Европа в тени Америки

25 февраля, 2005, 00:00 Распечатать

Визит американского президента Джорджа Буша в Европу ознаменовал начало новой эры в трансатлантических связях, но не между Европой и США как равноправными субъектами международных отношений...

Визит американского президента Джорджа Буша в Европу ознаменовал начало новой эры в трансатлантических связях, но не между Европой и США как равноправными субъектами международных отношений. В еще большей степени такое утверждение правомерно и в случае США и Германии, США и России и, наконец, США и Словакии. Переговоры Буша, казалось, были призваны подчеркнуть несоизмеримость каких-либо сопоставлений с американским голиафом. И все же Владимир Путин незадолго до встречи с американским коллегой напомнил, что Россия тоже мировая держава, причем с ядерным потенциалом. Однако в целом это лишь эпизод, а всю неделю Буш доказывал партнерам и союзникам, кто в мире хозяин. Американский президент, кроме того, смог убедиться, что у США в Старом Свете осталось не очень много истинных друзей, которые не потакали бы глобальному лидеру, а попытались бы по дружески наставить его на путь истинный.

Еще месяц назад во время визита в Париж госсекретаря Соединенных Штатов Кондолизы Райс французский министр иностранных дел Мишель Барнье сказал коллеге, что в альянсе Европы с Америкой никто не обязан доказывать свою лояльность друг другу, главное — научиться слушать и понимать позицию другой стороны и вести диалог. Причем даже более интенсивный, нежели во времена, когда сплочению Европы и США содействовала угроза со стороны коммунистического Востока. Ведь за последние годы отношения двух берегов Атлантики характеризовались не сближением, а наоборот накоплением критической массы противоречий. Которые не привели пока к открытому конфликту, но к отчужденности уж точно.

Сложно сказать, с чего все это началось. Быть может со времен бомбежек Югославии, когда европейским партнерам по НАТО Соединенные Штаты просто выкрутили руки, добиваясь поддержки несанкционированной военной кампании прямо в сердце Европы. (Именно тогда, в конце 1999-го европейцы начали предпринимать конкретные шаги по созданию своих собственных военных структур, не подчиняющихся НАТО.) Но кто в то время мог предположить, что в дальнейшем Америке даже не придется утруждать себя «уламыванием» союзников? Их критическое отношение не остановило марш американских воинских колонн на Багдад. Да и сегодня Джордж Буш прибыл в Брюссель не покаяться за то, что ввел партнеров в заблуждение относительно масштабов иракской угрозы, а попытаться в очередной раз убедиться, на кого из европейцев можно положиться или переложить часть бремени за мировые заботы. Послание Буша к европейским партнерам на саммите НАТО во вторник было до смешного незамысловатым: «оставим наши недоразумения из-за Ирака в прошлом», лучше помогите нам построить там самую современную в мире демократию.

Согласие всех без исключения стран—членов Североатлантического альянса подключится к программе подготовки иракских солдат — на первый взгляд маленькая (Франция пока тренирует лишь одного иракского офицера), но на самом деле достаточно весомая победа американского президента. Победа над теми, кто говорил, что США и их ближайшие партнеры окажутся в изоляции поле того, как вся подноготная иракской кампании вылезет наружу и все попытки построить на иракском песке прочное демократическое здание провалятся. Нет. Оказывается, американский президент сумел найти слова, которые убедили партнеров: все, что сделано в Ираке, не напрасно, все всерьез и надолго, но вот останавливаться на полпути к демократии нельзя, смертельно опасно. Следовательно, у Европы выхода-то нет, иначе как поддержать усилия США.

Еще более важный аспект. США по-прежнему сохранили за собой право говорить о торжестве демократии, о западных ценностях и о распространении свободы по всему миру как бы формально от лица всего западного мира, или, по крайней мере, трансатлантического сообщества, которое в себе заключает Северную Америку, а также Западную и Центральную Европу. (Это особо эффектно выглядело при разговоре о состоянии русской демократии с Владимиром Путиным в Братиславе. Но Путин тоже не ударил лицом в грязь, заметив, что Россия не отходит от демократии, а лишь приспосабливает ее к российским реалиям.) Причем в Вашингтоне едва ли потрудились узнать, а действительно ли американские взгляды на эти понятия так уж однозначно воспринимаются партнерами не только в России, но и в намного более разношерстной (хотя бы в культурно-историческом плане, если уж не политическом) Европе.

Сговорчивость европейцев в НАТО можно объяснить военным характером организации, где авторитет лидера многократно усилен фактором его военной мощи. Качественные характеристики армии США и европейских войск оставили в прошлом равноправные союзнические отношения в оборонной сфере. (США вполне обходятся без помощи НАТО в том, что касается ведения войны.) Но причина не только в этом.

Саммит НАТО продемонстрировал, как США активно противостоят любым попыткам европейцев «европеизировать» альянс, придав ему более весомую роль как интегральной части европейской структуры безопасности, с перспективой выхода на решение более глобальных военных и политических задач Евросоюза и США.

Так, накануне саммита канцлер Германии Герхард Шредер обнародовал свою программу реформирования НАТО, в которой, в частности, высказался за партнерство с Вашингтоном. «Сильная Европа не является противовесом Соединенных Штатов, а их лучшим товарищем по команде», — говорил канцлер. Но вот альянс, который сегодня фактически перестал выполнять свои функции защиты континента, должен приобрести новые характеристики и роль в современном мире. «Мы собираемся на саммиты лишь обсудить незначительные вопросы, — написал Шредер в своем докладе участникам Мюнхенской конференции по проблемам безопасности, — НАТО не является больше тем органом, где трансатлантические союзники могут обсуждать и координировать свои стратегические представления».

Однако в Брюсселе на саммите Буш пошел в контратаку и выдвинул идею превращения НАТО из чисто военной и оборонительной в политическую организацию и форум для углубления сотрудничества между Европой и Америкой. Это весьма интересное предложение прозвучало не только как ответ Шредеру, но и всем европейцам. Интересно в этой связи отметить: формально между США и Европой (то есть Евросоюзом) не существует вообще никаких договоренностей, которые хотя бы отдаленно напоминали договорно-правовые отношения. (Например, с рядом стран ЕС имеет договора об ассоциации или же соглашения о партнерстве и сотрудничестве, как с Украиной и даже Россией.) У США институциональных связей с Европой не существует, хотя на протяжении всего прошлом века Вашингтон несколько раз предлагал партнерам создать Атлантическое сообщество (Уорен Кристофер, 6 сентября 1996 года), либо заключить Атлантическую хартию (Генри Киссинджер, 1973 год) и даже обсудить идею Атлантической федерации (1939 год). Все безуспешно.

Но сегодня именно предложение Герхарда Шредера о прямом диалоге США и ЕС было отвергнуто президентом Бушем, и вместо этого на первое место поставлен тезис о политизации НАТО, превращении его в организацию, которая в Европе, по крайней мере в военной, а то и политической сфере, могла бы оттеснить ЕС или начать конкурировать с последним. В альянсе голос Единой Европы звучит слабее, тем не менее возникает вопрос, как долго НАТО окажется способным вести двойственную политику, учитывая, что стратегические приоритеты США и Евросоюза становятся все более различными. Взять хотя бы так и не решенные противоречия вокруг возможного начала поставок европейского оружия в Китай.

И все же Буш прилетел в Германию. Появление Буша в Майнце после дискуссии со Шредером могло закончиться конфликтом, а могло и примирением. Но не произошло ни того, ни другого. Каждый остался при своем мнении. Но вот что занятно. Американцы — любители всякого рода как бы случайных совпадений. А ведь именно в этом городе в мае 1989 года отец нынешнего президента США Джордж Буш-старший произнес речь в честь единой Германии, ныне ставшей крупнейшей державой в Западной Европе. Он тогда сделал немцам уникальное предложение, которое вошло в историю по ключевой фразе partnership in leadership, что можно перевести как «партнерство в лидерстве». Америке был крайне необходим такой партнер, который бы на равных делил с ним не только успехи, но и поражения. Сегодня, похоже, такой партнер Америке если и нужен, то лишь на вспомогательных ролях. Для лидеров Европы, вероятно, главным уроком из минувшей недели должно стать стремление начать говорить одним голосом, когда они пытаются в чем-то убеждать Америку. Пока они не научатся этого делать, США не будут их слушать.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №20, 26 мая-1 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно