих пор существуют опасения, что «Хамас» сможет осуществить захват власти и на Западном берегу реки Иордан.

Нельзя не учитывать и интересы третьих сторон, так или иначе вовлеченных в процесс. Внимание арабской улицы переместилось с затянувшегося конституционного кризиса в Ливане на события в секторе Газа. Ливанский вопрос должен был быть основным на саммите Лиги арабских государств (ЛАГ), запланированном на 29—30 марта в Дамаске, что стало сильной головной болью для Сирии. Саудовская Аравия и Египет условием своего участия во встрече в верхах поставили избрание нового президента Ливана. Их отсутствие автоматически трактовалось бы как провал саммита, поэтому они потребовали от сирийцев использовать свое влияние на ливанскую оппозицию, чтобы та пошла на уступки для выхода из кризиса.

Дамаск не хотел допустить провала саммита, но и на уступки по Ливану не желал идти. И здесь подвернулся третий путь. В Дамаске постарались максимально переключить внимание на сектор Газа. «Почему не говорят о резне, которая происходит в Газе? Разве это не опасней?», — говорил министр иностранных дел Сирии Валид Муаллем. После таких слов отказ принять участие в саммите будет выглядеть как предательство арабской солидарности и палестинских интересов. Поэтому ни Саудовская Аравия, ни Египет открыто не выступили против подобной постановки вопроса. Однако то, что не вкладывается в официальный протокол Эр-Рияда, можно иногда почерпнуть из страниц известной саудовской газеты «Аш-Шарк Аль-Аусат», выходящей в Лондоне. Издание назвало смерти женщин и детей в Газе «принесением жертвы саммиту ЛАГ и политической игре», таким образом, намекая на причастность Дамаска к событиям в секторе Газа и использование палестинского вопроса в качестве разменной карты для достижения своих целей.

Будет ли все-таки достигнуто мирное соглашение в срок, установленный президентом США Джорджем Бушем, — январь 2009 года? Сложно сказать, кто в это продолжает верить, но открыто говорят только двое: президент Джордж Буш и государственный секретарь США Кондолиза Райс. Сами стороны переговоров подобного оптимизма не разделяют. Глава переходного палестинского правительства Салам Файяд считает, что, несмотря на намерения и предположения, мир между Израилем и Палестинской автономией в текущем году не будет достигнут. «У нас есть желание достичь мирного соглашения в 2008 году. Я не уверен, что мы сможем сделать это, однако мы исполнены решимости совершить этот гигантский шаг вперед, чтобы раз и навсегда положить конец конфликту», — в свою очередь отметил премьер-министр Израиля Э.Ольмерт.

К.Райс, которая на этой неделе специально прибыла в регион, чтобы, как она выразилась, «спасти» переговоры, удалось получить заверения обеих сторон в решимости возобновить переговорный процесс. Другое дело, как более верно это назвать, — «спасением» или «отсрочкой» до следующего раза? Долго ли продлятся переговоры, если М.Аббас ставит условием возобновления диалога прекращение израильтянами боевых действий, а так называемый кабинет безопасности Израиля принял решение продолжить операцию в секторе Газа? Вряд ли М.Аббас разделяет точку зрения К.Райс, будто прекращение огня со стороны Израиля не является обязательным условием проведения переговоров. Если бы он так считал, то не прерывал бы переговорный процесс сейчас. С другой стороны, слова американского госсекретаря фактически означают согласие США на продолжение операции израильтян. Вот и получается, что решимости для переговоров не занимать, а возможности для их проведения ограничены.

Проблема заключается в том, что в нынешних условиях разрешение палестино-израильского противостояния на основе общепринятого принципа «двух государств для двух народов» маловероятно. Палестинская автономия расколота на Западный берег реки Иордан («Фатх») и сектор Газа («Хамас»). Оснований полагать, что «Фатх» и «Хамас» в ближайшем будущем возобновят диалог, нет — в таких условиях можно проводить лишь раздельную политику по отношению к этим движениям. А значит, и территории, находящиеся под их контролем, правильнее рассматривать в качестве самостоятельных образований. Таким образом, сама идея палестинского государства, по сути, отходит на второй план. Кондолиза Райс считает, что заключение мира станет мощным объединяющим фактором. Так бы и произошло, если бы мир был заключен на приемлемых для большинства палестинцев условиях. Однако это маловероятно. В чем трудно не согласиться с госсекретарем США, так это в том, что переговоры — мощное оружие против экстремизма. Но нужно обязательно делать поправку — успешные переговоры. Провал неизменно приведет к росту радикализма.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно