ДЕКЛАРАЦИЯ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА: ПРОЧТЕНИЕ ЧЕРЕЗ СТЕКЛА ПРОТИВОГАЗА

10 января, 1999, 00:00 Распечатать

«Ст.5. Никто не должен подвергаться пыткам или жестоким, бесчеловечным или унижающим его достоинство обращению и наказанию»...

«Ст.5. Никто не должен подвергаться пыткам или жестоким, бесчеловечным или унижающим его достоинство обращению и наказанию».

Всеобщая декларация прав человека. 10 декабря 1948 года

В то время, как в Луганске проходили общественные слушания на тему «Соблюдение прав человека в Луганской области», в нескольких остановках от клуба «Инициал» (в конференц-зале которого и происходило вышеназванное действие), в областной больнице приходил в себя человек, который на собственном горьком опыте узнал, чего стоят эти права при попадании в жернова украинской машины правоохранительных органов.

Все началось 24 ноября 1998 года, когда в Луганске, около 6 часов вечера, в подъезде собственного дома был застрелен генеральный директор предприятия «Укруглеэкология» Юрий Заскалько. Выстрелы киллера прозвучали из-за спины сопровождавшего Заскалько работника этого же предприятия Анатолия Жовтана, который с вечера этого дня и до обеда следующего давал показания в Жовтневом отделении милиции в качестве свидетеля. После этого он был отпущен домой, но уже ночью 26 ноября его из собственной квартиры увезли работники милиции. Рассказывает Анатолий Жовтан:

- Три человека зашли в квартиру и сказали, чтобы я, как свидетель, проехал вместе с ними в райотдел милиции подписать какие-то бумаги. Когда я находился в райотделе, следователь прокуратуры Жовтневого района Сергей Курганский задержал меня, уже как подозреваемого в совершении убийства Юрия Заскалько. Изъяли ключи от машины и квартиры. Так как я не хотел подписывать никаких бумаг, работники милиции вызвали каких-то побитых людей в качестве понятых, чтобы они засвидетельствовали, что я отказался подписывать предоставленные мне бумаги. Затем на меня надели наручники и увезли в изолятор временного содержания. В половину третьего ночи меня препроводили в камеру, а утром следующего дня следователь (фамилии его не знаю) начал говорить, что все показания, которые я давал ранее, - ложны и я замешан в убийстве Заскалько. Упор делался на то, что я якобы привел с собой третье лицо, за что и получил деньги. В общем - соучастник убийства... В конце «беседы» было сказано, что если не признаюсь в содеянном, то в комнату занесут подручные инструменты, противогаз и зайдут «ребята» для обстоятельного «разговора». На обдумывание данного предложения было отпущено двадцать секунд. После чего следователь ушел, а в комнате появились три сотрудника правоохранительных органов. 27 ноября меня били два из них, а третий - «народный целитель» - смотрел и давал советы по приведению меня в чувство. 28 ноября били все трое, говоря при этом, что я родился в «сорочке» из-за того, что меня не убил киллер, и это, по их мнению, было более чем странно.

Издевались, как фашисты... Надевали противогаз и били по спине, голове, ребрам. Душили за горло. После снятия противогаза давили на глаза, вставляли пальцы в рот и тянули за язык. Брали за ухо и со всего размаха били головой об стену... Снимали брюки и били резиновой дубинкой по ягодицам. Брали зажигалку и угрожали подпалить половые органы... Запугивали, что повезут в тюрьму, где заключенные сделают из меня «петуха». В течение трех суток пребывания в изоляторе временного содержания меня ни разу не покормили. Только утром и вечером удавалось попить жидкость, отдаленно напоминающую чай. Зато каждый день, после допросов, меня заставляли расписываться в том, что никаких жалоб и претензий к сотрудникам правоохранительных органов я не имею.

29 ноября в изолятор пришел следователь С.А.Курганский, которого я стал просить, чтобы меня прекратили бить. Он заверил, что больше меня никто и пальцем не тронет и я скоро окажусь на свободе. Но вначале должен подписать бумагу, что отказываюсь от охраны, которую просил ранее. Пришлось это сделать...

Меня выпустили, ночью мне стало плохо, и жена была вынуждена вызвать «скорую помощь». Врач предложил госпитализацию, но я отказался с ним ехать, так как, честно говоря, уже просто боялся незнакомых людей. Утром прошел судебно-медицинское обследование и был госпитализирован в больницу с диагнозом «сотрясение мозга, перелом двух ребер, опущение почки»...

Уже находясь на лечении, установил фамилии тех сотрудников правоохранительных органов, кто издевался надо мной. Это Константин Киянский, Олег Сербин и Роман Ущеповский. Мною были направлены жалобы уполномоченному по правам человека ВР Украины, в Генеральную прокуратуру, прокурору области и города. В своем ответе, датированном 21.12.98 года, заместитель прокурора Луганской области С.Сорокин сообщил, что «жалоба, адресованная генеральному прокурору Украины, рассмотрена прокуратурой Луганской области и оставлена без удовлетворения в связи с тем, что нарушения уголовно-процессуального законодательства при задержании и освобождении А. Жовтана из изолятора временного задержания не имеется». Правда, два дня спустя прокурор области Солодкий В.И. заверил, что мое обращение будет проверено в ходе предварительного следствия. Теперь жду, когда справедливость будет восстановлена...»

Судя по всему, отдельные сотрудники правоохранительных органов г. Луганска достаточно редко открывают книгу, благодаря которой у них в июне появился лишний выходной день, который можно провести с друзьями на природе, отдыхая от «работы» в изоляторе. Иначе они бы знали, что ст. 62 Конституции Украины гласит: «Лицо считается невиновным в совершении преступления и не может быть подвергнуто уголовному наказанию, пока его вина не будет доказана в законном порядке и установлена обвинительным приговорм суда.

Никто не обязан доказывать свою невиновность в совершении преступления.

Обвинение не может основываться на доказательствах, полученных незаконным путем, а также на предположениях...»

Остается надеяться, что в Луганске все-таки еще остались люди, для которых положения Конституции Украины являются руководством к действию в «...проявлении заботы об обеспечении прав и свобод человека и достойных условий его жизни». Кстати, президиум общественных слушаний по правам человека выглядел солидно: народные депутаты Украины, прокурор Луганска и др. Каждый из гостей получил возможность выступить с речью в начале слушаний. Каждый и выступал, после чего с чувством исполненного долга покидал конференц-зал. После того, как президиум исчез, собравшиеся «аборигены» долго рассказывали друг другу о своих бедах. Все это очень напоминало больницу, где больные говорят о своих хворях, а врачей поблизости нет и не будет. Зато все выговорились... А если исходить из того, что ни председатель комиссии по вопросам законности облсовета, ни председатель аналогичной комиссии горсовета на данном мероприятии замечены не были, то в Луганске вообще нет никаких проблем с правами человека. Противогазов хватит на всех...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно