ЧЕЧЕНСКИЙ ТРЕУГОЛЬНИК

13 октября, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №41, 13 октября-20 октября

...Когда машина специального представителя президента России, секретаря Совета безопасности РФ Ол...

...Когда машина специального представителя президента России, секретаря Совета безопасности РФ Олега Лобова чуть было не напоролась на мину-ловушку, наблюдатели посчитали сие происшествие лишь печальным анекдотом чеченской войны: мол, если бы хотели - убили бы Лобова, а так, когда могущественный протектор отделался лишь легким испугом... Однако трагедия, происшедшая с командующим российским контингентом в Чечне генерал-лейтенантом Анатолием Романовым, убедила, что организаторы покушений не намерены шутить, что они действительно стремятся добиться возобновления чеченской войны любой ценой. Даже если сегодня российское руководство намеревается удержаться от сползания в войну, отказываясь от введения чрезвычайного положения в Грозном, можно предположить, что террористическим актом против Анатолия Романова дело не кончится.

Кому прежде всего выгодно возобновление этого конфликта? Российским лидерам - вряд ли. Они уже успели убедиться, насколько непопулярна война в сегодняшнем российском обществе - между прочим, обществе предвыборном. В конце концов, Виктору Черномырдину удалось перевоплотиться из аппаратного в публичного политика не тогда, когда он заверял депутатов, что «за рынок, а не за базар», а тогда, когда «Останкино» транслировало чуть ли не в прямом эфире переговоры премьера с Шамилем Басаевым. Черномырдин-миротворец - вот на какую часть «харизмы» премьера (а, может быть, это и есть вся харизма) может рассчитывать Виктор Степанович вместе со всем «Нашим домом». Тем более невыгодно возобновление военных действий Борису Ельцину - если только в администрации президента не хотели бы войны таких масштабов, когда пришлось бы переносить президентские выборы. Но такая война может оказаться воронкой, способной засосать и Ельцина, и его команду, и вообще создать совершенно другие способы передачи власти - особенно, если уже будет существовать ярко оппозиционный парламент. Вряд ли в Кремле этого не понимают. Иначе... Борис Ельцин ввел бы чрезвычайное положение в Грозном незамедлительно, а не оказался именно тем человеком, который остановил жаждущих возмездия «силовиков». (И желание генералов Грачева и Куликова поиграть мускулами, в принципе, естественно - на то они и генералы, но отказ Ельцина следовать их советам - явление весьма показательное).

С тем, что возобновление войны не нужно Дудаеву, согласны, кажется, даже сами российские «ястребы». В самом деле, с наступлением перемирия представители чеченского президента стали занимать командные высоты даже в контролируемых российской армией городах и поселках Чечни. И раньше россияне были здесь хозяевами лишь в светлое время суток, теперь же им приходится мириться с соседством бойцов вооруженных формирований Дудаева, все чаще перелицовываемых в городские ополчения, как и с разнородностью воюющих: теперь одни укрепляются днем, а другие (возможно, нередко одни и те же) действуют ночью... Нет, Джохару Дудаеву в такой ситуации воевать нет никакой необходимости, тем более, что он прекрасно понимает: возможно, у рядового чеченца его авторитет даже выше, чем у полевого командира, и предстоящие выборы могут лишь продемонстрировать триумф «партии Дудаева» и поставить российские власти перед неизбежным вопросом: для чего они воевали и что делать дальше.

И тут мы добираемся до еще одной, третьей силы, участвующей в этом конфликте - так называемой антидудаевской оппозиции. Не стоило бы забывать, что деятельность Дудаева на посту президента Чечни, иногда до боли похожая на действия его «старшего брата» президента Ельцина или на некоторые сегодняшние поступки белорусского «батьки»-президента, - могла вызвать действительно серьезную оппозиционную волну. Разгон парламента, Грозненского городского собрания, Конституционного суда, правительства, назначенного Верховным Советом, - каждый из этих шагов приводил к появлению ряда недовольных и авторитетных политиков. Однако почти все они скорее уходили в сторону, чем боролись с Дудаевым, так как видели: эта борьба непременно поддерживается в Москве и воспринимается большой частью населения как борьба против Чечни, а не борьба против Дудаева. Так, отказывается пока играть серьезную роль на политической сцене Чечни бывший председатель Верховного Совета Чечено-Ингушетии и последний первый секретарь Чечено-Ингушского рескома партии Доку Завгаев, работающий, между прочим, не где-нибудь, а в администрации президента Ельцина, - и тем не менее не стесняющийся осуждать и российское вторжение, и поддержавших его чеченских политиков. Оказались фактически в стороне от происходящего и продолжающий считать себя председателем чеченского парламента Юсуп Сосламбеков и продолжающий считать себя премьером Яраги Мамодаев - а ведь эти люди, как и многие депутаты разогнаного Дудаевым чеченского парламента, живут в Москве, казалось бы, им прямая дорога в различные «комитеты национального спасения» - а не идут! Наконец, метания бывшего председателя Верховного Совета России Руслана Хасбулатова, явно жаждущего политического реванша в Чечне, но тем не менее покинувшего эту страну, как только стало ясно, что оппозиционная деятельность впрямую теперь будет отождествляться в московскими силовыми приемами, затем - с вторжением российских войск. Хасбулатов возвратился на родину только теперь, но вновь покинул Чечню после покушения на генерала Романова. В интервью телепрограмме «Итоги» Руслан Имранович изящно посоветовал «расширить круг подозреваемых» в покушении, а в «Независимой газете» заметил, что «основная ось противоречий в республике лежит как раз между этими двумя правительствами» - между свергнутой администрацией и вновь назначенной Москвой... Однако еще худшая ситуация, как говорят люди, может возникнуть, если между этими двумя хунтами возникнет согласие». К этому замечанию стоило бы прислушаться, потому что Москве действительно не из кого было выбирать и она ставила на тех, кто на это соглашался. Сейчас влияние этих людей тает с каждым днем. И если назначенному Москвой премьеру Саламбеку Хаджиеву в случае неудачи есть куда возвращаться - он сегодня скорее московский, чем грозненский человек, и уже потому способен маневрировать, а назначенный Москвой председатель комитета национального спасения Умар Автурханов - типичный региональный политик и способен вновь укрепиться в родном Надтеречном районе, то для таких, с позволения сказать, «политиков», как мэр Грозного Беслан Гантемиров или Руслан Лабазанов - продолжение мирного процесса - политическая и человеческая трагедия, которую необходимо остановить. Не случайно заместитель главы российской делегации на переговорах в Грозном Аркадий Вольский призывает (но пока безуспешно) к разоружению не только дудаевских, но и гантемировских, и лабазановских вооруженных формирований. И не случайно именно после покушения на генерала Романова в российских газетах появились весьма красноречивые и документированные напоминания о криминальном прошлом Гантемирова (криминальное прошлое Лабазанова - это просто его биография, что не помешало тем же российским журналистам окрестить банального уголовника «чеченским Робин Гудом», когда он пошел против Дудаева, но в конце концов «сукин сын, но наш сукин сын», как говаривали в Штатах об одном латиноамериканском диктаторе, правда, лет этак тридцать-сорок назад...). Не собираюсь, конечно, обвинять в организации террористических актов в Чечне именно Гантемирова или Лабазанова - список врагов Дудаева, рассорившихся с президентом именно на криминальной, а отнюдь не на политической почве, можно было бы продолжить. Однако очевидно, что при упоминании о «третьей силе» в Чечне не стоит делать округлившихся глаз и водить ими по сторонам: кто бы это мог быть, подумать только! Москва сама загнала антидудаевскую оппозицию в угол. Когда позволила ей бездарно воевать против Дудаева и быть разгромленной, а потом въехать в Грозный в московском обозе. Когда, назначив вчерашних оппозиционеров на высокие посты, начала переговоры о будущем Чечни уже с Дудаевым, отведя новым «вождям» роль статистов. Когда, убедившись в том, что оппозиционеры не могут составить достойной конкуренции Дудаеву и его сторонникам, начала пытаться вводить в игру других людей - того же Завгаева, того же Хасбулатова. Каждый выходит из сложившейся ситуации как может. Кто-то, как Хаджиев, отчаянно маневрирует, заявляя даже о единой с Дудаевым позиции на переговорах. А кто-то просто организует теракты.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно