Ереван и Анкара подобрали ключ. К замку на границе

23 октября, 2009, 15:55 Распечатать Выпуск №41, 23 октября-30 октября

Понадобилось вмешательство государственного секретаря Хиллари Клинтон и швейцарских посреднико...

Понадобилось вмешательство государственного секретаря Хиллари Клинтон и швейцарских посредников, чтобы спасти обоюдное согласие на установление дипломатических отношений между Арменией и Турцией после столетий вражды и недоверия. Вопрос, считать ли геноцидом гибель армян в последние дни существования Османской империи, отразился только намеком в соглашении, предусматривающем установление дипломатических отношений между странами и открытие границ в течение двух месяцев.

Соглашение призывает к созданию экспертной комиссии, которая обсудит историческое измерение убийства около полутора миллионов армян во время Первой мировой войны, включая «непредвзятое научное исследование исторических документов и архивов, чтобы определить существующие проблемы и сформулировать рекомендации». Если документ будет ратифицирован, то положительные последствия этого шага выйдут далеко за пределы Турции и Армении. Ведь примирение двух государств сможет ослабить напряженность в регионе и обеспечить новые возможности для нефтепроводов на западном направлении.

Обе стороны только выиграют, если договоренность удастся закрепить. Для Армении это может означать ослабление экономической изоляции, ее выход к морю и привлечение новых торговых партнеров. Турция избавится от раздражающего фактора в отношениях с Соединенными Штатами и в своих переговорах с Европейским Союзом. Как бы там ни было, но этот шаг стал историческим поворотным моментом в армяно-турецких отношениях. Для США и Европейского Союза он открывает новые источники энергии на Кавказе. Россия и в дальнейшем сохранит свое влияние в этой части «ближнего зарубежья», а Турция и Иран будут бороться за влияние в регионе.

Однако три республики — Армения, Азербайджан и Грузия — были, скорее, пешками в этом лабиринте борьбы за влияние в Закавказье. Ведь, несмотря на то, что все они, несомненно, имеют свои приоритеты, реализация их возможна только с учетом и согласованием интересов того или иного большого государства. Прогнозы, что Турция после окончания холодной войны перестанет быть основным игроком в регионе, не сбылись. Наоборот, Анкара, благодаря своим военным и политическим достижениям, накопленным за годы противостояния Советского Союза и Запада, стала еще более сильной и доминирующей.

На первый взгляд может показаться, что Армения намного больше выиграет в случае примирения, чем Турция. Однако это не совсем так. Блокада в течение 17 лет принесла изоляцию не только Армении. Граничащие с ней турецкие территории из-за сокращения населения и экономического спада оказались в весьма затруднительном положении. Осознавая критичность ситуации, Турция предложила открыть границу на жестких условиях. Кроме того, открытие границы сулит Турции и другую выгоду — этот шаг убирает барьер на пути страны в Евросоюз: с закрытой границей Анкаре никогда не добиться успеха в своем стремлении жить в общем европейском доме. Однако договоренности между сторонами не смогут окончательно снять существующие между ними разногласия, они лишь подводят к тому, что в дальнейшем вопрос территориальной принадлежности будет зависеть от соотношения сил сторон и исторических возможностей.

Иначе говоря, до тех пор, пока между армянами и турками будут тлеть давние обиды, стабильного и крепкого мира, скорее всего, ждать не стоит. Возможно, новые поколения смогут избавиться от ненависти, но те, кто сегодня пытается установить взаимопонимание между двумя нациями, должны осознавать: надо научиться прощать во имя этих будущих поколений, как турецких, так и армянских. Добиться настоящего мира будет невозможно, если Турция не признает факта геноцида армян и не согласится компенсировать его. Неспроста более десяти миллионов представителей этой национальности живут сейчас за пределами своей страны. Они — потомки армян, изгнанных турками во время событий 1915 года.

Турция, стремясь вступить в Европейский Союз, готова на многое, только бы получить приглашение. Но почему Анкаре так трудно признать геноцид армян? Неужели не способны просто сказать: «Просим прощения за то, что сделали вам наши прадеды»? Аналогичные случаи уже известны в истории. Немцы попросили прощения у евреев и предоставили им компенсации за преступления, совершенные в ходе Второй мировой войны. Теперь отношения между Германией и Израилем — одни из лучших, которые только могут быть между двумя странами.

Очевидно, что сигналы взаимопонимания между Турцией и Арменией можно только приветствовать. Однако ни само долгожданное событие, ни содержание подписанных документов не снимают множества противоречий, препятствующих достижению серьезного доверия и уважения, необходимых для стабильных отношений между двумя странами. Не зря эксперты из армянской диаспоры утверждают, что это соглашение неустойчиво, не нацелено в будущее. Оно, по их мнению, не снимает коренящихся в прошлом противоречий и несправедливостей, а только переносит их в ХХІ век. Ведь вместо того, чтобы признать историческое деление и разъединяющее народы взаимное недоверие, документ только фиксирует односторонние уступки армянской стороны.

Любое приемлемое решение требует определенных компромиссов от Еревана, в частности и уступку относительно территорий вокруг Нагорного Карабаха. Возможно, этот компромисс был бы уже достигнут, независимо от продвижения на пути к армяно-турецкому примирению. Но поскольку Турция при каждом удобном случае упоминает о возвращении территорий без решения вопроса статуса Карабаха, любой компромисс со стороны Армении будет рассматриваться внутри страны как уступка под давлением в обмен на открытие границы.

В целом, если говорить о проблеме Нагорного Карабаха в контексте отношений двух народов, то этот вопрос, как и урегулирование трагедии 1915 года, не будет решен на первых этапах возобновления отношений между Турцией и Арменией. По многим причинам. Анкара и Баку считают, что Нагорный Карабах — территория Азербайджана. Ереван с этим не согласен. Возможно, эта проблема будет решена в процессе интеграции Турции и Армении в структуры Европейского Союза, в том или ином смысле.

Пока же хоть немного разрядить напряжение между двумя народами не смогла даже «футбольная дипломатия». Совместное символическое присутствие президента Армении Сержа Саргсяна и президента Турции Абдуллы Гюля на футбольном матче в турецком городе Бурсе, несмотря на то, что в городе были усилены меры безопасности и билеты не поступали в свободную продажу, не обошлось без инцидентов. Так, автобус с армянскими журналистами на подъезде к стадиону агрессивно настроенная толпа забросала камнями. А перед встречей футбольных команд на стадионе турецкий гимн пел практически весь стадион, а армянский — заглушался свистом и улюлюканьем болельщиков.

Если Турция действительно стремится вступить в ЕС, то она должна быть готова ко всем вытекающим из этого действия последствиям, в том числе к решению вопроса культурной и национальной автономии крупных национальных образований, таких как курды и армяне. А также к решению вопроса уже почти столетней давности — трагедии в турецкой части Армении в 1915 году. С другой стороны, и Армения, оказавшаяся сегодня в изолированном международном, прежде всего экономическом, положении, заинтересована в таком шаге. Поскольку открытие границы с Турцией даст этому талантливому народу возможность значительно расширить международное сотрудничество. А также откроет путь к поэтапному восстановлению исторической справедливости в вопросе событий 1915 года.

Проанализировав, насколько это соглашение выгодно таким странам, как США, Россия и ближайший сосед — Грузия, увидим, что интересы этих государств несколько отличаются. Соединенные Штаты прежде всего заинтересованы в процессах глобализации и институциализации единой Европы и при этом, безусловно, в решении всех спорных вопросов на пути к этому. Россия больше заинтересована в том, чтобы Армения — пока слишком зависимая от россиян экономически, энергетически и в общеполитическом плане — стала более конкурентоспособной. Хотя бы для того, чтобы все отношения с ней, как этого добивается Москва в границах бывшего СССР, наконец-то вошли в прагматичное русло. Поскольку же Армения в ближайшие десятилетия не сможет избавиться от зависимости в перечисленных вопросах, то Россия, по крайней мере пока, заинтересована в этом процессе.

Что касается Грузии, то она однозначно заинтересована в прекращении международной изоляции соседки, поскольку более самостоятельная в геополитическом смысле Армения встанет на тот же путь, по которому идет Грузия, — вступления в НАТО и ЕС. Таким образом, в Закавказье будет формироваться стабильный и дружественный регион, который пока не является таковым из-за вынужденного разновекторного направления этих стран.

Итак нынешнее соглашение, несмотря ни на что, несомненно, знаменует успех. Прежде всего в том смысле, что оно стало первым шагом на пути к урегулированию одного из наиболее конфликтных вопросов на территории всего классического европейско-ближневосточного цивилизационного пространства. Сделав первый шаг в преодолении конфликта под давлением объективных обстоятельств, стремясь к достижению глобальных целей, Армения и Турция имеют все шансы через некоторое время пройти этот путь полностью. Это в интересах практически всех участников переговоров и задействованных в этом противостоянии сторон.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно