ГОД 2000. ИСПЫТАНИЕ НА ПРОЧНОСТЬ

23 июня, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №25, 23 июня-30 июня

На этой неделе Украина представляет свои лучшие оружейные проекты на одной из наиболее крупных международных выставок вооружений «Евросатори-2000» в предместье Парижа...

На этой неделе Украина представляет свои лучшие оружейные проекты на одной из наиболее крупных международных выставок вооружений «Евросатори-2000» в предместье Парижа. Участие в этом шоу оружия свидетельствует, что амбиции страны — седьмого в мире экспортера оружия на европейском рынке — не поубавились в связи с двусмысленностью Европы в отношении лучшего украинского проекта — самолета Ан-70.

Украина пришла на мировой рынок оружия всерьез и надолго. Так, по меньшей мере, не единожды заявляли руководители национального оружейного бизнеса, правда, не преувеличивая при этом амбиций страны как экспортера оружия. 1996-97 гг. оказались решающими в решении проблемы прорыва на рынок — на примере заключения и выполнения пакистанского танкового контракта надо было доказать миру способность быть надежным партнером. Два следующих года были посвящены утверждению на рынке, что означает не только восприятие без настороженности команды, предлагающей оружие, но и достижение определенного уровня политического влияния, без которого невозможен оружейный бизнес в принципе. В конце прошлого года Украина отгрузила последнюю партию танков, так что год нынешний будет лакмусовой бумажкой оружейной торговли.

Сегодня, когда страна торгует оружием с более чем тремя десятками государств (и еще с таким же количеством стран ведутся переговоры), когда на порядок меньше проблем стало с политическим влиянием на чужеземных рынках, когда государственные мужи освоились в вопросах лоббирования покупок, когда страна участвует в ряде тендеров в странах НАТО (что несколько лет тому было вообще невозможно), главная опасность для бизнеса оказалась внутри страны. Речь о том, что состояние национального ВПК сами руководители «оборонки» считают настолько катастрофическим, что, если немедленно не вмешаться, могут возникнуть серьезные необратимые последствия. В этой связи отнюдь не случайными кажутся разговоры о возвращении в оружейный бизнес (вернее, в ту его часть, которая будет заниматься промышленной политикой) Владимира Горбулина, с авторитетом и знаниями которого многие связывают возможность возрождения ВПК.

УКРАИНА НА РЫНКАХ

Сегодня мировой рынок оружия продолжает сужаться. Хотя не уменьшаются объемы купли- продажи на «черном» континенте, где продолжается применение военной продукции по прямому назначению. Только на юг от пустыни Сахара закупки оружия увеличились в 1998 г. почти вдвое — с 1 млн. к ,69 млрд., и эта тенденция продолжается. Продолжается и увеличение отрыва в объемах экспорта вооружений между сильнейшими 4—5 странами и остатком экспортеров. Несмотря на то, что Украине по объективным причинам никогда не войти в пятерку лидирующих экспортеров, тем не менее, приятно, что сегодня она среди лидеров второй группы.

На европейских рынках пока что улов не велик. Подавляющее большинство бывших партнеров по идеологическому лагерю, объявив делом чести интеграцию в западные структуры, скептически относятся к ВТС с Украиной. Что касается Западной Европы, лишь небольшое количество украинских заводов может похвалиться поставками на ее рынки. Среди весомых сделок можно вспомнить поставки военной продукции в прошлом году Сумским НПО им. Фрунзе Франции, Великобритании, Голландии и Австрии, ГП Феодосийское ПО «Море» — Греции и Турции, ОАО «Топаз» — Дании, Запорожским ОАО «Мотор-Січ» — Чехии, Ирландии и Болгарии, а также поставки боеприпасов ГП «Таско-экспорт» Чехии, Словакии, Словении, Польши и Болгарии. Наконец, в текущем году Украина все же достигла позиционного успеха, когда «Укрспецэкспорт» заключил внушительный по украинским меркам контракт на 97 млн. долл. с Грецией на поставки этой стране двух малых десантных кораблей на воздушной подушке типа «Зубр». Еще одним удачным примером сотрудничества Украины со странами Европы является создание вместе с Италией (при участии Бразилии) международного консорциума, который будет заниматься модернизацией и пусками украинских ракетоносителей «Циклон» с бразильского космодрома.

На этом экспорт в Европу иссякает. Плоды участия в авиационных тендерах были не такими сочными, как ожидалось: Минобороны ФРГ склонилось к проекту А400М, а украинские самолеты Ан- 124 («Руслан») не добились успеха в тендере на обеспечение военных потребностей Великобритании. Хотя в первом случае, по словам заместителя председателя Госкомитета промышленной политики Валерия Казакова, украинская сторона не получала официального уведомления об отказе от Ан-70, а во втором сам факт конкуренции украинских самолетов исключительно с американскими машинами в стране, которая по праву считается проводником идей США в Европе, уже заслуживает внимания.

В Киеве все еще надеются на расширение ВТС с некоторыми европейскими странами, что выражается в участии Украины в таких тендерах, как организация производства танков в Турции, поставки 250 танков Греции, обеспечение Турции боевыми корветами.

Рынок стран Ближнего Востока и Северной Африки всегда назывался украинскими специалистами оружейного бизнеса перспективным для Украины. В частности, из-за сосредоточения на нем огромного количества советского оружия. В реализации военной техники и технологий наибольшего успеха Украине удалось достичь на иранском рынке. В частности, весомыми контрактами были реализация в эту страну 12 самолетов Ан-74, за которые было получено 132,9 млн. долл. и контракт на строительство там завода по производству самолета Ан-140 на сумму 195,2 млн. долл. Кроме того, начал реализовываться контракт относительно передачи Ирану технологий производства самолетов Ан-140, а первые воздушные машины лицензированной сборки должны появиться уже в этом году. Одним из наиболее серьезных партнеров на этом рынке является Алжир. Только по результатам оружейной торговли 1998 г. Алжир занял третье место среди всех украинских импортеров вооружений — поставки ему составили 10% годовой торговли оружием, при этом 90% всего украинского экспорта в Алжир составили вооружения. В течение последних лет странам Ближнего Востока — Ирану и Иордании — поставлялось оружие от ГП «Завод им. Малышева». В 1999 г. харьковские танкостроители через госкомпанию «Укрспецэкспорт» подписали с Иорданией соглашение относительно продажи 50 новых бронетранспортеров БТР-94 на сумму около 6,5 млн. долл. Еще раньше вместе с этой страной был выполнен контракт относительно модернизации в тяжелый бронетранспортер старого английского танка «Центурион». Среди прочего можно вспомнить поставки в Йемен в прошлом году продукции Луганского станкостроительного завода (боеприпасы), поставки средней партии боеприпасов и компонентов в 1998 г. в Кувейт ДП «Таско-экспорт» и поставки продукции ОАО «Мотор-Січ» Египту. После международной выставки вооружений в Иордании «Софекс-2000» был подписан контракт на обучение 100 иностранных специалистов на базе танкового завода в Харькове, а с несколькими другими государствами этого региона — протоколы о намерениях относительно модернизации 150 танков Т-72 и поставок 100 танков Т-84.

Рынок стран Африканского континента привлекает сравнительной легкостью сбыта оружия, которое выводится из ВСУ. «Черный» континент является традиционной зоной напряжения, где значительное количество стран или готовится к военной кампании, или находится в состоянии конфликта с другой страной, что часто сужает требования заказчика до оперативного решения проблемы поставок вооружений. Украина, невзирая на жесткую конкуренцию на этом рынке, имеет как традиционных заказчиков, так и таких, которые одновременно пользуются услугами нескольких импортеров. Народно-демократическая Республика Конго, которая в 1997 г. осуществила закупку внушительной партии военного имущества с Украины, воспользовалась услугами Украины и в 1998— 99 гг. Ангола в 1999 г. закупила запорожскую спецтехнику. По информации ГК «Укрспецэкспорт», с 1998 г. в две центральноафриканские страны начали реализоваться два довольно крупных контракта, один из которых на сумму 132 млн. долл. В начале текущего года Кременчугский автозавод завершил выполнение контракта на поставку более 40 машин.

Без преувеличений, рынок стран Азии является наиболее важным для Украины среди всех других. Прежде всего, из-за значительного количества динамично развивающихся и одновременно соперничающих стран этого региона. В первую очередь, это Китай, Индия, Пакистан. А также потому, что Украина оказалась весьма выгодным поставщиком оружия, поскольку, в отличие от ведущих западных производителей специальной продукции, не предъявляет дополнительных политических условий. Так, Пакистан, почувствовав определенное давление США (эмбарго в 1995 г. на поставки 28 модернизированных самолетов F-16 и Франции (задержание отправления восьми модернизированных истребителей «Мираж-3», «Мираж-5» и подлодки класса «Агоста» почти на месяц), склоняется к углублению ВТС именно с Украиной или с Китаем, который также не перебирает партнерами при осуществлении оружейной торговли.

В течение последних трех лет Пакистан остается наибольшим партнером Украины в военно- техническом сотрудничестве. Интересно, что Китай — традиционно тратящий по миллиарду долларов в год на закупки российского оружия, именно с Украиной осуществляет разработку нового танка для Пакистана «Аль-Халид». Продолжая пакистанскую тему, стоит упомянуть о том, что Украина участвует и в модернизации пакистанских танков Т-59, а в будущем будет бороться за победу в тендере по обеспечению ВМС этой страны боевыми кораблями среднего класса.

Китай существенно увеличил объемы закупок украинского оружия и спецуслуг: больше всего это касается авиационной техники, комплектующих к ней, а также ремонта ранее поставленной в Китай советской авиатехники. В 1999 г. с Китаем торговало подавляющее большинство отечественных предприятий, которые выпускают высокотехнологическую продукцию: ДАКХ «Артем» (Киев), ГК «Лорта» (Львов), ОАО «Мотор-Січ» (Запорожье), Харьковский ДП «ФЭД», Казенное предприятие «ЦКБ «Арсенал» и ряд других. Правда, Китай и раньше иногда пользовался услугами Украины: в свое время закупил партию из 56 управляемых ракет класса «воздух—воздух», партию средств радиоэлектронной борьбы, партию авиационных двигателей.

Почти то же касается и Индии, которая традиционно ориентируется на РФ, где «Укрспецэкспорт» в ближайшее время намерен иметь собственное представительство. «Украина стремится увеличить объемы поставок вооружений и военной техники на индийский рынок, и из года в год она это делает», — отметил в сентябре 1999 г. гендиректор ГК «Укрспецэкспорт» Валерий Малев. Говоря о традиционной ориентации индийского рынка на российский ВПК, он объяснил это как потребность Индии не столько в новейшей технике, сколько «желанием Дели иметь сильного союзника». Хоть, объективно, существует перечень номенклатуры вооружений, для приобретения которой даже ориентированный на РФ заказчик должен обращаться к Украине.

Сделаны определенные попытки расширить свое присутствие в этом регионе, в частности Республика Бангладеш получила самолеты Ан-24 и компоненты авиатехники от Харьковского «ФЭДа», Шри-Ланка покупала в Украине вертолеты Ми-17 и Ми-24, Камбоджа закупила 10 млн. шт. патронов 7,62 мм.

Украина является молодым участником рынка стран Азиатско-Тихоокеанского региона, но стремление стать его полноценным субъектом свидетельствует не только о понимании национальными специалистами тенденций развития мировых рынков, но и о готовности реагировать на это развитие. Еще до финансово-валютного кризиса было успешно выполнено несколько контрактов в интересах Индонезии (ремонт техники ВМС и продажа 50 БТР-50) и Вьетнама (контракт по организации производства патрульных катеров). Ныне «Прогресс», представляющий страну в этом регионе, рассчитывает на победу и в танковом проекте в Малайзии, который предусматривает поставки 60—80 машин.

Вьетнам продолжает проявлять незаурядную заинтересованность к развитию ВТС с Украиной. В этом году военный министр этой страны подтвердил намерения реализовать широкую программу модернизации вооружений: от средств ПВО и бронетехники до радиолокационных станций. Переговоры о поставках военной техники ведутся также с Индонезией и Филиппинами.

Рынок стран региона Латинской Америки также был объявлен зоной интересов украинского оружейного бизнеса, невзирая на его удаленность от Украины. Отечественные специалисты считают, что Украина может и должна использовать сложности большинства стран региона с созданием ремонтных баз. Ряд стран также интересуется лицензионным производством кораблей с поставками отдельных сложных узлов, как, например, газотурбинные силовые установки, что могла бы взять на себя Украина. Существуют перспективы поставок самолетов и предоставления услуг запусков космических аппаратов.

Есть определенные результаты присутствия Украины на этом рынке, в частности, в 1997 г. ГК «Укрспецэкспорт» заключил контракт с Эквадором на поставки комплексов ПВО «Оса АК» на сумму 64 млн. долл. и контракт на поставку партии истребителей-штурмовиков Су-27 на сумму 600 млн. долл.; несколько раньше Перу осуществил закупки девяти военно-транспортных самолетов Ан-32 (в 1994 и 1996 гг.) и четырех самолетов Ан-72А (в 1994 г.). В прошлом году Венесуэла заказала в Украине партию самолетов и пограничных катеров. Хотя в целом потенциал украинского оружия остается нереализованным на этом рынке.

Рынок стран СНГ четко зависит от политической ориентации и преимущественно связан с Россией. В то же время, геополитические изменения последних лет позволяют надеяться на увеличение заказов Украине при условии ее политической стабильности. Речь идет прежде всего о прибалтийских государствах, Грузии, Азербайджане и частично Узбекистане. Соглашения в области ВТС касаются прежде всего ремонта и поставок комплектующих. В 1999 г. незначительные поставки были осуществлены Азербайджану, Узбекистану, Эстонии, Туркменистану, Казахстану, Литве, Молдове, Латвии, Грузии, Таджикистану, Кыргызстану и большие объемы комплектующих — самой России.

БОЛЕВЫЕ ТОЧКИ НАЦИОНАЛЬНОГО ОРУЖЕЙНОГО БИЗНЕСА

Несмотря на определенные успехи на рынке оружия, в развитии оружейного бизнеса Украины слишком много тормозящих факторов. Среди объективных факторов — способность производить конечную продукцию военного назначения лишь некоторой номенклатуры вооружений. Украина не производит и не продает боевые самолеты (новые), которые составляют около 50% всего рынка. Украина не производит подлодок и военно-морских вооружений, а при теоретических возможностях строить большие надводные боевые корабли (что составляет на мировом рынке еще 14% от всех торговых соглашений) почти не имеет заказов относительно их закупок. Продажа вертолетов, к которым Украина поставляет двигатели (приблизительно пятая часть воздушной машины), составляет еще 14% мирового экспорта оружия. 11% выпадает на экспорт бронетехники, 10% — на ракетное вооружение и по 2% — на артсистемы, системы связи, управления и разведки.

Намного больше, чем другие субъекты мирового рынка, Украина вынуждена учитывать интересы партнеров на международной арене, от которых в известной степени зависит. Отказ от перспективного бушерского контракта может быть только одним из многих примеров, который обсуждался при участии общественности.

Своевременное формирование приоритетов и параметров развития вооружений Вооруженных Сил Украины имеет непосредственное отношение к будущим возможностям Украины на рынке вооружений. Только в этом году Минобороны сообщило о готовности защитить Программу развития вооружений и военной техники, которая разрабатывалась несколько лет. Косвенно руководство военного ведомства подтвердило, что невозможно принимать программы без их финансового обеспечения. Поэтому необходимый документ может быть утвержден с опозданием почти на год, что на рынке вооружений будет измеряться потерянными миллионными контрактами. Такая ситуация является серьезным препятствием и для инвестирования в развитие новейших вооружений. Это значит, что практически нет оснований надеяться на финансирование таких программ государством.

С другой стороны, командующие видами Вооруженных Сил Украины периодически сообщают о реализации довольно амбициозных разработок в области вооружений. Если к этому прибавить, что с 1992 по 1999 гг. наблюдалось резкое снижение расходов на фундаментальные исследования в области обороны, а на текущий год на развитие и закупки вооружений запланированы мизерные суммы, политика Минобороны в области развития вооружений вряд ли покажется последовательной. Есть все основания утверждать, что несогласованность политики развития вооружений в самом военном ведомстве, различные взгляды командующих видами ВСУ и начальника вооружения ВСУ на политику развития вооружений, а главное, отсутствие документа относительно развития вооружений на государственном уровне не будет содействовать увеличению оружейного экспорта.

Одной из главных проблем национального ВПК является отсутствие системы кредитования перспективных проектов. Не стоит говорить о средних и малых проектах, если государство не сумело обеспечить продвижения наиболее важного для страны проекта Ан-70. По словам генконструктора АНТК им. Антонова Петра Балабуева, невзирая на задание со стороны СНБОУ Национальному банку относительно разработки варианта финансирования проекта Ан-70, последний отказался помогать. Невозможность получения разработчиками Ан-70 кредита для завершения работ с Ан-70 под 10–12% годовых является серьезным пробелом в масштабах страны, а кредитные коммерческие ставки в 57– 85%, по мнению П.Балабуева, являются «самоубийством для АНТК им. Антонова».

То же касается и удовлетворения условий перспективных заказчиков относительно кредитования лицензионного производства. Именно из-за наличия таких требований Украина не принимает участия в ряде перспективных тендеров, как например, для обеспечения новыми вооружениями ЮАР. Еще в ряде проектов она просто обречена на поражение. К негативным факторам работы Украины на рынке вооружений эксперты относят минимальное использование бартерных контрактов, офсетных форм расчетов и неспособность самой закупить лицензии, чтобы обеспечить необходимым вооружением свою армию и потом иметь возможность торговать этой продукцией с третьими странами.

В течение всего периода существования национальной системы оружейной торговли серьезной проблемой остаются взаимоотношения между субъектами и личностями, которые привлечены к реализации иностранных вооружений. Случались и ситуации, когда из-за личных противоречий два серьезных руководителя в области ВПК не смогли даже провести совместное совещание.

В текущем году был зафиксирован и определенный срыв в функционировании системы маркетинговой и выставочной политики: чрезвычайно перспективная международная аэрокосмическая выставка «ФИДАЕ-2000» в Чили впервые за последние четыре года началась без участия Украины — правительство не сумело вовремя выделить 217 тыс. долл. для организации участия национальной экспозиции (сумма в три раза меньшая, чем на предыдущую экспозицию в этой стране), что привело к срыву контракта с оргкомитетом выставки.

Информационное сопровождение ВТС Украины с иностранными государствами сегодня отнюдь нельзя назвать удачным. Не исключено, что именно из-за ограниченных возможностей относительно формирования имиджа на рынке стран Восточной Европы Украина осталась без заказов от этих стран. Не говоря уже о бесчисленных информационных операциях, направленных на вытеснение страны с рынка вооружений, на которые страна реагирует в лучшем случае опровержениями МИДа.

Поговаривают, что для радикального решения этих проблем глава державы готов подписать указ о создании президентской комиссии с довольно объемными полномочиями. Также поговаривают, что бывший секретарь СНБОУ сам изъявил желание взяться за промышленную политику государства. По меньшей мере, заслуживает внимания тот факт, что Владимир Павлович введен в состав рабочей группы, которая к концу месяца представит Президенту конкретное предложение по управлению ВПК.

Пока же украинский оружейный бизнес находится на гребне волны, близкие и неравнодушные к нему люди забили в колокола: несостоятельность решения проблем инвестирования оружейных проектов, увеличения расходов на проведение НИОКР, маркетинговую, выставочную деятельность, информационное сопровождение при определенной непрозрачности политики развития вооружений и сложностями с совершенствованием системы трансфера технологий Украина может резко снизить объемы экспорта вооружений уже через 3—4 года.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно