Франция напугана Европой

27 мая, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск №20, 27 мая-3 июня

В воскресенье, 29 мая, Франция проводит референдум по поддержке Конституции Европейского Союза. Ес...

В воскресенье, 29 мая, Франция проводит референдум по поддержке Конституции Европейского Союза. Если французы проголосуют против, — а опросы общественного мнения именно такой результат и прогнозируют, — в Евросоюзе наступит серьезный политический кризис.

По сути дела

Европейская Конституция стала для французов настоящим яблоком раздора. На детских именинах взрослые спорят до хрипоты: голосовать или не голосовать, за или против. Ссорятся давние друзья, обижаются друг на друга ближайшие родственники. Бурные (на самом деле) эмоции свидетельствуют не только о политическом сознании, в принципе присущем французской нации, а и о накопившихся в обществе настроениях и опасениях, часто не имеющих отношения к Европейской Конституции.

И дело не только в том, что дух противоречия у французов в крови, и порой им просто нравится говорить «нет». Все намного глубже. Для начала попытаемся разобраться с рациональными аргументами тех, кто против. То есть — с возражениями по сути предлагаемой реформы.

Что намечает изменить Конституция ЕС? В действительности Европейский Союз движется к созданию наднационального государства. С единой валютой, гимном, флагом, лидером, наделенным соответствующими полномочиями, дискуссиями на наднациональном уровне, единой внешней политикой и укрепленной системой безопасности.

Конституция предлагает учредить пост президента Европейского Союза. Им сможет стать не представитель того или иного государства по ротации, а конкретная личность, за которую будут голосовать в Европейском Совете (главы государств и правительств). Президента предполагается избирать на 2,5 года.

Предлагается также создать пост министра иностранных дел ЕС — для наработки реальной общей внешней политики 25 стран-участниц. Провести, впервые с 1957 года, глубинную реформу европейских институций. Усилить роль Европейского парламента и упростить систему принятия решений. Совершенствовать структуру бюджета

Учредить право на петицию: если миллион граждан из нескольких стран Европейского Союза подпишут петицию, например, в защиту вымирающих животных, Европарламент обязан будет изучить этот вопрос. Изучить — не значит поддержать, но в данном случае речь идет о проведении кампаний общественного мнения на наднациональном уровне.

Это в главном. Частности утопают в цифрах, процентах и технических разъяснениях. Основное — предлагаются радикальные, можно сказать, революционные изменения, реальное движение вперед. Несмотря на репутацию поклонников всяческих революций, французы, похоже, намного консервативнее, чем они привыкли о себе думать.

Все государства-члены ЕС должны либо через парламент, либо через референдум ратифицировать (или нет) Конституцию до октября 2006 года. Согласно прогнозам, против Европейской Конституции, кроме Франции, готовы проголосовать Нидерланды и Великобритания. Если так и случится, Евросоюз будет вынужден собрать чрезвычайный совет. Полномочия такого совета пока четко не определены — Брюссель не хочет настолько загадывать на будущее.

Четвертое измерение

Согласно предсказаниям социологов, 53 % французов собираются проголосовать против Европейской Конституции, 47% — за, но 20% граждан в принципе готовы изменить точку зрения на противоположную. Все происходит, как в хорошем детективе: до последних минут не угадаешь, чем дело закончится.

Дискуссии о Конституции не только проникли в каждую французскую кофейню. Они спровоцировали раскол в двух самых крупных политических партиях Франции — социалистической и партии президента Ширака «Союз за народное движение». Похоже, впервые после окончания Второй мировой войны французские однопартийцы, забыв о дисциплине, яростно борются друг с другом. Причины тому — не только общеевропейские, но и внутренние французские.

Почему часть политического класса Франции не хочет Европейской Конституции?

Левые (коммунисты, часть ультралевых троцкистов, часть социалистов) недовольны слишком слабыми, с их точки зрения, социальными программами. Слишком вольготными условиями для глобализации экономики, укрепления большого единого рынка по либеральным стандартам, в формате свободной конкуренции. Они критикуют требования, которые «спускает» странам-участницам Брюссель: обязательную приватизацию предприятий госсектора — почты, авиакомпаний, телефонной системы…

В свою очередь протестные правые (часть Союза за Народное Движение, Национальный фронт, национал-консерваторы) возмущены уменьшением суверенитета и …слишком дорогими, как им кажется, социальными программами. А также фактической отменой внутренних границ в Европейском Союзе, притоком нелегальной иммиграции, опять-таки — в этом они совпадают с ультралевыми — незащищенностью французского рынка труда.

А теперь — об иррациональном в политике. Потому что кроме стройных политических аргументов, вписывающихся в ту или иную концепцию, существуют простые человеческие настроения. Которые порой оказываются решающими в самые, казалось бы, судьбоносные моменты.

Среди нежелающих поддержать Европейскую Коституцию есть немало тех, кто на самом деле хочет наказать правительство. Непопулярного президента и еще менее популярного премьера.

Французы до сих пор не смирились с ситуацией, связанной с последними президентскими выборами. Когда выбирать пришлось из не слишком любимого Ширака и лидера Национального фронта Жана-Мари Ле Пена. Тогда большинству левого электората пришлось проголосовать за правого кандидата — нынешнего президента Франции.

Кто-то не желает поддержать Ширака, кто-то — других политиков, которые выступают за или против Конституции. Кто-то будет голосовать против, чтобы выразить общее недовольство кризисом, высокой (10%) безработицей, постоянным повышением цен без роста зарплат…

Логически рассуждая, все эти внутренне политические факторы прямой связи с Конституцией не имеют. И тем не менее, как свидетельствуют социологические опросы, 22% из тех, кто собрался сказать «нет», высказываются именно по вопросам внутренней французской политики. Тогда как этот вопрос на референдуме поставлен не был.

Еще сложнее дело обстоит с аргументами внешней политики. Коль скоро до 15% голосуют против … вступления Турции в ЕС. Тогда как по вступлению Турции, как, впрочем, и всех последующих кандидатов в Европейский Союз, будет проведен отдельный референдум.

Турецкий аргумент — достаточно серьезный звоночек для Украины. Поскольку французский закон обязывает консультировать народ по поводу всех новых кандидатов. А Украина заявила о намерении стать членом ЕС.

Французский фронт, как видим, будет преодолеть непросто. Среди голосующих против Конституции немало тех, кто недоволен в принципе расширением Европейского Союза на восток. Часто приходится слышать, что от приема бывших социалистических стран французы проиграли и что «аттракцион невиданной щедрости» по отношению к жертвам коммунистической экспансии себя исчерпал.

Перед Украиной, стало быть, стоит задача доказать французам, что наше членство в ЕС будет выгодно странам-учредительницам. Задача не из легких. Но если не поставить ее уже сейчас перед дипломатией и перед страной, разговоры о вступлении Украины в ЕС останутся утопией.

Принятие новых членов в Евросоюз утверждается консенсусом. И без победы на французском референдуме — пусть он даже будет через несколько лет — Украине не обойтись.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно