ДОЛЖНОЕ ВОЗДАДУТ ПОТОМКИ

24 мая, 1996, 00:00 Распечатать

21 мая исполнилось пять лет со дня вероломного убийства бывшего премьер-министра Индии Раджива Ганди...

21 мая исполнилось пять лет со дня вероломного убийства бывшего премьер-министра Индии Раджива Ганди. Еще одно звено в длинной цепи случившихся во второй половине бурного, насыщенного событиями XX века загадочных, не до конца раскрытых трагических смертей выдающихся государственных деятелей. Президент США Джон Ф.Кеннеди, его брат сенатор Роберт Кеннеди, генеральный секретарь ООН Даг Хаммершельд, премьер-министр Швеции Улоф Пальме, президент Пакистана Зия-уль-Хак, премьер-министр Индии Индира Ганди...

Безусловно, Раджив Ганди, несмотря на его противоречивость, различные оценки его деятельности, был одной из наиболее ярких политических фигур последних десятилетий. Достойно уважения уже одно то, что этот человек попытался пробудить от длительной спячки огромную, почти миллиардную страну, ввести ее в XXI век высокоразвитой экономической и технологической державой, осмелился взяться за решение тех острейших проблем Индии, в преодолении которых не преуспели его предшественники.

Выходец из первой семьи Индии - внук первого премьер-министра страны Джавахарлала Неру, старший сын индийской «железной леди» Индиры Ганди - Р.Ганди вплоть до начала 80-х годов не проявлял ни малейшего интереса к политической деятельности, предпочитая ей спокойную работу пилотом одной из местных частных авиакомпаний и тихое семейное счастье в окружении жены-итальянки Сони, сына Рахула и дочери Приянки.

Индира Ганди, по натуре человек весьма жесткий и, вместе с тем, очень осторожный и недоверчивый (даже в отношении ближайших сподвижников), еще начале 70-х годов начала прорабатывать вопрос о своем возможном политическом преемнике. Выбор однозначно пал на младшего сына Санджая, проявившего с юных лет недюжинные задатки политического деятеля. Всего лишь за несколько лет Санджай, формально не занимавший никаких руководящих постов в высших правительственных структурах, превратился в авторитетнейшую политическую фигуру, обладавшую широкими внеконституционными полномочиями и значительным влиянием на И.Ганди. В Санджае Ганди многие видели будущего премьер-министра страны.

Гибель Санджая в авиакатастрофе в 1980 г. (кстати, многие ее детали так и остались не вполне выясненными) нанесла серьезный удар по политическим расчетам Индиры Ганди. В поисках нового преемника она была вынуждена обратить свой взор на старшего сына - совершенно «аполитичного» Раджива.

До сих пор неясно, каким образом смогла И.Ганди добиться от Раджива и, в первую очередь, от невестки Сони согласия заняться «грязнейшей и опаснейшей», по словам Сони, политической деятельностью. В частности, люди, вхожие в узкий семейный круг Ганди, вспоминали позднее, что процесс увещевания занял несколько месяцев. Соня неоднократно угрожала развестись, забрать детей и уехать с ними в Италию. Тем не менее, Индира как-то сумела настоять на своем, и, в результате, Раджив уже к концу 1981 года стал одним из шести генеральных секретарей правящей партии Индийский национальный конгресс (И).

Судьба Раджива кардинально изменилась осенью 1984 года, после того, как его мать была убита своими же телохранителями. Как цинично отмечали некоторые политические обозреватели, своей гибелью И.Ганди, возможно, спасла родную партию от поражения на очередных парламентских выборах, намеченных на 1985 год.

Злодейское убийство Индиры вызвало у индийского избирателя огромную «волну сочувствия» к партии ИНК (И), к семье Ганди. Вопрос о политическом наследнике И.Ганди был решен в считанные часы после ее гибели - председателем партии был избран ее сын Раджив. Благодаря все той же «волне сочувствия», возглавляемый Р.Ганди ИНК (И) получил на парламентских выборах 1984 года рекордно высокий процент голосов избирателей и обеспечил подавляющее большинство в нижней палате парламента.

В начале 1985 года Р.Ганди, ставший шестым премьер-министром независимой Индии, обнародовал программу деятельности своего правительства, основной целью которой было подготовить страну к вступлению в XXI век. Индия должна была не только совершить экономический и технологический рывок, но и преодолеть многочисленные религиозные и кастовые пережитки, мешавшие ее поступательному движению. Кабинет Р.Ганди объявил настоящую войну коррупции, охватившей все эшелоны власти, протекционизму и неэффективному управлению.

В новое правительство был включен ряд молодых единомышленников Раджива, получивших блестящее образование на Западе, понимавших необходимость глубоких политических и социально-экономических преобразований, но, вместе с тем, как и их лидер, малоопытных и наивных в политическом плане.

Реформаторские меры Раджива вызвали неоднозначную реакцию в индийском обществе. С одной стороны, они встретили полную поддержку подавляющего большинства индийцев, связывавших с приходом молодого руководителя свои надежды на действительно лучшее будущее. Неудивительно, что Р.Ганди, выгодно отличавшийся от коррумпированных политических бонз недавнего прошлого, был немедленно удостоен местной прессой титула «Mister Clean» - «Господин Чистый». С другой же стороны, действия Раджива вызывали скрытое недовольство, а порой и явное сопротивление оппозиции и тех политических и кастовых кланов, чьим интересам они угрожали.

С именем Р.Ганди связывается и значительная активизация индийской дипломатии, ее глобальные мирные инициативы и реальная многовекторность. Вспомним хотя бы образование в 1985 г. «Делийской шестерки» (Индия, Швеция, Греция, Аргентина, Мексика и Танзания), выступившей с призывом ко всем ядерным державам предпринять конкретные шаги по созданию глобальной безопасности; знаменитую Делийскую Декларацию Р.Ганди и М.Горбачева «О принципах ненасильственного и свободного от ядерного оружия мира»; дальнейшее углубление индийско-советской дружбы и, вместе с тем, заметное улучшение отношений со США, Великобританией и Францией; ряд конкретных инициатив Индии, направленных на нормализацию отношений с Китаем и Пакистаном; активизацию Индии на региональном уровне, в частности - основание Ассоциации регионального сотрудничества Южной Азии (СААРК).

Однако во все века судьба готовит первопроходцам-реформаторам не одни лишь лавры и славу. Отчетливо видны некоторые параллели в деятельности Р.Ганди и М.Горбачева, которых связывала прочная личная дружба. Они почти одновременно начали проводить реформы в своих странах. Их попытки внедрения принципиально нового стиля руководства, их реформаторский курс встретили поначалу полную поддержку подавляющего большинства соотечественников. Тем не менее, через какое-то время оптимизм восторженных сторонников Ганди и Горбачева поубавился. Люди были разочарованы отсутствием реальных результатов реформ и, более того, падением своего жизненного уровня по сравнению с дореформенным периодом. В 1987 - 1988 гг. заметно возросло количество критиков деятельности лидеров-реформаторов. В их число вошли не только традиционные противники (рыночные радикалы и догматы-консерваторы), но и многие недавние сторонники, часто приписывавшие своим вчерашним кумирам (помимо действительно совершенных ими ошибок) просчеты их предшественников. Р.Ганди и М.Горбачева объединяет также и то, что они всегда встречали большее понимание и поддержку за рубежом, нежели в своих собственных странах.

Среди основных причин неудачи реформаторских усилий Раджива Ганди следует выделить: отсутствие должного политического опыта, поверхностное знание сложных реалий родной страны (к началу своей политической карьеры он слабо владел государственным языком Индии - хинди и был вынужден срочно взяться за его изучение. К слову, по утверждению некоторых друзей Раджива, он до конца жизни разговаривал на хинди с грубыми ошибками, в то время как Соня Ганди почти в совершенстве овладела грамотным литературным хинди).

Р.Ганди, человек достаточно прямой и откровенный, был инородным телом в индийском (как, впрочем, и в любом другом) политическом мире. Зачастую он и его молодые советники не могли предвидеть скрытых контрходов своих противников - искусных политиканов, накопивших огромный опыт дворцовых интриг. Мешало Радживу и отсутствие хорошего образования, хотя, к его чести, следует признать, что он и не скрывал этот недостаток. Вот выдержка из интервью Раджива Ганди корреспонденту популярного индийского еженедельника «Sunday»:

- В вашей биографии значится пункт об обучении в Кембридже, но не упоминается об окончании...

- Да, я не окончил Кембридж, так как не сдавал заключительных экзаменов.

- Почему же? Вы решили их не сдавать?

- Да что вы! Меня к ним просто не допустили из-за пропусков и неуспеваемости.

Плохую службу оказало Радживу неумение разбираться в людях. Он чрезмерно доверился своим молодым соратникам, которые не только наделали массу элементарных ошибок, но и не смогли удержаться от многих соблазнов власти. Вторая половина правления Р.Ганди (1987-1989 гг.) была ознаменована серией скандалов о взятках, в которых были замешаны некоторые вчерашние «борцы с коррупцией» из его окружения. В конечном итоге, это привело партию Р.Ганди к сокрушительному поражению на парламентских выборах 1989 года.

И на внешнеполитическом фронте сейчас многие в Индии вспоминают не яркие дипломатические победы и инициативы Раджива, а его шри-ланкийскую ошибку, стоившую ему впоследствии жизни. В 1987 году было подписано соглашение между Индией и Шри-Ланкой (пакт Ганди-Джаявардене), в соответствии с которым на шри-ланкийскую территорию вводился ограниченный контингент индийских миротворческих сил - в качестве гаранта соблюдения мирного соглашения между правительством Шри-Ланки и боевиками тамильской организации «Тигры освобождения Тамил Илама» (ТОТИ). С помощью этой акции правительство Р.Ганди рассчитывало повысить свой международный и внутренний авторитет (в первую очередь среди сорока миллионов тамилов, проживающих в южноиндийском штате Тамилнаду).

Однако не все сложилось так гладко, как предполагали индийские стратеги. Как отмечали местные обозреватели, «старая лиса» Джаявардене, предчувствуя, что перемирие между его правительством и тамильскими боевиками будет неизбежно сорвано, перехитрил молодого Раджива, на словах пообещав ему лавры миротворца, а на деле возложив на индийскую армию всю тяжесть борьбы с ТОТИ. Можно себе представить, какую реакцию вызвал такой поворот событий в Индии. Индийские части, совершенно необученные методам войны с партизанами, понесли тяжелые потери, не меньшие, чем во время войны с Пакистаном в 1971 году. Но самое главное - в глазах индийских тамилов их родная армия превратилась из защитника в палача их ланкийских собратьев. Пришедшее к власти в 1989 году правительство оппозиции во главе с В.П.Сингхом охарактеризовало ввод индийских войск в Шри-Ланку как «серьезный политический просчет» и обеспечило их скорый вывод.

Тем не менее, смертный приговор Радживу Ганди уже был подписан. Руководство ТОТИ объявило Раджива «врагом №1» за «осуществление геноцида в отношении ланкийских тамилов».

«Тигры» быстро доказали, что своих угроз они на ветер не бросают. 21 мая 1991 года, во время предвыборного митинга в городе Сриперумбудур на территории штата Тамилнаду, Р.Ганди был убит тамильской террористкой-смертницей.

Несмотря на заметное (по сравнению с серединой 80-х) падение популярности Р.Ганди, сообщение о его злодейском убийстве вызвало в стране настоящий шок. Ряд деятелей левого крыла ИНК (И) и молодежного конгресса выступили с заявлением, что их лидер пал в результате «заговора мировой реакции и ЦРУ». В Дели и некоторых других крупных городах прошли митинги под лозунгами «Долой империализм!», «Долой Америку!, «Долой ЦРУ!», были отмечены отдельные случаи нападения на западных дипломатов, резко обострилась обстановка в районах компактного проживания тамилов, куда, во избежание возможных погромов, были срочно переброшены крупные силы армии и полиции.

Не теряли времени и деятели из ближайшего окружения Р.Ганди. Буквально на следующий день был созван съезд Всеиндийского комитета Нацконгресса, на котором вдова покойного Раджива - Соня Ганди была избрана председателем партии и кандидатом на пост премьер-министра (без ее согласия). Соня некоторое время хранила молчание, а потом вежливо отказалась от данного предложения. Позже она выступила с достаточно резким заявлением: «Политика унесла жизни двух самых близких мне людей, и я не хочу, чтобы этот кошмар имел продолжение».

Как и его мать, Раджив Ганди оказал своей смертью огромную услугу партии, вызвав среди индийских избирателей очередную «волну сочувствия» в пользу Нацконгресса и обеспечив его победу на выборах. Во время второго этапа голосования, прошедшего уже после убийства Раджива, за его партию проголосовало почти вдвое больше избирателей, чем во время первого раунда, проведенного при его жизни. Некоторые местные обозреватели выступили с кощунственным, но не лишенным определенной логики утверждением: благодаря трагической гибели Р.Ганди обеспечил свое политическое бессмертие. Он навечно вошел в историю как великомученик, пламенный борец за светлое будущее единой Индии. Дальнейшая же политическая деятельность могла вызвать его политическую смерть, так как именно на Р.Ганди потомки могли возложить ответственность за наблюдаемое сегодня медленное угасание партии ИНК (И).

В результате действий индийских спецслужб был быстро восстановлен сценарий убийства. Террористка-камикадзе, обмотанная поясом с жидкой взрывчаткой, подошла к Радживу якобы для того, чтоб надеть ему на шею гирлянду цветов, поклонилась и в тот же момент нажала на взрыватель. Ее личность, так же как и личность оставшегося в живых непосредственного руководителя теракта, удалось достаточно быстро установить, благодаря чудом сохранившейся фотопленке, на которой фотограф-любитель (погибший во время взрыва) запечатлел последние секунды жизни Раджива.

До сих пор длящееся уже на протяжении пяти лет следствие не дало окончательного ответа на многие вопросы и не прояснило некоторые моменты. Почему у Р.Ганди, за которым охотилась не только ТОТИ, но и некоторые сикхские и кашмирские террористические группировки, была отобрана специальная группа охраны? Почему, несмотря на имеющуюся информацию о возможном теракте, он отправился в эту роковую поездку? Почему от этой поездки в последний момент отказались некоторые центральные и региональные партийные деятели? Почему не была обеспечена должная безопасность на месте? Каким образом на митинг, проходивший по высшей категории безопасности, проникли сотни посторонних, а некоторые оказались в непосредственной близости от лидера? Каким образом опасный террорист, подозреваемый в организации убийства и задержанный индийскими спецслужбами, сумел сбежать из строго охраняемой тюрьмы? Кем он был убит буквально в километре от тюрьмы? Почему руководство ТОТИ, обычно бравирующее своей причастностью к громким политическим убийствам, выступило на этот раз с противоречивыми заявлениями, а некоторые ее лидеры вообще отрицали причастность к организации данного дела? Эти, а также многие другие вопросы неоднократно поднимались в стенах индийского парламента и на страницах местной прессы. Возможно, что в скором будущем будут даны исчерпывающие ответы на многочисленные «почему?», и одной трагической загадкой станет меньше.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно