Черноморские прорехи. Киев намерен заштопать правовые дыры в соглашениях по ЧФ России

15 апреля, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск №14, 15 апреля-22 апреля

В этот уик-энд должен был состояться визит в Москву Юлии Тимошенко. Планировалось, что вопрос преб...

В этот уик-энд должен был состояться визит в Москву Юлии Тимошенко. Планировалось, что вопрос пребывания российского Черноморского флота в Крыму будет одной из основных тем переговоров, поскольку интерес к этой проблеме и в Киеве, и в Москве огромен. Команда Виктора Ющенко, например, столкнулась с проблемой ЧФ буквально с первых дней своего пребывания у власти...

Свой первый экзамен по российскому Черноморскому флоту команда Виктора Ющенко сдала на «удовлетворительно», продемонстрировав похвальное единодушие, осудив несанкционированную высадку российских морских пехотинцев на крымском полигоне Опук и одновременно вызвав недоумение расхождениями в оценке этого ЧП. С одной стороны, после инцидента с российскими морпехами последовала резкая реакция глав МИДа, Минобороны и СБУ. Примечательно, что прозвучала она не кулуарно, а публично. В то же время Президент, глава правительства и секретарь СНБОУ в своих комментариях постарались избежать жестких заявлений. Оптимист Петр Порошенко посчитал действия ЧФ России простой «ошибкой», а Виктор Ющенко — «традиционной военной аляповатостью». Дескать, майоры и полковники привыкли выходить там, где им хочется, «не понимая содержания договора и ответственности за его нарушение». «Я уверен, что тут нет заложенной российской стороной политической провокации», — таково мнение нашего Президента.

Последнее замечание несколько удивляет: в телеграмме, которой командование Черноморского флота России уведомляло украинский Генштаб о заходе в территориальные воды Украины большого десантного корабля «Николай Фильченков», по информации «ЗН», полученной из достоверных источников, было четко сказано, что пассажиров и груза на его борту нет. В этой ситуации речь уже не идет ни о «несогласованности действий между украинскими властями и представителями командования ЧФ» и, тем более, ни о «техническом сбое». Перед нами классическая военно-дипломатическая операция по зондажу позиции руководства иностранного государства по одному из щекотливых вопросов двусторонних отношений.

Будем надеяться, что разноголосая реакция официального Киева на инцидент с «Николаем Фильченковым» — всего лишь следствие несогласованности в действиях новой президентской команды и не является продолжением политики Леонида Кучмы. Прошлая администрация нередко ради сиюминутных политических или экономических выгод шла на уступки россиянам в вопросах функционирования Черноморского флота, часто не замечая нарушения соглашений. Например, так было в 1999 году при замене старых бомбардировщиков Су-17 на более современные Су-24м, способных нести ядерное оружие, а также довооружении сил ЧФ ракетными кораблями на воздушной подушке «Санум» и «Бора».

Впрочем, хотя новая власть только формирует свои подходы к ключевым проблемам украинско-российских отношений, все же складывается впечатление, что априори команда Виктора Ющенко готова более жестко и последовательно отстаивать украинские интересы в вопросах, связанных с дальнейшим пребыванием и функционированием Черноморского флота России, нежели в свое время это делала администрация Леонида Кучмы.

В Киеве (или, по крайней мере, в некоторых украинских ведомствах) хорошо осознают все те риски, которые связаны с нахождением на украинской территории иностранной военно-морской базы. Пребывание в Украине Черноморского флота России чревато постоянной угрозой террористических актов, поскольку отдельные подразделения ЧФ участвуют в военных действиях в Чечне. Сегодня российский Черноморский флот также сковывает экономическое развитие Севастополя, не давая ему возможности стать полноценным морским портом и туристическим городом.

Не стоит упускать из виду и то, что иностранная военно-морская база на территории Украины представляет собой также и определенное препятствие на украинском пути в НАТО. Ведь вероятный противник российского ЧФ — военно-морские силы натовских стран, расположенных в черноморско-средиземноморском бассейне. И при гипотетическом сценарии военного конфликта России с НАТО, Украина оказывается изначально на стороне Москвы против той организации, в которую она так стремится попасть.

К тому же Черноморский флот воздействует и на политическую ситуацию в Крыму и Севастополе, уже одним своим присутствием подпитывая пророссийские сепаратистские настроения. В геополитическом плане наличие базы российского флота в Крыму позволяет Москве осуществлять военный контроль не только над Крымом, но и над морскими коммуникациями Украины. При этом россияне пытаются посредством ЧФ оказывать влияние на экономику Севастополя в частности и Крыма в целом. Одним словом, Черноморский флот для Кремля — эффективное средство удержания Украины в зоне влияния России. Что, кстати, нашло отражение в новой стратегии Москвы по отношению к постсоветским странам.

После революций в Грузии и Украине, а также смены власти в Киргизии российское руководство пришло к выводу: ради того, чтобы страны СНГ и далее оставались в зоне влияния Москвы, необходима новая стратегия на постсоветском пространстве. Она базируется на двух ключевых положениях. Во-первых, агрессивная экспансия российского бизнеса в страны СНГ. При этом подразумевается, что российский капитал в постсоветских государствах будет проводить экономическую политику в интересах Кремля, даже если это принесет предпринимателям серьезные убытки. Вторым элементом новой стратегии Москвы является дальнейшее сохранение пребывания российских военных баз на территории стран Содружества.

Так что, даже несмотря на то что россияне начали активно реализовывать федеральную программу «Создание системы базирования Черноморского флота на территории Российской Федерации», согласно которой основные силы черноморцев должны быть сосредоточены в районе Цемесской бухты Новороссийской военно-морской базы, шансов на то, что ЧФ в ближайшее время уйдет из Украины, чрезвычайно мало. «Начало строительства пункта базирования Черноморского флота России в Новороссийске абсолютно не означает, что мы собираемся сокращать свои силы в Севастополе», — заявлял в свое время российский министр обороны Сергей Иванов. А чтобы в Киеве этот тезис российской политики не забывали, в Москве время от времени об этом напоминают. Тот же господин Иванов не так давно в очередной раз повторил, что «Черноморский флот будет базироваться в Севастополе и никуда уходить оттуда не будет».

В общем, то, что ЧФ России еще долго будет находиться в нашей стране, новое украинское руководство очень хорошо понимает. Как и то, что денонсация соглашений может осложнить и без того непростые двусторонние отношения. И хотя многие украинские политики без устали повторяют, что пребывание и характер деятельности российского флота не укладывается по многим показателям в нормы как международного права, так и украинского законодательства, официальный Киев в последние месяцы несколько раз заявлял, что денонсации соглашений по Черноморскому флоту не будет и Украина выполнит взятые на себя обязательства.

Впрочем, вынужденное согласие Киева на присутствие на территории Украины иностранной военно-морской базы является для команды Виктора Ющенко мощным стимулом не только для того, чтобы добиваться от ЧФ России соблюдения подписанных ранее соглашений. Ведь в наследство от администрации Леонида Кучмы достались огромные правовые «дыры» по пребыванию и функционированию Черноморского флота. И их необходимо как можно быстрее латать. К тому же большинство уже подписанных документов работают в интересах России, но никак не Украины. Так что официальный Киев сегодня намерен жестко поставить перед Москвой вопрос о немедленном заключении пяти-шести соглашений, которые бы касались наиболее болезненных для украинской стороны аспектов деятельности ЧФ РФ.

Во-первых, речь идет о соглашении, которое бы предусматривало механизм консультаций в случае появления кризисных ситуаций. Например, при участии Черноморского флота в боевых действиях. Безусловно, в статье 7 большого украинско-российского договора речь идет о том, что в случае возникновения кризисной ситуации, задевающей интересы национальной безопасности одной из сторон, необходимы соответствующие консультации. Однако по ЧФ все же требуется отдельное соглашение: Москва может проигнорировать интересы Киева. Как это произошло в случае участия российских «черных беретов» из подразделений, дислоцированных в Крыму, в военных действиях в Чечне. В этой связи, кстати, Киев предлагает Москве подписать соглашение, которое бы не допускало участия этих подразделений в вооруженных конфликтах. Украинцы также заинтересованы в ряде соглашений, которые бы давали им право проводить инспекции в подразделениях военно-морской базы: не стоит забывать, что на вооружении ЧФ находятся Су-24м, способные нести ядерное оружие.

Помимо этих «инспекционных» соглашений, Киев добивается от Москвы и подписания ряда документов, которые бы обеспечили безопасность прохода суден в районе базирования Черноморского флота. Так, все средства навигационно-гидрографического обеспечения от мыса Тарханкут и до Алушты остались у россиян. В результате за безопасность мореплавания отвечает Украина, а маяки и прочие навигационные объекты находятся под контролем России. Весьма интересует Киев и заключение соглашений по экологическому контролю за деятельностью российской военно-морской базы.

Кроме военно-политических соглашений, Киев добивается и подписания документов, которые бы регулировали экономические вопросы. Одно из главных украинских требований — произвести инвентаризацию объектов, арендуемых россиянами, в соответствии с украинским законодательством заключить надлежащие договоры, и, исходя из этого, произвести перерасчеты реальной стоимости аренды. И, конечно же, украинская власть хотела бы прояснить вопрос, связанный с субарендой: здесь, по оценкам украинских экспертов, очень много злоупотреблений со стороны ЧФ.

Пока же Киев проводит ревизию уже существующей договорной базы. (Подобная инвентаризация — один из результатов недавних переговоров Виктора Ющенко и Владимира Путина в Киеве.) Обсуждению выполнения положений базовых и других соглашений по временному пребыванию ЧФ России в Украине были посвящены и последние украинско-российские консультации, состоявшиеся две недели назад в Киеве. А в начале минувшей недели в Крым отправилась делегация украинских дипломатов, которые на месте должны были посмотреть, как ЧФ выполняет подписанные договоры и соглашения. Насколько можно судить, после этой инвентаризации Киев будет настаивать на подписании соглашений, позволяющих ему больше контролировать пребывание Черноморского флота в Украине, а также упорядочивающих финансовые вопросы, связанные с его функционированием.

Заинтересованы ли в этом в Москве? Как показывают переговоры прошлых лет — нет: отсутствие контроля дает командованию ЧФ России простор для всевозможных махинаций. Впрочем, российские дипломаты не раз намекали своим украинским коллегам, что готовы пойти на некоторые уступки в принципиальных для Киева вопросах.

Каждый раз на переговорах россияне делают большие глаза и говорят о том, что не видят особых проблем с пребыванием и функционированием Черноморского флота в Украине. Но, продолжают далее наши северные соседи, они надеются, что принятие решений по отдельным вопросам будет менее бюрократизированным. Речь идет об обновлении парка военно-воздушных сил и корабельного состава флота, его перевооружении. Однако Киев, опираясь на переходные положения украинской Конституции, выступает против этого. Правда, во времена Леонида Кучмы Киев часто отходил от этой позиции. И, как следствие, процесс модернизации российского флота пошел в режиме де-факто. Однако юридически этот вопрос не урегулирован. И это вызывает определенную тревогу в Москве.

Ради достижения своей цели россияне даже предлагают «пакетное» решение: в обмен на соглашения, в принятии которых заинтересован Киев, подписываются документы, разрешающие модернизацию флота. Впрочем, эти предложения также не находят отклика у их украинских собеседников. Для Украины важно, чтобы огневая мощь Черноморского флота оставалась на уровне 1997 года, когда подписывались базовые соглашения. Если Киев отойдет от этого принципа, он даст россиянам за счет наращивания мощи сухопутной и авиационной компоненты флота обойти положения договора об обычных вооруженных силах, где военно-морские силы не берутся в расчет. Поэтому не случайно на переговорах, когда речь заходит о перевооружении флота, украинцы отстаивают принцип «тип на тип, класс на класс».

Помимо темы модернизации флота, россиян весьма заботит и вопрос пролонгации соглашения по аренде севастопольской базы для российского Черноморского флота. И хотя срок действия этого документа истекает только в 2017-м, Москва в последние годы (особенно в периоды апогея внутриполитических кризисов в Украине) постоянно ставила вопрос о продлении соглашения. Новая украинская власть должна быть готова к тому, чтобы уже на ближайших переговорах межправительственных делегаций и во время встреч лидеров двух стран дать россиянам четкий и недвусмысленный ответ. Итак, готов ли Киев сказать, что 2017-й — последний год пребывания ЧФ в Украине? Москва же со своей стороны должна хорошо осознать тот факт, что разговоры о пролонгации соглашений (если таковые когда-нибудь и будет вестись Украиной) начнутся тогда, когда будут пересмотрены финансовые вопросы пребывания ЧФ, будут подписаны соглашения, отвечающие интересам Киева. Ведь россияне должны постоянно помнить, что главная база Черноморского флота находится не у них дома, а в иностранном государстве.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно